Главная  /  Статьи  /  Муртас Кажгалеев: В Казахстане шахматисты – товар штучный

Муртас Кажгалеев: В Казахстане шахматисты – товар штучный

Новости
3691
Муртас Кажгалеев: В Казахстане шахматисты – товар штучный скачать фото
Международный гроссмейстер, чемпион Азиатских игр – 2006, в недавнем прошлом тренер национальной женской и детско-юношеской сборных РК Муртас Кажгалеев рассказал газете «Литер» о своем видении развития казахстанских шахмат и многом другом.

Международный гроссмейстер, чемпион Азиатских игр – 2006, в недавнем прошлом тренер национальной женской и детско-юношеской сборных РК, путешественник и разносторонне развитый человек Муртас Кажгалеев рассказал газете «Литер» о своем видении развития казахстанских шахмат и многом другом.


– Муртас, в последние годы о тебе стало как-то меньше слышно, ты очень редко бываешь в родном Уральске. Где играешь сейчас? 


– С 2015 года выступаю за Шымкент: я благодарен спортивному руководству ЮКО за возможность продолжить спортивную карьеру под их флагом. Некоторое время назад уехал из Уральска в Ташкент. Просто решил, что надо сменить обстановку. Поехал в столицу Узбекистана на двухнедельный турнир, а остался там почти на четыре года. Я не меняю федерацию или гражданство, просто живу в этом городе, он мне нравится. 


– Участвуешь ли в казахстанских чемпионатах, проживая в Узбекистане?


– Да. В 2015 году выиграл чемпионат Казахстана, как ни странно, впервые. Раньше не удавалось, хотя побеждал на многих других, более крупных соревнованиях: на Азиатских играх в Катаре в 2006 году, на турнирах во Франции, Испании, других странах Европы и Азии, особенно в начале 2000-х. 


– В каких странах побывал за свою шахматную карьеру?


– Объездил более 50 государств: Северная и Южная Америка, Африка, страны Азии и Европы, в общем, все континенты, за исключением Антарктиды. Многие страны по-своему красивы, но если говорить о последнем длинном путешествии в Австралию, то там прежде всего понравилась атмосфера. Мы жили у незнакомых людей, нас принимали местные энтузиасты, был культурный обмен. Мне это интересно, поэтому и стараюсь ездить по новым маршрутам.  


– В связи с проживанием в Узбекистане тренерская работа забыта? 


– Нет, не забыта. Я всегда был тренером, даже в самый напряженный момент спортивной карьеры – это моя работа. В психологическом плане мне легче тренировать, чем играть самому, и я не прекращаю работать. У меня есть определенные планы, а работать сейчас можно и по скайпу, Интернет революционизировал игру в шахматы. Если раньше люди ездили на турниры смотреть, как играют, то сейчас наблюдают за онлайн-трансляциями в сети. Шахматная география, к слову, очень сильно расширилась, появляются сильные игроки в странах, где нет ни тренеров, ни книг, но сильные компьютерные программы и Интернет выравнивают ситуацию.


– Молодая женская сборная Казахстана хорошо себя показала в последние годы. Означает ли это, что у нашей страны большие перспективы на мировых турнирах?


– Наша команда достигла большого успеха на Всемирной шахматной олимпиаде в августе 2014 года – заняла шестое место. В это время я был вторым тренером в базовом клубе сборной «Астана», помогал наставнику сборной Казахстана Юрию Яковичу из России на Олимпиаде в Норвегии. Это высшее достижение, которого казахстанские шахматистки добивались на подобных турнирах. В 90-х годах прошлого века у предыдущего, очень сильного поколения дважды было восьмое место. Это большая удача, что талантливые шахматистки попали в команду в одно время. Они отлично выступили в апреле 2015-го в Китае, заняв шестое место на командном чемпионате мира, но дальнейшая перспектива неясна. К сожалению, шахматный клуб «Астана» закрылся сразу же после олимпийского успеха.
Ситуация такова: мы не Россия, не Китай или Индия, где очень много молодежи здорово играет в шахматы. В этих странах какая-нибудь звезда обязательно появляется каждые два-три года. В Казахстане шахматисты – товар штучный. Поэтому, с одной стороны, на Олимпиаде наша сборная была одной из самых молодых, с другой – скамейка запасных у нее очень короткая. И пока дойдут до уровня взрослой сборной игроки поколения Бибисары Асаубаевой – неизвестно, что будет. Возрастной разрыв между играющей сборной и подрастающим поколением очень большой. Сравните: в Грузии два десятка шахматисток претендуют на место в сборной, и разница в уровне игры между пятой и пятнадцатой спортсменками небольшая. А у нас стоит одного-двух человек убрать из команды – и заменить их некому. 


– У кого больше перспектив и конкуренции – у женщин или мужчин?


– Одна из проблем казахстанских шахмат – слабая конкуренция внутри страны. В Казахстане очень легко стать звездочкой, причем среди школьников шахматы популярны. Но при этом последний гроссмейстер в Казахстане появился лет пять назад. Самому молодому гроссмейстеру нашей страны Ринату Джумабаеву 26 лет, а это очень много. Где сильные шахматисты в возрасте 19–23 лет?


– В чем причина – недостаточно вкладывают средств?


– Проблема значительно шире. В шахматах приходится конкурировать с китайцами, россиянами, украинцами, индусами, американцами и другими очень сильными игроками мировых держав. Тренеров высокого уровня крайне мало. Амбиции у большинства наших игроков, мне кажется, не те, которые предполагают достижение шахматного олимпа. Одна молодая талантливая шахматистка сказала как-то: «Моя мечта – работать в «КазМунайГазе», и она далеко не одинока в этом устремлении. 
Шахматы, конечно, не футбол или легкая атлетика, но условия здесь не настолько уж легче. Если в беге на 100 метров казахстанец практически обречен проигрывать парням из США или Ямайки, то в шахматах такого заведомого провала нет, однако победа далеко не гарантирована. Работать надо постоянно и очень много, не жалея себя. А вместо постоянного развития многие хотят подстраховаться, получить высшее образование, а то и два. Я не против базового образования, но человек, выбирающий путь в большой спорт, должен делать выбор. У величайших шахматистов современности нет высшего образования, и даже среднего. И это не мешает им быть умными и очень конкурентоспособными. К примеру, Владимир Крамник не имеет высшего образования, норвежец Магнус Карлсен даже без среднего, индус Вишванатан Ананд – тоже. 


– Какие проблемы отметил бы в детских шахматах?


– Детьми зачастую занимаются время от времени. Наблюдаю такую картину: юношеский чемпионат Казахстана проходит на весенних каникулах. Где-то в январе-феврале у родителей и юных шахматистов разгорается интерес. Но если заниматься один месяц, а не одиннадцать, рассчитывать особо не на что. Будут один чемпион и два призера, остальные участники не достигнут желаемого результата. Проиграв, юный спортсмен и его родители разочаровываются и забывают о шахматах. Пока не наступит следующий февраль. К слову, детей не обязательно слишком часто вывозить на международные соревнования, для большинства можно найти соперников и среди взрослых в своем городе.


– Почему перспективные дети теряются, не доходят до взрослой сборной? 


– У нас немало способных детей. С 2011 по 2014 год я ездил с детской командой на мировые чемпионаты, только в 2013-м мы не взяли ни одной медали. В остальные годы награды были, и даже несколько золотых. У детей, так же как и у женщин, все очень зыбко, некоторые уходят из спорта или снижают планку достижений. А тенденции в мире таковы, что, выходя из юношеских шахмат в 17–18 лет, ты просто обязан быть уже профессиональным игроком. Если позже, то шансов на успешное развитие карьеры мало. 


– Играешь с компьютером?


– Нет, машина слишком сильна. Влияние компьютера сейчас очень сказывается, игра стала более механической. Эстетика игры другая, более компьютерная в сравнении с тем, что было 20–30 лет назад. Мне это не нравится, но ничего изменить нельзя. С другой стороны, компьютер открывает большие возможности, глубины шахматной игры. 


– Чем увлекаешься помимо шахмат?


– Много что люблю. Возможно, это тоже одна из причин, почему я не добился высочайших достижений в шахматах как спортсмен. В 2011 году решил, что мой пик пройден, и стал меньше работать над шахматами, больше заниматься саморазвитием. Занялся изучением испанского языка (французский и английский знаю достаточно хорошо), начал активно ходить на плавание, танцы, брать уроки вокала. С гроссмейстером из Караганды Рустамом Хуснутдиновым открыли сайт chesstown.kz, где я веду свой блог. Такие увлечения прекрасны тем, что встречаешь интересных персонажей – увлеченных, ищущих, беспокойных. В Европе этого сейчас меньше, там люди в большей массе с немного потерянными ориентирами. Америка, пожалуй, лидер по реализации такой своеобразной, «упрощенной» версии человека. Я часто хожу в знаменитый ташкентский театр «Ильхом», это чтото невероятное, настоящее. 


– Что пожелаешь молодым шахматистам?


– Меньше «зависать» в Интернете, соцсетях. Думаю, если бы у меня в 15 лет был Facebook, я не стал бы даже мастером спорта. Надо больше думать собственной головой, самосовершенствоваться, сравнивать себя не с соседом по улице, а с лучшими шахматистами мира. Проблема в том, что в Казахстане алматинец сравнивает себя с астанчанином и так далее. Надо понимать, что в шахматах, как и в любом спорте, конкуренция жесточайшая, добиться успеха необычайно трудно, но именно поэтому победа очень почетна. Именно ее и желаю молодому поколению.

Оксана ДЕМЕНТИЕВСКАЯ, 

фото автора, Уральск

Смотрите также: