Главная  /  Статьи  /  Россия на Востоке – дело тонкое

Россия на Востоке – дело тонкое

Марат Елемесов
1314
Россия на Востоке – дело тонкое скачать фото
Почему Кремль сменил геополитические ориентиры?

В последнее время экспертное сообщество активно обсуждает геополитический разворот России от Запада к Востоку, объясняя его итогами украинского кризиса. Институт мировой экономики и политики при Президенте РК в рамках обширного доклада «Новая восточная политика на современном этапе», автором которого выступил известный эксперт Аскар Нурша, попытался проанализировать плюсы и минусы новых внешнеполитических ориентиров России и какое влияние смена вектора Кремля может оказать на Казахстан.

 

Смещение приоритетов 

По словам Аскара Нурши, о повороте к Азии в российских политических кругах и в Кремле более активно заговорили еще в конце первого десятилетия XXI века, в предшествующую украинским событиям политическую эпоху. В экспертных кругах эта идея начала обсуждаться еще раньше. В основе этих дискуссий – проблема выравнивания крена России в сторону европоцент-ризма, не отражающая национальные интересы страны и складывающиеся реалии в мировой экономике и политике, вызванные экономическим подъемом Азии и стремительным возвышением Китая. Восточный поворот – прямая реализация идей использования «азиатского чуда» и смещения центра экономического развития в АТР в интересах модернизации экономики России. Россия намерена «прирастать Сибирью». Огромное значение для Москвы имеет задача развития Дальнего Востока и Восточной Сибири, граничащих с «азиатскими тиграми», но не интегрированных в процесс регионального экономического роста. В глобальном контексте смещение акцентов внешней политики России на Восток – элемент многополярности.
В докладе отмечается, что тема реализации открывающихся возможностей на Востоке не объясняет в полной мере, почему Россия два постсоветских десятилетия была поглощена отношениями с США и европейскими странами и, лишь начиная со второго десятилетия XXI в., продекларировала геополитический и экономический поворот к Азии. Одним из очевидных ключевых факторов, подтолкнувших Россию к провозглашению восточного поворота, является раскручивающаяся спираль ее конфликта с Западом. Поворот к Азии обрел осязае-мые черты во многом лишь потому, что противостояние России с Западом достигло своего предельного значения.
Автор исследования подчеркивает, что за последние годы Россия осуществила и запустила ряд важных для нее энергетических и инфраструктурных проектов к востоку от Урала, предприняла реальные шаги по дальнейшему укреплению ее стратегического диалога с Китаем и другими тихоокеанскими странами. В России к восточной политике также относят ее политику в отношении стран Центральной Азии. Углубление евразийских интеграционных процессов и последовательное создание ТС, ЕЭП, ЕАЭС также служат дополнительным стимулом для поворота к Азии. 
Как отметил Аскар Нурша, новая восточная политика России представляет особый интерес для Казахстана. Россия является его ведущим внешнеполитическим партнером, и для Астаны критически важна ориентация обеих столиц на поддержание и углубление стратегических, добрососедских и равноправных двусторонних отношений. Вместе с тем в докладе отмечается, что возрастающее значение для Казахстана приобретает развитие взаимовыгодных и предсказуемых отношений с другим соседом – Китаем. РК, как и РФ, не может не считаться с превращением Китая в мощную экономическую державу, видя в этом не только риски, но и большие возможности для экономического развития. Объем двусторонней торговли Казахстана с Китаем в последние годы ненамного уступает казахстанско-российскому товарообороту. Быстрыми темпами наращивается сотрудничество в энергетической, транспортной, финансовой сферах. 

 

В режиме «свободы рук» 

По мнению автора исследования, главные вопросы для Казахстана, возникаю-щие в связи с российским поворотом к Азии, состоят в том, какое влияние способна оказать новая восточная политика России на внешнюю политику Казахстана и на казахстанско-китайские связи, каковы ее возможные последствия? Втягивание России в конфликт с Западом было в целом критически воспринято в Казахстане, так как это ведет к общему ухудшению внешней среды и делает ее более конфликтной и менее предсказуемой. Новая восточная политика России может привести к определенным геополитическим сдвигам и на китайском направлении, в то время как Астану вполне устраивает существующее статус-кво, считает Аскар Нурша. 
Ранее Казахстан активно укреплял экономические интеграционные связи с Россией и взаимодействие в сфере обеспечения региональной безопасности. Вместе с тем он сохранял себе «свободу рук» и проводил самостоятельный курс в международных делах. Этому в немалой степени способствовала политика многовекторности и выход на стратегическое партнерство с Китаем, что объективно улучшило переговорные позиции Казахстана в диалоге с другими центрами силы. Поворот к Азии ориентирован на более прочные российско-китайские экономические отношения и тесное сотрудничество сторон в реализации международной и региональной политики. В рамках постановки вопроса о взаимном учете интересов это увеличивает шансы на то, что Россия попытается убедить Китай воздержаться от дальнейшего продвижения в сфере ее особых интересов в Центральной Азии. В докладе подчеркивается, что в Астане гипотетически должны были забеспокоиться, так как Казахстан в случае координации региональной политики двумя его ближайшими партнерами рискует столкнуться с сужением пространства для маневра во внешней политике и кризисом многовекторности. Однако этого не происходит. С одной стороны, в Астане пока не видят каких-либо глобальных и неожиданных изменений во внешней политике России. Нынешняя линия является продолжением уже существовавших тенденций. Сейчас не ясно, насколько последовательно Россия взялась реализовывать свой курс и каковы его политические перспективы. А пока Астана двигается в заданном темпе в отношениях как с Россией, так и с Китаем, организовывая их с упором на взаимовыгодные интересы. С другой стороны, поворот России к Азии и российско-китайское сближение для Пекина не отменяет его планы по развитию собственных западных регионов и своего рода китайского «броска на Запад». В то же время Китай подходит к отношениям с Россией и Казахстаном отдельно, к каждому из них с точки зрения двустороннего формата. Укрепляя отношения с Россией, Китай одновременно демонстрирует подчеркнутое внимание и к Казахстану, говорится в докладе. 

 

Естественный шаг 

Председатель Экспертного совета фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук в комментарии «Литеру» также отметил, что разворот РФ в сторону Востока действительно произошёл достаточно резко. До судьбоносного рубежа 2013–2014 года Россия много работала на этом направлении, в частности проведя саммит АТЭС-2012 во Владивостоке. Однако безусловным приоритетом для неё оставался всё-таки Запад – Евросоюз и США. 
«Россия никогда бы не отказалась от такой расстановки акцентов, если бы не осень 2013 года, когда была сделана ключевая ошибка в Украине, вызвавшая лавину. Естественным шагом после этого был тотальный разворот в Азию. Россия сразу вспомнила, что на гербе у неё – орёл с двумя головами, направленными в противоположные стороны. Однако и сегодня не прекращаются попытки реанимировать, усилить взаи-модействие с западными партнёрами, и прежде всего с ведущими странами ЕС: Германией, Францией, Австрией. Другими словами, акцент на Азию стал во многом вынужденным. И будет плохо, если сама Азия сочтёт такой разворот конъюнктурным, тактическим, а не стратегическим, то есть абсолютно выверенным по всем параметрам. Возникает и другой вопрос – какова роль Китая во внешнеполитическом развороте РФ? Безусловно, она, ключевая. При этом Россия выстраивает отношения и с другими странами континента: Индией, Вьетнамом, Южной Кореей, не говоря уже об отдельном большом блоке под названием Центральная Азия, где наработаны давние и прочные хозяйственные связи, дружеские отношения. При этом необходимо учитывать важную деталь: сам Китай с ЕС и США в принципиальные противоречия не входил, не говоря уже об открытой войне, поэтому России придётся учитывать важность китайско-европейских и американо-китайских связей. Без российско-китайских связей работу РФ в Азии представить себе достаточно сложно, поэтому необходимо учитывать отношение Пекина буквально ко всем проблемам не только регионального, но и глобального уровня», – подчеркнул Григорий Трофимчук. 

 

Под воздействием китайского фактора 

Директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев заметил, что участие в разрешении кризиса в Сирии и более тесные контакты России с Ираном – это тоже одно из направлений перемен в сторону Востока. По его словам, при этом не нужно забывать, что России с Ираном фундаментально не по пути по некоторым принципиальным вопросам, например, Москва никогда не поддержит идею уничтожения государства Израиль или не поддержит нарушение режима нераспространения ядерного оружия. Для Астаны в свою очередь российский поворот к Азии важен тем, что Казахстан в силу его географии и культурно-исторической традиции может играть роль эффективного посредника в отношениях между Россией и Востоком, прежде всего Китаем, заметил эксперт. 
«Казахстан может также сыграть очень большую роль в конкретизации недавних договоренностей между Москвой и Пекином о гармонизации российского проекта ЕАЭС и китайского проекта экономического пояса Шелкового пути. Ведь, напомню, принципиальные договоренности достигнуты, а детали пока не выработаны. В какой-то мере важна роль Казахстана в согласовании деталей гармонизации двух проектов, даже неизбежна, хотя бы просто в силу того, что Астана играет центральную роль в обоих проектах», – подчеркнул Андрей Казанцев.
Аналитик, эксперт ОФ «Синопсис» Расул Арин подчеркнул, что российский поворот в Азию – во многом поворот в Китай. Как бы Москва ни пыталась разнообразить свою политику в этом направлении, фактически Поднебесная остается главным партнером Москвы, что создает определенные проблемы в связи с отсутствием системности в азиатской политике Москвы. 
«Россия традиционно ориентировалась на Запад, и мало кто сейчас представляет, что делать в новом регионе. Другой причиной может быть отсутствие или ограниченность количества традиционных партнеров в Азии в сравнении с американским поворотом в Азию, где США могут полагаться на целый ряд стран как на стратегических партнеров, в числе которых Япония, Южная Корея, Филиппины. Соответственно у Москвы отсутствуют необходимые инструменты для построения более широкого поворота в Азию. Что касается Казахстана, завершившиеся вторые переговоры сирийской оппозиции в Астане почти параллельно с военными действиями РФ в поддержку власти Башара Асада показывают, что Казахстан намерен сохранять свою многовекторную политику. Лишь будучи нейтральной стороной, возможно проведение каких-либо переговорных процессов. И думаю, для Москвы эта особенность Астаны будет выгодна с точки зрения нахождения компромисса в сирийском конфликте. Казахстан будет и впредь поддерживать свою миротворческую и переговорную позицию. Конечно, поворот России в Азию позволит Казахстану более тесно сотрудничать с Китаем. Теоретически через китайский проект экономического пояса Шелкового пути, который в итоге направлен на Европу, Астана может укрепиться и на европейских рынках», – сказал он. 

 

Не только рефлексия 

Заместитель генерального директора информационно-аналитического цент-ра по изучению постсоветского пространства Юлия Якушева отметила, что действия России нельзя рассматривать исключительно в контексте рефлексии на осложнение отношений с Западом. Москва не могла игнорировать стремительное экономическое развитие и возрастающее влияние Азии в глобальной системе международных связей. Хотя кризис во взаимоотношениях с западными странами, являвшимися главным партнером России в постсоветский период, ускорил и интенсифицировал поворот на Восток. Китай занял традиционную для себя нейтральную позицию по наиболее острым вопросам международной повестки, однако демонстрирует общность ценностных установок и взглядов на основы справедливого мироустройства без доминирования «права сильного». Кроме того, Москва и Пекин одинаково заинтересованы в сохранении стабильности в зоне своих стратегических интересов, в том числе в Центральной Азии. Превращение региона в пространство экономического роста, максимальное использование транзитного потенциала – цели, которые близки и России, и Китаю. Поэтому проект сопряжения ЕАЭС и ЭПВШП при всех нерешенных вопросах нашел поддержку на уровне всех сторон. В то же время в Кремле хорошо понимают, что Китай будет четко придерживаться приоритета собственных национальных интересов. То же самое относится и к другим государствам, которые можно отнести к восточному сектору внешней политики РФ, прежде всего Индии, связи с которой также существенно активизировались, подчеркнула эксперт. 
«Еще больше возросла и роль Цент-ральной Азии во внешнеполитической стратегии Москвы. С одной стороны, это главный форпост между Азиатско-Тихоокеанским регионом и Ближним Востоком. С другой стороны – ядро ключевых для России интеграционных проектов – ЕАЭС, ШОС, ОДКБ. Что касается ближневосточного направления и сирийского вопроса в частности, Россия своим включением в борьбу с ИГ продемонстрировала ответственный подход к обеспечению международной безопасности, а также защиты себя и своих союзников от очевидной экстремистской угрозы. Понятно, что действия России в Сирии в союзе с шиитскими государствами вызовут неоднозначную реакцию как среди ближневосточных игроков, так и среди ведущих европейских держав. Следует ожидать и активизации исламистского подполья. Это дополнительный вызов для спецслужб России и государств Центральной Азии, но решительные действия «до конца» являются едва ли не единственным способом снять угрозу проникновения и продвижения боевиков Исламского государства на территорию Центральной Азии. В целом Астана располагает всеми возможностями и инструментами для учета собственных национальных интересов при реализации внешнеполитической линии Москвы на восточном направлении», – сказала Юлия Якушева.
По словам Григория Трофимчука, в дальнейшем на приоритетах внешней политики РФ будет сказываться не только война в Сирии, но и по-прежнему украинская война. 
Он заметил, что у Москвы есть надежда, что бомбардировки боевиков на территории Сирии будут не только успешными, но и кратковременными. Однако, если ситуация начнёт затягиваться, она будет выглядеть совсем иначе, заметил он. И здесь значение Казахстана для Москвы может заметно вырасти.
«Астане Москва отводит ключевую роль, если говорить о ближайших партнёрах России. В течение последних десяти лет Астана вышла на первое место, на котором до этого прочно находился Минск. При этом в РФ изменился взгляд и на двусторонние казахстанско-китайские связи. Если ещё лет десять назад много говорилось о том, что Китай якобы «наращивает своё присутствие в ЦА в противовес и ущерб России», то сегодня и региональная, и геополитическая ситуация выглядят иначе. В самой ЦА Казахстан по-прежнему является не только самой большой страной, но и самой влиятельной и стабильной. Отсюда возникает важная евразийская неофициальная связка РФ – РК – КНР. Российский разворот в Азию по идее должен способствовать резкому подъёму не только самих стран, лежащих на этом пути, но и уровня жизни населения», – заключил он.    
  

Марат ЕЛЕМЕСОВ, Алматы

Смотрите также: