Главная  /  Статьи  /  Откажется ли Анкара от ЕС ради ЕАЭС?

Откажется ли Анкара от ЕС ради ЕАЭС?

Марат Елемесов
2387
Откажется ли Анкара от ЕС ради ЕАЭС? скачать фото
Посол Казахстана в Турции Жансеит Туймебаев на специальной пресс-конференции в Анкаре 22 января рассказал о том, что члены Евразийского экономического союза приветствовали бы вступление Турции в союз. Учитывая запутанные и тесно переплетённые политические интересы Европы, США, России и Турции в этом вопросе, особенно интересно, чем кончится дело.

Посол Казахстана в Турции Жансеит Туймебаев на специальной пресс-конференции  в Анкаре 22 января рассказал о том, что члены Евразийского экономического союза приветствовали бы вступление Турции  в союз.  Учитывая запутанные и тесно переплетённые политические интересы Европы, США, России и Турции в этом вопросе, особенно интересно, чем кончится дело. 

Как отметил посол, хотя пока Турция и не подала официальную заявку, но ее участие в ЕАЭС положительно воспринимается всеми участниками экономического образования. Руководство Турции ранее уже обсуждало вопрос о своем членстве в союзе, сообщил Жансеит Туймебаев. 
Присутствовавший на конференции посол Белоруссии в Турции Андрей Савиных также выразил заинтересованность Минска в присоединении Турции к ЕАЭС, отметив, что страны – участницы союза придают большое значение укреплению торговых связей и взаимовыгодного сотрудничества с Турцией.
«ЕАЭС имеет целью обеспечение свободного перемещения товаров, услуг и капитала, проведение скоординированной политики в области сельского хозяйства и промышленности, осуществление сотрудничества в рамках крупных инфраструктурных проектов и формирование совместных энергетических рынков для природного газа и нефтепродуктов», – добавил Андрей Савиных.
Еще в октябре 2013 года во время саммита в Минске, посвященного формированию ЕАЭС, Президент Нурсултан Назарбаев рассказал о заинтересованности Анкары в Евразийском экономическом союзе.  В июне 2014 года во время четвертого саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств лидер РК пригласил Турцию в ЕАЭС.
«ЕАЭС является открытым для присоединения других государств. К примеру, Турция и другие страны могли бы в будущем стать ассоциативными членами данного объединения. Вместе с тем этот вопрос является прерогативой всех государств – членов Евразийского экономического союза», – заметил тогда Глава государства.
Как заметил Жансеит Туймебаев,  ЕАЭС строится на уважении общепризнанных принципов международного права, включая принципы суверенного равенства государств–членов союза и их территориальной целостности, уважения особенностей политического устройства государств–членов ЕАЭС, обеспечения взаимовыгодного сотрудничества, равноправия и учета национальных интересов сторон, соблюдение принципов рыночной экономики и добросовестной конкуренции.
Недавнее потепление в отношении Москвы и Анкары после визита президента РФ Владимира Путина в Турцию и достигнутых договоренностей о строительстве газопровода через Черное море – тоже весомый аргумент для присоединения Турции к Евразийскому экономическому союзу.  Но готова ли Анкара променять Европейский союз на ЕАЭС? Опрошенные газетой «Литер» эксперты разошлись в оценках, большинство из них скептически относятся к этой возможности.   
Чего хочет Турция?
Директор Российско-турецкого научного центра библиотеки иностранной литературы, тюрколог Ильшат Саетов отметил, что, говоря в целом про возможный отход Турции от европейского вектора политики, нельзя забывать, что турецкой экономике Европа жизненно необходима.  Это и самый большой торговый партнер – 50 процентов турецкого экспорта, и источник финансов, технологий и т.д. У Турции кровные связи с Европой, где живут миллионы турков. Турция десятки лет стремится в ЕС, и нынешняя власть сделала больше других для этого и продолжает переговоры.
«Однако ЕС не горит желанием принять Турцию. Если несколько лет назад это можно было объективно объяснить тем, что Турция – мусульманская страна, то сейчас ситуация изменилась. В стране устанавливается единоличный режим Эрдогана, что означает отказ от многих Копенгагенских критериев. Ему сейчас не слишком выгодно их выполнять – например, если суд будет честным, многие его соратники и даже близкие родственники непременно попадут в тюрьму, в деле 17 и 25 декабря 2013 года собрана очень серьезная доказательная база коррупционных дел. Эрдоган в итоге может потерять власть, которую он стремится сохранить любым способом. Соответственно, у ЕС появляются дополнительные причины отказывать Турции. В то же время в ЕС испытывают тревогу по поводу того, что Турция может совсем «отбиться от рук», поэтому мы точно не услышим четкого отказа», – заметил г-н Саетов. 
По словам эксперта, Эрдоган, заявляя о «повороте на Восток», добивается нескольких вещей, кроме инстинктивного желания быть подальше от государств, где право работает. Первое, он шантажирует этим ЕС. Они могут допустить если не полное членство, то хотя бы расширить Таможенный союз с Турцией, который пока работает односторонне, в пользу Европы. Второе, играет на чувствах своего электората, объясняя нежелание ЕС принимать Турцию исключительно исламофобскими мотивами. В-третьих, этим он добивается благосклонности членов ЕАЭС для увеличения торговли, получения каких-то преференций. Особенно чутка к таким заявлениям сейчас Россия, все больше страдающая от западных санкций, падения стоимости нефти и серьезных структурных проблем в экономике.
«Евразийский союз не является на данный момент хорошо функционирующим механизмом, чтобы Турция могла оценить свои риски вхождения в него. Если Турция гипотетически в него войдет, то не думаю, что Казахстан сильно от этого выиграет. Россия и Казахстан нужны Турции больше как сырьевой придаток и рынок сбыта своей продукции, поэтому это выгоднее Турции, чем им. Но, опять же, это не те цифры, которые могли хоть как-то заменить Турции Европу. К тому же возможный экспорт, скажем, сырья через Азербайджан и далее Турцию Казахстан может осуществлять и без каких-либо союзов. Армения также является камнем преткновения. У Анкары отношения с Ереваном, мягко говоря, прохладные. ЕАЭС будет означать в каком-то виде открытие границ с Арменией, против этого выступает Азербайджан, который однажды уже встал на пути подобного решения. Да и сама турецкая общественность не слишком одобряет такие поползновения», – заметил Ильшат Саетов.

Осторожная дружба
Координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Аскар Нурша заметил, что готовность Турции присоединиться к ЕАЭС вовсе не означает готовность к аналогичному решению со стороны России. Несмотря на обсуждаемые в последние годы в России различные концепты геополитического сближения России и Турции на платформе евразийства и антизападничества, Кремль осторожно оценивает перспективы укрепления связей и по инерции продолжает рассматривать Турцию  своим традиционным и историческим геополитическим соперником в Центральной Азии, на Кавказе и Черноморском регионе. 
«Присоединение Турции к ЕАЭС усилит тюркский фактор внутри объединения. В ЕАЭС появится альтернативный Москве центр притяжения, а этого России совершенно не нужно. Заявление Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о возможном привлечении Турции к Таможенному союзу вызвало плохо скрываемое раздражение в российском экспертном сообществе. Поэтому на официальном уровне в России всерьез до сих пор этот вопрос не ставился. Действительно, в последние годы в политике Турции и отношениях между Турцией и Западом обозначились серьезные подвижки. Новое поколение турецких руководителей разочаровано отсутствием прогресса в вопросе вступления страны в ЕС и смещает акценты во внешнеполитической стратегии в пользу более активного присутствия на пространстве, прежде входившем в сферу исторического доминирования и влияния Османской империи. Турция не хочет довольствоваться ролью младшего партнера США и жертвовать своими интересами. А интересы двух игроков в последние годы начали расходиться», – заметил г-н Нурша.
Он также подчеркнул, что подходы Вашингтона в палестино-израильском конфликте, сирийском вопросе и поддержка курдов, стремящихся к созданию своей государственности, находит все меньшее понимание в Анкаре. И на этом факте наличия несовпадающих интересов по ряду ближневосточных вопросов между Турцией и США возникают предположения о возможности сдвига Турции в сторону России. Но не следует забывать, что Турция по-прежнему дорожит своим членством в НАТО. Понятно, что США и Турция ведут свою игру в регионе, но глубина их противоречий может оказаться преувеличенной и сама по себе представлять собой заранее оговоренную стратегию либо не иметь серьезных последствий для отношения стран. Соответственно,  Россия имеет все основания опасаться, что в лице Турции может заполучить троянского коня в ЕАЭС, считает эксперт. Однако, по его словам, это не мешает России и Турции сегодня укреплять экономическое и энергетическое сотрудничество и кооперироваться по ряду региональных вопросов в целях обеспечения региональной безопасности. Турция ищет новые рынки сбыта для своей продукции и стремится к новой роли в регионе, тактический альянс с Россией ей не помешает, особенно в условиях изменчивой геополитической ситуации в регионе. России также важно в условиях ухудшения отношений с США и ЕС сохранять дружественные и деловые отношения с Анкарой и предотвратить переход Турции на жесткие антироссийские позиции. Кроме того, и России, и Турции выгодно повергать в трепет третьи страны перспективой своего альянса. Однако за этим стоят совершенно разные исходные предпосылки и преследуемые цели.
Не тот момент?
Тюрколог, эксперт по странам Ближнего Востока Александр Сотниченко  также считает, что пока ситуация как в России, так и во всем пространстве Евразии настолько неоднозначна, что вряд ли Анкара будет форсировать процесс вступления в ЕАЭС.  По его словам, к сожалению, сама идея реинтеграции постсоветского пространства вызвала столь негативную реакцию на Западе, что теперь для ее реализации будет необходимо очень сильно постараться. В первую очередь, следует разрешить проблему Украины, затем восстановить экономику после потрясений 2014–2015 годов. Только если экономическая мощь России вернется на докризисный уровень, можно будет говорить о каком-либо расширении ЕАЭС, в том числе и с участием Турции. 
«В целом как для Турции, так и для России, Казахстана и Беларуси интеграция была бы выгодна. Экономики наших стран имеют разную структуру, разную специфику, потому ни одна из сторон не проиграла бы, за редким исключением. Например, легкая промышленность Беларуси могла бы пострадать, однако, возможно, выиграть в чем-то другом. Казахстан и Турция производят настолько разные товары, что интеграция их экономик произойдет безболезненно.   Для Анкары присоединение к ЕАЭС – элемент многосторонней внешнеполитической линии, которую проводит Турция в последнее десятилетие. Эта политика приносит ощутимые результаты. Кроме того, постоянное обращение к ЕАЭС и России в определенном смысле шантажирует Запад и ЕС, которые, по замыслу Анкары, могут пойти на какие-то уступки Турции. Присутствие Армении в союзе Турцию не пугает. Вспомним, в 2008–2010 годах Анкара реально сделала все для восстановления дипломатических отношений с Ереваном. Открытие армянской экономики для турецких товаров и инвестиций лишь позволит турецким бизнесменам увеличить свои доходы, а Турции – распространить свое политическое и культурное влияние мирными методами. Теоретически присоединение Турции к ЕАЭС поспособствует не только интеграции всего Южного Кавказа в единое экономическое пространство, но и поможет разрешению наболевших политических конфликтов в регионе. Однако, еще раз повторяю, это может произойти только в случае восстановления Россией авторитета динамично развивающейся экономики», – заметил Александр Сотниченко.  
«Многофакторные» отношения
Эксперт по инфраструктурным проектам Центральной Евразии Кубат Рахимов заметил, что Джалал ад-Дин Руми когда-то написал, что в азарте охоты не замечаешь, как сам стал добычей. Так можно охарактеризовать и сложные отношения в многофакторной модели ЕС – Турция – Россия – Казахстан – США – Иран – страны Аравийского полуострова. Каждый раз какой-то игрок, который считается «ведомым», вдруг начинает  вести свою игру, и это принимается уже как факт. Санкции против России вынудили ее развернуться в сторону Китая и Турции. Сегодняшняя Россия вынужденно идет по так называемому сценарию Анатолия Чубайса,  так как она «энергетическая империя», то и ее оружие – нефть, газ, уран. Соответственно, успех или неуспех ЕАЭС также построен на энергетическом базисе, помимо остальных ключевых параметров. 
«Парадокс в том, что Турция нужна сейчас всем в качестве союзника. И теперь это дает Анкаре весьма сильные козыри. Тот же Газпром ведет весьма трудные переговоры по новому-старому газопроводу в Турцию. И, скорее всего, придется согласиться на условия Анкары. Пошла сложная игра и, на мой взгляд, концепт ЕАЭС «не тянет» таких игроков, как Турция, с населением больше половины всего остального рынка ЕАЭС. Нужна новая, более гибкая геополитическая конструкция. Иначе наличие в более жестком объединении государств, как это подразумевается в концепте ЕАЭС, и Турции, и Армении, и, возможно, в перспективе Азербайджана может разрушить базовые принципы самого ЕАЭС. К тому же Турция связана весьма серьезными и глубокими договоренностями с ЕС. Так что сегодняшняя ситуация больше похожа на вброс с целью проверки реакции экспертов и общественного мнения в целом. Мировой экономический кризис в самом разгаре, его последствия трудно просчитать и каждый игрок будет использовать весь арсенал возможных приемов для нахождения наиболее выгодной для себя позиции», – заключил г-н Рахимов. 

Марат ЕЛЕМЕСОВ,
Алматы