Главная  /  Интервью  /  Илья Одегов о книжном пиаре, кризисе и Союзе писателей

Илья Одегов о книжном пиаре, кризисе и Союзе писателей

Юлия Миленькая
2386
Илья Одегов о книжном пиаре, кризисе и Союзе писателей

Современный казахстанский писатель, лауреат престижного международного литературного конкурса «Русская премия» Илья Одегов – один из немногочисленных отечественных авторов, которые благодаря своему любимому делу, ставшему призванием, активно и успешно участвуют в различных фестивалях, конкурсах.

 

Недавно он побывал на международном научно-творческом симпозиуме «Волошинский сентябрь» в качестве зарубежного гостя и постарался «нарисовать» для творческих деятелей всего мира портрет современной казахстанской литературы.
По словам Одегова, «Волошинский сентябрь» каждый год привлекает гостей со всего мира. В Коктебеле, на родине русского поэта Максимилиана Волошина, собираются участники симпозиума из России, Украины, Молдовы, Армении, Грузии, стран Прибалтики, США, Германии, Франции, Польши. Кстати, именно по инициативе Волошина в его доме был устроен бесплатный дом отдыха для творческой интеллигенции: писателей, художников и ученых. Илья впервые стал участником данного события в 2011 году как один из победителей Международного литературного Волошинского конкурса в номинации «проза». В рамках фестиваля-2015 была организована встреча, на которой казахстанский писатель постарался вкратце рассказать об истории возникновения литературы новой волны в Казахстане: об общественном фонде развития культуры и гуманитарных наук «Мусагет», воспитавшем целое литературное поколение, о самых знаковых казахстанских писателях, о литературных проектах. «А таких проектов за последние годы было довольно много», – замечает Одегов.
– Илья, поделитесь и с нашими читателями реализованными и действующими отечественными проектами в области литературы.
– После исчезновения «Мусагета» его выпускниками было создано объединение «Литфронт» и проведен ряд мероприятий, самым заметным из которых стал «Поэтический слэм». В совместном проекте с театром «АРТишок» под названием
«Театр в поисках автора» читались пьесы современных казахстанских драматургов. У Сергея Алексеенка был проект «Алматы – источник вдохновения», представляющий серию встреч с казахстанскими писателями. В дальнейшем этот проект в какой-то степени переродился в «Литсостав». Мы с Айгерим Тажи и Юрием Серебрянским проводили выставку «Наглядная поэзия». В прошлом году впервые в Алматы прошел литературный фестиваль «Полифония». Ну а наиболее важным литературным проектом, как мне кажется, сейчас является Открытая литературная школа Алматы. Инициатором ее создания стал писатель и мой друг Михаил Земсков. Я в этой школе веду мастер-класс прозы вместе с критиком Оксаной Трутневой. А есть еще мастер-классы поэзии, драматургии и детской литературы. Люди в школу приходят разные по возрасту, по профессии, но всем хочется научиться писательскому ремеслу. Мы встречаемся по субботам, обсуждаем тексты, которые студенты пишут в течение недели. Как и многие другие литературные проекты в Казахстане, Литшкола существует только благодаря энтузиазму людей, любящих литературу. Хочется верить, что нашего энтузиазма хватит надолго.
– Считаете ли вы, что новые методы привлечения внимания к литературному процессу, такие, как, например, перформансы на стыке разных жанров и искусств, действительно помогают литературе и их создателям? Или же хорошая литература, как и классическая музыка, не нуждается в дополнительной творческой «поддержке»?
– Это хороший вопрос, я и сам не раз им задавался. Писательство – дело сугубо индивидуальное. Так же, как и чтение. Сначала писатель остается наедине со своей книгой, а потом предлагает сделать то же самое читателю. Но перформансы и всяческие попытки слияния жанров дают своего рода «прививку» интереса к чтению. Особенно в Казахстане, в наших условиях, когда культура в большинстве случаев оказывается за гранью интересов как государства, так и широких слоев населения. Сейчас творческим людям часто приходится очень громко кричать и изо всех сил размахивать руками или еще чем-нибудь, только чтобы привлечь к себе внимание. Задача перформансов как раз в том, чтобы убедить читателя взять в руки его книгу. И только тогда, только с этого момента начинается литература.
– На ваш взгляд, что собой представляет современная казахстанская литература?
– Вы знаете, я полагаю, что современной литературы – литературы как явления, как процесса – у нас пока еще нет. Есть отдельные талантливые, уже сложившиеся авторы. Их немного, но они есть. А, например, с литературной критикой, с переводами, с коммерческими издательствами, с литературными журналами все плохо. Все, кто вызревает, вырастает, начинают публиковаться в России или в дальнем зарубежье, потому что у нас просто негде. Кто-то даже переезжает, как поэты Евгений Барабанщиков и Марат Исенов. В итоге часто складывается ситуация, что казахстанский автор больше знаком зарубежному, нежели нашему читателю. К примеру, стихи Айгерим Тажи переведены уже на пять языков, регулярно выходят в американских и европейских литературных журналах. У нас сейчас вместо литературного поля несколько случайно выросших колосьев, но этого крайне мало, чтобы думать о будущих урожаях. Об этих проблемах я стараюсь много говорить здесь, в Казахстане, а за рубежом обычно проблемы опускаю и становлюсь более оптимистичным: рассказываю об успехах наших писателей, о переводах их работ на другие языки, о выигранных ими премиях.
– Сегодня на литературном рынке выигрывают авторы-коммерсанты, которые в основном занимаются «оберткой» своего труда, нежели содержанием. А что делать в неравной материальной схватке с ними действительно думающим и интересным авторам? Ведь деньгам, по сути, сегодня удается манипулировать и сознанием людей, в нашем случае –сознанием читателей этой «некачественной» литературы…
– Исключительно коммерческая литература есть везде. Это нормально. Я думаю, что серьезная литература должна соседствовать с развлекательной. И та, и другая нужна. За последние годы я не раз бывал на международных литературных мероприятиях, в том числе и в Европе, смотрел, как все это работает там. И могу сказать, что во многих европейских странах существуют специальные программы по выявлению, продвижению и пропаганде значимых для литературы страны писателей: премии, пиар в прессе, переводы на другие языки и так далее. Этим государство нивелирует расцвет коммерческой литературы. То есть развитие идет параллельно. Другой вопрос, что в развитых странах и развлекательная литература делается очень и очень качественно. И пусть особой художественной ценностью эти книги обладают не всегда, но, во всяком случае, они стилистически выверены. А в Казахстане страницы такого рода изданий чаще всего пестрят стилистическими ляпами и грамматическими ошибками. Мне кажется, что это даже оскорбительно по отношению к читателям. Но пока у нас процветает самиздат, так и будет продолжаться, к сожалению.
– Зарабатывать на жизнь литературой в Казахстане возможно?
– Последние несколько лет я зарабатываю только литературой или окололитературными делами. Это гонорары за книги и публикации в литературных журналах, доходы с продаж, преподавание в Литературной школе, а еще я являюсь автором и ведущим телевизионной передачи «Литературный клуб», которая вот уже два года идет на канале «Білім және Мәдениет». Думаю, что благодаря этой передаче многие казахстанцы наконец-то увидели наших писателей, узнали что-то об их творчестве, об их книгах. Правда, вероятнее всего, передачу скоро снимут с эфира. В стране кризис, на культуру денег нет. А жаль, ведь это, пожалуй, единственная передача на нашем ТВ, посвященная исключительно литературе.
– Илья, как вы считаете, Союз писателей Казахстана – рудимент советского прошлого или же реально действующая организация, помогающая авторам развиваться и находить средства для продвижения созданных трудов?
– Я не знаю, что представляет собой наш Союз писателей и как он помогает или не помогает авторам. Среди моих знакомых, условно молодых писателей, а таких довольно много, нет ни одного, кто состоял бы в этом союзе. Я регулярно встречаю имена казахстанских писателей на страницах литературных журналов, в списках победителей и финалистов премий, но все они – не члены нашего Союза писателей. Знаю только двух авторов, вполне известных и уважаемых (фамилии называть не буду), которые в этот союз подали заявку на вступление. Не знаю, какими мотивами они руководствовались, но подали. С тех пор прошло, пожалуй, уже года три, а ответа так и нет, насколько мне известно. Я, например, пишу уже пятнадцать лет, первая моя книга вышла в 2003 году благодаря победе в конкурсе «Современный казахстанский роман». С тех пор вышло еще три книги, причем последние две – в Москве. У меня в багаже «Русская премия», диплом Волошинского конкурса, десяток публикаций в толстых литературных журналах России, переводы на английский и публикации в Америке – все это произошло без участия Союза писателей. И как-то мне с этим живется нормально.

Юлия МИЛЕНЬКАЯ, Алматы

                                                                                                                            фото Андрея Тарасова, Алматы

Тематика:   Илья Одегов