К 650-летию поэта: Творчество тюркского мыслителя Имадеддина Насими поражает своей глубиной

Он не вместился в этот мир...

К 650-летию поэта: Творчество тюркского мыслителя Имадеддина Насими поражает своей глубиной

Дархан КЫДЫРАЛИ, президент Международной Тюркской академии:

Суфийские поэты, воспевавшие безграничную любовь к Создателю, внесли большой вклад не только в духовное совершенствование человека, в дело добра и человеколюбия, но и в развитие мировой литературы. На протяжении веков эти поэты всегда занимали высокое место в культуре тюркских народов. Познавая глазами сердца глубинную суть творения, приобщаясь к Истине и насыщаясь опьяняющим «вином» божественной тайны, эти поэты, тоскуя о Творце, доносили свои глубокие прозрения до окружающих людей простым и понятным народу языком.

СЛЕД В ИСТОРИИ ТЮРКСКОЙ И МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Звезды тюркской поэзии, как Ахмед Югнеки, Сулейман Бакыргани, Джеляледдин Руми, Юнус Эмре, Сайф Сараи, Алишер Навои, Махтумкули Фраги, Софы Аллаяр, шли путем таких основоположников суфийской поэзии, как Баязит Бистами, Мансур Халладж, Юсуф Баласагуни, Кожа Ахмет Ясауи.

Великому азербайджанскому поэту Имадеддину Насими принадлежит особое место среди поэтовсуфиев.

Он вошел в историю как символ стоического терпения и смелости, бескомпромиссного поиска истины. В этом году исполняется 650 лет со дня рождения Насими, поэта-мыслителя, творчество которого, исполненное глубины, принадлежит не только его родной стране, но и всем братским народам тюркского мира.

Учителем Насими, пути которого он следовал всю свою жизнь, был знаменитый суфий Мансур Халладж, прославившийся своими словами «Ана-лХакк» – «Я - Истина», за которые он был в свое время казнен по приговору религиозного суда. Как сказал один поэт: «Не нам судить Икара за его безумный полет – но не нам судить и Солнце, растопившее его крылья».

Кем же был на самом деле Мансур Халладж – влюбленным в Бога святым безумцем или же еретиком-вероотступником, как посчитали его современники? Ученые ханафитского мазхаба после долгих и горячих дискуссий «препоручили Аллаху» ответ на этот вопрос. Нам же, простым земным людям, остается лишь восхищаться его вдохновенной поэзией.

И сам Халладж, и его великий ученик Насими, оба принадлежали к мистическому течению хуруфитов, отношение к которому в мусульманском мире сегодня тоже далеко не однозначное. Тем не менее объективным и общепризнанным фактом является то, что ряд представителей этого течения оставил ярчайший след в истории тюркской и мировой литературы. Об этом и пойдет речь далее.

ИДЕИ ГУМАНИЗМА

Насими, признанная вершина в истории азербайджанской литературы, своим творчеством открыл новую главу в развитии содержания национальной поэзии. Мастерски используя в своих стихах жемчужины народного тюркского языка, поэт совершил важный поворот в средневековой традиции с ее преобладанием арабского и персидского языков и проложил дорогу для таких ярких продолжателей своего дела в искусстве слова, как Хатайи, Физули, Вагиф.

Литературное наследие поэта Насими складывается из единства глубоких литературно-эстетических идей и философских взглядов того времени. Насими внес неоценимый вклад в содержательное обогащение идеями гуманизма средневековой тюркской поэзии. В своих произведениях поэт сделал предметом исследования «совершенного человека» (одно из ключевых понятий в суфийском мистицизме), которого он возвеличивал. Сам язык Насими дает ясное и полное понимание его жизни и взглядов. В его произведениях сформирован образ искателя истины, умеющего думать глубоко, ищущего разгадку множества тайн мироздания, постоянно стремящегося к совершенству.

Вообще суфийская поэзия имеет богатую традицию передачи своего глубинного содержания красивыми символами, художественными намеками – стихи суфиев изобилуют такими поэтическими выражениями, как «познать Бога и соединиться с истиной», «любовь к Возлюбленной», «беседа с Любимым», «испить вина Истины», «сгореть в огне, как мотылек», «умереть раньше своей смерти», «петь, словно соловей, влюбленный в розу», «устремление к Лику». Однако эти поэтические метафоры порой входили в явное противоречие с открытым (захир) учением религии Ислама, с буквой законов шариата – например, такие выражения, как «опьянеть и потерять сознание», «пить вино» и др. Это противоречие порой приводило к трагедиям. Так, Мансур Халладж и его ученик Имадеддин Насими пошли до конца, и оба поплатились за это жизнью…

Взывая к будущему, поэт обращается к людям с такими смелыми словами:

Слова Насими живут в таинственной вселенной,

Это – язык птиц, а язык птиц знает лишь пророк

Сулейман.

Стихи великого поэта удивляют своим созвучием с произведениями Кожа Ахмета Ясауи, Юнуса Эмре, Алишера Навои, Махтумкули Фраги и в особенности Абая и Магжана.

Любимая, которой я доверяю,

не отступит от своих обещаний,

Неразделимо свяжет двоих вместе…

Не ищи лекарства от любви,

Любимая, которой ты доверяешь,

не введет тебя в заблуждение.

В глубоких словах Абая («Мне в жизни не найти другой любимой, Хоть лучшего пускай найдет себе она») чувствуется преемственность с поэзией Насими.

Я был киблой для любящих,

наставником влюбленных,

Байт-аль-Ма’мур на небесах –

к нему себя я приравнял (Байт-аль-Ма’мур – согласно религии Ислама, место на седьмом небе над Каабой, где ежедневно совершают молитвы по семьдесят тысяч ангелов).

Я – Муса, и если я бесконечно веду беседу со Всевышним,

Мое сердце – свет, и поэтому

Я – Синайская гора, которая не обманет.

Прочитавшему эти строки немедленно вспомнятся стихи великого Магжана:

И я был бы Мусой,

Если бы мог говорить с Богом,

Горы Кокшетау стали бы Синайской горой для меня.

У тюркских народов очень много великих поэтов, слава о которых распространилась по всему миру. Но Насими выделяется среди них своей особой «близостью к Всевышнему». С этой духовной вершины будет вечно сиять солнце любви и праведности. Имя великого поэта на протяжении веков является на Востоке символом душевной широты, мужества и самоотверженности. Великий поэт, который даже во время мучительной казни, когда с него заживо сдирали кожу, не отрекся от своих слов и убеждений, превратился в высокий символ неотступного и смелого поиска истины. Мужественный поэт, не дрогнувший в момент оглашения ужасного приговора, ставшего одной из черных страниц в истории человечества, так говорит об этом в своих стихах:

С меня, приговоренного, содрали кожу,

Но со Всевышним не будет

печальным мое будущее.

Кадий (судья) убегает, порезав палец,

А влюбленные не отступают назад после того,

как разделись.

Кровопийцы, терзайте же Насими,

Наверное, вы окажетесь такими же трусливыми!

Духовные ценности, любовь к человеку, призыв к свободе и воле составляют основу и сущность творчества Насими.

Поэт подвергся жестокой казни, но его идеи и его поэзия, его призыв к терпению и совести никогда не будут забыты и не сотрутся из народной памяти. Значение творчества Насими, имя которого осталось в сердцах людей, а также вес его философских заключений с течением времени только увеличиваются.

БЕССМЕРТИЕ ДУХА СОВЕРШЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Мастерски используя красоту родного языка и тем самым приблизив классическую поэзию к языку простого народа, акын тем самым заслужил широкое признание. Выступая против некоторых невежественных правителей своей эпохи, Насими возвышал религиозные ценности и указывал на необходимость установления правды и справедливости в обществе. В его произведениях чувствуется дух борьбы против несправедливости, глубокое переживание за судьбу народа. Насими беспощадно обличал насилие и произвол, разоблачал жестокость и несправедливость.

В своих стихах, воспевавших человечность и нравственность, великий поэт возвышает человека, показывая его как прямой источник красоты и энергии, жизненной силы. Однако эта красота и сила являются драгоценным качеством, присущим не всем, а только совершенным людям, познавшим смысл бытия. Поэт Насими, указывая на бессмертие духа совершенного человека, сравнивает его идеальный образ с лучистым солнцем любви.

Даже если Насими достанутся

сокровища Сулеймана,

Он бросит все и с трепетом

устремится к своей Возлюбленной.

Насими, основное содержание стихов которого составляет образ «совершенного человека» и великая любовь к Создателю, создал прекрасные поэтические произведения не только на тюркском, но также на персидском и арабском языках. Его стихи оказали мощное влияние на литературу родственных тюркских народов, а также на всю классическую восточную поэзию. Насими был первым, кто использовал различные поэтические жанры на своем родном тюркском языке и сумел показать красоту языка простого народа через такие стихотворные размеры, как рубаи, газель, туюг. Более четырех столетий спустя, в 19 веке, то же самое сделает великий Абай для своего родного казахского языка, стерев грань между традиционной акынской поэзией казахского народа и классической поэзией Востока.

Глубокие идеи суфизма в стихах Насими повлияли на мыслителей, живших после него. В его поэтических произведениях присутствует зрелое, гениальное творческое «я». Благодаря этому светлому и глубокому «я», исполненному религиозного смысла, Насими, до своего последнего вздоха стремившийся к истине, встал в первых рядах не только азербайджанской, но и всей тюркской поэзии, превзойдя своих современников.

Хотя в мою грудь вмещаются

и горы, и степь,

Сам я не помещаюсь в пространстве, в воздухе.

Я – часть, я – солнце, я число,

Мне недостаточно места

на этой земле.

У меня есть и земля, и небо, и другое,

Но сам я не вмещаюсь

ни в понимание, ни в слова.

Даже если я превращусь

в материальное творение,

в Человека – Адама,

Все равно не помещаюсь

я во Вселенной.

Пусть я сам – эпоха и время,

Но не вмещаюсь я в рамки судьбы.

Стану я Солнцем и Луной,

почитая пламенный дух,

Но и тогда в этом духе

я не помещусь!

СТЕРЖЕНЬ ПОЭЗИИ НАСИМИ – СОВЕРШЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК

«Я» в творчестве Насими – это сама жизнь и судьба человечества. По словам Насими, самое высшее качество человека – это его способность к самопознанию. Большинство мудрецов в своих произведениях призывают людей познать самих себя. Именно поэтому содержательный стержень поэзии Насими – это совершенный человек, не сходящий со светлого пути истины; это борец, не сходящий с пути к Богу; это совершенный человек, готовый пожертвовать своей жизнью ради мистической Возлюбленной. В своем творчестве Имадеддин Насими не только воспевал человека как высшего носителя разума среди живых существ, но говорил также о чаяниях простого народа. Благодаря масштабу своего творчества он стал достоянием не только азербайджанского народа, но и всего человечества.

В творчестве Имадеддина Насими, перекликающемся с наследием Кожа Ахмета Ясауи, присутствуют очень глубокие пласты, связанные с идеями стоического терпения и гуманизма. Оно стало неиссякаемым источником вдохновения для многих поэтов и писателей, художников и других людей искусства. Его духовные и философские идеи направляют человечество к объединению вокруг общих ценностей и к мирной жизни. Поэтому мы считаем, что наследие Насими и сегодня не утратило своего влияния и актуальности.

В этом году Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев издал специальный указ о проведении широкомасштабных юбилейных торжеств в честь 650-летия поэта. В связи с этим Международная Тюркская академия объявила 2019 год «Годом Насими», в рамках которого впервые увидел свет сборник произведений Имадеддина Насими в переводе на казахский язык (переводчик – К. Куныпияулы). Мы верим, что это даст нашим читателям возможность познакомиться с произведениями великого поэта и ощутить их дух.

Источник: ЛИТЕР