За пятнадцать лет он стал жемчужиной в культурной жизни страны. В этом году акцент сделан на людях, правящих миром киноиндустрии, – это продюсеры, режиссеры и руководство ведущих кинокомпаний мира. Но какой же кинофестиваль без любимых актеров? Корреспондент ЛИТЕРа пообщался с популярным российским актером и режиссером Дмитрием Дюжевым, встреча с которым для киноманов стала отдушиной.

В каждый свой приезд в столицу Казахстана Дмитрий Дюжев открывает ее для себя заново. По его мнению, «Нур-Султан – уникальный город, который расположен в степном океане, словно большой корабль». Именно такой увидел столицу многогранный артист Дмитрий Дюжев.

Прочитанные актером отрывки из моноспектакля «Евгений Онегин» уже на пресс-конференции, проходившей в рамках кинофестиваля, напомнили формат настоящего творческого вечера.

Актер знает поэму наизусть. Казахстанские поклонники знакомы с его великолепным моноспектаклем «Евгений Онегин», собравшим в прошлом году аншлаги в Алматы, Актобе, Петропавловске и в столице. С читателями ЛИТЕРа артист поделился своим отношением к кинофестивалю «Евразия», героям романа в стихах Александра Пушкина и от имени родителей поблагодарил казахстанцев.

– Дмитрий, начнем с Пушкина. Литературный шедевр «Евгений Онегин» не утратил своей популярности, он по-прежнему любим и почитаем зрителями. У вас не было желания записать аудиоверсию моноспектакля?

– Вот что об этом думаю. В том объеме, в котором я читаю и играю, это имеет отношение к постановке актрисы, режиссера, педагога, народной артистки РСФСР Антонины Михайловны Кузнецовой. Она сделала моноспектакль с компеляциями, а если задуматься об аудиозаписях, как это делали Ульянов, Юрский, то необходимо весь роман сделать в стихах. В этом случае никакие компеляции не могут иметь место.

Запись романа – это ответственность перед неконтролируемым зрителем. Во время спектакля я могу по атмосфере продолжить какую-то часть, а какую-то сократить, все зависит от внимания зрителя здесь и сейчас, от аудитории, которая собралась на спектакль.

Весь роман в записи – это будет где-то шесть часов. Вы сможете, не прерываясь, слушать его в течение этого времени?

– Какой образ вам ближе: Ленский или Онегин?

– Ни тот, ни другой. Это два отдельных персонажа, которые существуют отдельно от меня. Во мне есть и степенность, и меланхоличность, и избирательность Онегина. Во мне есть полет поэтической мысли и желание высказаться как творческая единица Онегина. Судить персонажей не берусь. Судить – вообще грех.

Я пытаюсь так прочитать «Евгения Онегина», чтобы у зрителей возникло желание взять в руки роман и перечитать. Любовь к классике мне привили родители. Теперь я стараюсь донести эту любовь молодежи. Дважды, когда прилетал в Алматы, побывал в детском доме, где рассказывал о силе искусства. Эти встречи называю «прививкой любви к искусству».

– Интересно, а какие книги вы сейчас читаете вместе со своими детьми?

– Книги православного уклада, есть такая талантливая писательница, пишущая в этом жанре, – Рождественская. И, конечно, книги из программы внеклассного чтения. Невероятное количество. Стараемся успеть прочесть…

– Вы почти наш земляк?

– Я бы родился в Алма-Ате, если бы родители не приняли решение вернуться в Астрахань. День спустя после их возвращения на родину я и родился. Пользуясь случаем, передаю привет казахам и сердечную благодарность от имени своих родителей.

Мама рассказывала мне, какие казахи добрые, какая чудная земля и сколько любви в этих людях. Ей помогали, ее поддерживали, когда она вслед за папой отправилась в Казахстан в Алма-Ату.

Совсем девчонкой поехала за папой. А папа влюбился в маму с первого взгляда и сразу предложил руку и сердце. На следующий же день после свадьбы они отправились в Алма-Ату, папу ждали в Русском театре им. М. Лермонтова.

Как только родители приехали в Алма-Ату, у них начался период ухаживания. Мама так и сказала папе в первый же вечер: «Дорогой, сначала цветы, ухаживания, признания, а потом уже медовый месяц». Папе ничего не оставалось делать, как начать ухаживать за мамой. Родители запомнили невероятную атмосферу добра в театре и не только.

Нечто подобное я испытывал, снимаясь в картине «Обратная сторона» лет десять назад (больше совместного опыта с вашими кинематографистами пока у меня не было), увидел, какие профессиональные ребята и какая профессиональная студия, мне очень понравился процесс. Он был особенным. Кроме профессионализма присутствовало на площадке большое желание любви. Признание в любви, принять любовь, трансформировать любовь, про любовь говорить и с любовью угощать. Такое больше не испытывал на съемочной площадке.

– Дмитрий, чем интересен кинофестиваль «Евразия» лично для вас?

– Фестиваль имеет невероятное плодотворное значение для всех нас.

Это имеет отношение и к зрителю, и к кинопроизводителям. Зачастую мы – люди одной профессии, если даже мы знакомы, то возможности дружить, если не работаем вместе, практически нет. А кинофестиваль является праздником нашего дела – кинопроизводства.

Кроме праздника, здесь много работы. Есть и анализ, и разбор, и желание понять направления, предугадать развитие и выявить тенденции. Мне рассказали, что в начале года Нурсултаном Назарбаевым подписан Закон «О кинематографии». Это положит начало новой вехе развития кино в вашей стране, на мой взгляд.

«Евразия» – это вдохновляющая профессиональная площадка. Здесь мы начинаем чувствовать друг друга, стараемся понимать друг друга, встречи проходят с полезным коэффициентом, это не просто времяпровождение. Фестиваль гениален еще и тем, что тут проходят мастер-классы, поэтому желаю, чтобы родилось больше разных идей. Ведь кино имеет сильное психологическое воздействие на зрителя.

Может донести мысль положительную, взрастить зерно в человеке, которое принесет полезные плоды обществу. К этому придет зритель, впечатлившись каким-то героем. В то же время кино может нести отрицательный пример, который может послужить негативом для зрителей.

Могу привести пример, это сериал «Бригада». Для многих сериал «Бригада» прошел как пример героя, который должен обязательно отнять и убить. Вот что многие поняли, посмотрев сериал. Каждое произведение надо уметь смотреть.

Весь смысл, который был вложен в «Бригаду» и его финал, здравомыслящий человек, наверняка, понимает: чем заканчивает главный герой. С этой точки кинофестиваль еще необходим для того, чтобы мы – кинопроизводители, научились слышать нравы наших зрителей, а они, в свою очередь, научились понимать больших художников, которые вкладывают большой смысл в свои произведения.