И, кстати, на прошлой неделе эта картина вышла в прокат в России. Дистрибьютором фильма на территории соседнего государства выступила компания «RFG Distribution». А вот мировая премьера фильма состоялась в прошлом году, во время 23-го Пусанского международного кинофестиваля. Лента участвовала в конкурсной программе «Окно в азиатское кино» этого фестиваля.

ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ КАЗАХСТАНСКОГО КИНО

Вернемся к кинофестивалю «Евразия». Отметим сразу, что данный XV Международный кинофестиваль запомнится и зрителям, и членам жюри, и самим участникам сильной конкурсной программой. Двенадцать фильмов основного конкурса показали высочайший уровень, подчеркнул председатель международного жюри XV МКФ «Евразия», известный венгерский режиссер Тамаш Тот. Действительно многие фильмы, принявшие участие в фестивальном марафоне, еще до «Евразии» были отмечены высокими наградами различных кинофестивалей. И, наверное, самым титулованным участником можно назвать картину «Тренинг личностного роста» Фархата Шарипова.

В прошлом году картина получила специальный приз жюри и приз NETPAC на 14-ом Международном кинофестивале Шакена Айманова в Алматы. А в этом году, почти два месяца назад, фильм Фархата Шарипова был удостоен Гран-при 41-го Московского международного кинофестиваля. Высокая награда престижного кинофестиваля – впервые в истории казахстанского кино. На церемонии награждения в Москве «Золотого Георгия» Фархату Шарипову вручил председатель международного жюри, знаменитый корейский режиссер Ким Ки Дук.

Приступая к работе над фильмом «Тренинг личностного роста», мог ли режиссер предположить, какой успех ждет этот проект? Вряд ли. К слову, он снимался на киностудии «Казахфильм» по заказу Министерства культуры и спорта РК, а сценарий был создан по мотивам романа Данияра Сугралинова «Кирпичи 2.0».

МАМЫ … ОНИ ТАКИЕ

В Фархата всегда верила и поддерживала во всем его мама. Именно она взяла его за руку и привела в Казахскую национальную академию искусств им. Т. Жургенова, чтобы сдать документы, и… посоветовала учиться на режиссера. Об этом и о многом другом рассказал Liter.kz сам Фархат Шарипов.

– Вообще все благодаря маме. Я валялся на диване и говорил, что стану философом. Мама спрашивала: «Может быть, хочешь преподавать философию в институте?». Я ей отвечал, что нет, не хочу. Ни в коем случае, просто хочу философствовать. Тогда мама буквально за руку привела меня в Академию искусств им. Жургенова.

На тот момент единственное, что меня интересовало, – это музыка. Немного увлекался поэзией. Вот таким образом я очутился в Академии. Там я понял, что кино – это все вместе: и музыка, и поэзия, плюс еще и философия, в общем все, что мне нравится.

Я ДЕЛАЮ КИНО ДЛЯ ЗРИТЕЛЯ

– Выходит, профессию вы выбрали правильно. Пальцем попали в свое предназначение. И все же, если «отмотать» время назад, вы бы снова сдали документы в Академию искусств или стали учиться другой профессии?

– Если бы я имел тот багаж знаний, который сейчас есть у меня, то я бы не пошел учиться. Я нашел много хороших книг, которые вполне могут заменить образовательную часть. Учиться другой профессии, нет, наверное. Режиссура – это мое.

– Респект вашей маме. Она – молодец! Чувствовала творческую жилку в своем ребенке. Наверняка она плакала, когда фильм удостоился Гран-при в Москве, и сейчас радуется Гранпри фестиваля «Евразия»?

– Не знаю, что тогда происходило дома. Когда я получал Гран-при, отец лежал в больнице, у него были проблемы с сердцем. Все смотрели выпуск, все переживали, как бы он не переволновался, когда узнает радостную новость. Сейчас, конечно, родные радуются.

– А родные смотрят ваши фильмы?

– Конечно. Я снимал фильм «4+1», который выходил на КТК как сериал. Мы потом сделали полнометражную версию, его с удовольствием посмотрели мои дедушка и бабушка. Они плакали. Этот фильм участвовал в Пусанской конкурсной программе. Хотя с этим фильмом не было никаких ожиданий по фестивалям. Это очень простая история, которую посмотрело очень много простых зрителей. Мне было приятно ее показывать. Скажем, «Тренинг личностного роста» своей бабушке я не могу показать. При этом друзья моего папы и мои друзья со своими родителями были на его премьере. Им фильм понравился. Мне кажется, это был рубежный зритель, людям старше этого возраста он вряд ли будет интересен. То же самое и с молодыми зрителями. Я понимаю: подросткам и людям, скажем, до 24 лет, тяжело сопереживать 40-летнему мужчине, у которого кризис среднего возраста. Им было бы сложно его понять. Я не понимаю, как в школьной программе, например, обращаются к Достоевскому. В старших классах все мысли о любви, буйство гормонов – а их заставляют сопереживать жизненному опыту, который они еще не пережили.

– «Тренинг личностного роста» вышел в российский прокат. Фильм оказался в фокусе российских кинокритиков, киноведов, журналистов. Такому количеству статей и рецензий может позавидовать любой участник конкурсной программы известного фестиваля. Однозначно, фильм «цепляет» и заставляет думать. Как вы относитесь к мнению простого зрителя, который больше рассуждает на уровне «нравится» или «не нравится». На мой взгляд, такие зрители более искренни.

– Точно. Простой зритель воспринимает кино на уровне своих ощущений, на своем эмоциональном уровне: «Понравилось или нет?». Сложно требовать разъяснений, когда у него спрашивают, а что ему понравилось. Мы выстраиваем фокус-группы на каком-то этапе подготовки фильма или когда почти фильм готов.

Обычно в них входят самые простые зрители: проводим анкетирование, задаем вопросы, связанные с фильмом. Я сейчас понимаю, что это бессмысленная трата времени, потому что простой зритель смотрит картину на уровне интуиции, эмоций, своего настроения, с каким он пришел в кино. Но мне его мнение очень дорого. Конечно, я снимаю зрительское кино. Неоднократно говорил, что я не приверженец тех режиссеров, которые утверждают, что снимают только для себя. Когда делаю кино, я – единственный зритель, на мнение которого могу полагаться, но тем не менее я делаю кино для зрителя. Если зрительский охват большой – значит моя задача выполнена.

Что касается критиков, то я не отделяю их от зрителей. Просто это более профессиональный зритель, и их мнение тоже очень важно и дорого. Когда я делаю кино, стараюсь, чтобы оно было многоуровневым, чтобы не было отторжения у простого зрителя, но чтобы при этом и более искушенный зритель мог найти что-то интересное для себя. Не всегда получается сделать качественно, но когда получается, – особенно радостно.

– На пресс-конференции в рамках кинофестиваля «Евразия» вы сказали, что для вас не важны цифры российского проката фильма «Тренинг личностного роста». Для вас важно его продвижение?

– Просто фильм, как модно сейчас говорить, поймал хайп, когда он выиграл Московский фестиваль, где было много российских СМИ. В это время началось много запросов по фильму в интернете. На тот момент, чтобы поймать зрителя, нам достаточно было его выложить в сеть, потому что все начали «гуглить» и искать. А его не было в сети, но нам пришло предложение о прокате. Я абсолютно четко понимаю, что мне нужен зритель. Я не зарабатываю с проката этого фильма. У меня нет прав на него. Как режиссеру, мне хочется просто расширить границы зрителей. По мне, так надо было сразу «выбрасывать» фильм в интернет и ловить аудиторию, тем более домашний просмотр – такой уютный для вдумчивого просмотра. Мне нравится смотреть кино одному. Можно спокойно посмотреть, а потом можно еще отмотать и пересмотреть. С этой точки зрения, для меня не важны цифры бук-офиса, это не совсем коммерческий проект.

– Вы сказали, что любите смотреть кино один. И, кстати, смотрите профессионально или все-таки как зритель?

– Я люблю смотреть хорошие фильмы по несколько раз, пересматривать. Сначала смотрю фильм просто как зритель, на каком-то посыле, стараюсь не отвлекаться на художественную составляющуюся фильма и как сделан фильм, а вот в последующие разы смотрю более внимательнее. Здесь, на фестивале, посмотрел почти всю конкурсную программу, не удалось к сожалению, только попасть на «Золотую перчатку» Фатиха Акина и украинскую картину «Возвращение домой».