Она уникальная и искренняя во всем. Это, видимо, и располагает, и подкупает зрителей и журналистов. Из всех артистов, приглашенных на Международный музыкальный фестиваль «Nur-Sultan Music Awards-2019», Лолита оказалась единственной приземленной знаменитостью, без понтов, звездной болезни и выпендрежа. Она внимательно отнеслась к вопросам журналистов и, заметьте, с каждым, кто пожелал с ней сделать селфи, терпеливо фотографировалась. Причем все состоялось сразу после ее ураганного выступления на фестивале.

«ПЕНСИЯ С УДОСТОВЕРЕНИЕМ ВЗОРВАЛА!»

– В чем секрет, Лолита Марковна? Откуда столько энергии? Как ни крути, никто до вас не зажег так публику!

– Спасибо огромное. Я думаю, секрет в генетике. И еще один секрет знаете в чем? Очень много классной молодежи, талантливой. Как она стимулирует! Как она дает пинок в те места, в которые ты бы не хотел получать, а именно – в мозг, ничто так не стимулирует! Ты можешь даже впасть в депрессию от того, что думаешь, появилось молодое поколение. Но с другой стороны, … и ты когда-то была очень молодой. Это, конечно, классно. И вдруг наступают такие моменты, когда понимаешь, что сама можешь стать рудиментом. И ты начинаешь искать, ты ошибаешься и проходишь через все, через заигрывание с молодежью в стилистике, потом ты думаешь: «Я останусь сама собой, но я буду в хорошем смысле использовать молодые мозги в аранжировках, в текстах, в музыке, в луках». У меня не очень получается, они все худые, а я нет. Я решила остаться собой. В этом, наверное, есть мой выигрыш и мой страх.

– Вас слушают… Причем люди разных возрастов, в том числе и совсем молодые люди, потому что вы – настоящая!

– Спасибо большое.

– Не могу не задать этот вопрос: что значит для вас участие в фестивалях такого формата, как Nur-Sultan Music Awards-2019?

– Знаете, что я вам скажу. Я очень завидовала всем, кого пригласили на первый фестиваль, тогда меня не пригласили. Я могу вам сказать, что всегда можно ответить, что в тот момент работала или ну, да это первый, и наверняка будут ошибки. То есть ты психологически по-разному думаешь: «А, не пригласили...», но внутри ты думаешь, что недостоин, и находишь кучу того, чтобы сказать: «А мне вообще этого и не надо!». На самом деле я сейчас рассказываю правду, и через это проходят все, поэтому я безумно рада, что пригласили, и рада тем аплодисментам, потому была молодежь, молодежь, молодежь и… вдруг пошла пенсия с удостоверением. И… пенсия взорвала!

– А как часто вы приезжаете в Казахстан?

– Редко. К сожалению. Ну, вы знаете, я же бываю, как и все артисты. Позвали. Приехала. Бывает, что у тебя наступает такой год, когда ты из самолета не выходишь, Казахстан раз в месяц, а бывает так, что тебя уже не звали 4-5 лет. Это нормальное состояние любого артиста. Ты надоел. Тут надо следующего. Я думаю, скоро это колесо ко мне повернется тем флажком, что скажут: «Милявскую позовите».

– Надеюсь, что вас будут приглашать!

– Всему свое время! ЖЕЛАНИЕ ЖИТЬ – Что вообще вас вдохновляет в жизни? – Вы знаете, желание жить. И еще на мне очень большая семья. Если я не захочу жить и перестану развиваться, то, поверьте, все, что я заработала, оно очень быстро будет проедено. Поэтому я должна работать. А чтобы работать, нужно быть качественным контентом, как сейчас говорят, иначе ты никому не нужен.

– Замечательные песни «Раневская» и «На Титаник» с пронзительными словами.

– Сейчас будет «Папа». Новая песня.

– В «Титанике» слова, пронизанные философией, скажите, вы сами не пробовали писать тексты или книги?

– Я тексты не пишу. У меня есть одна книга, но я не могу назвать ее книгой. Она касается исключительно вспомогательной психологии и написана на основании того, что я прочла и слушала выдающихся психологов. В ней всего 120 страниц, а в издательстве сказали, что нужно 360. Когда я им объясняла, что 360 страниц в период неклинической депрессии, повторяюсь, неклинической, это когда нам просто нехорошо, нулевое состояние, и у нас смена настроений, – то, что называется депрессией.

А она может быть осенняя, весенняя, легкая. Я как раз и писала, так как знала и выходила из нее сама, но она в основе тех, кого я цитировала. Я это объяснила в издательстве, что 360 страниц никто не будет читать, человек должен найти то самое место, если мне плохо, очень плохо, и если у меня то-то, то-то. Это должно быть на одну страницу крупным шрифтом, не мелким, вот как сейчас пишут на косметике, что должен взять лупу даже с хорошим зрением, а крупным, – чтобы не напрягаться и улыбнуться в конце этой страницы, и это гораздо важнее. Но пока мы с издательством не договорились. Они склонны к тому, что я права.

Но у меня даже физически нет времени, чтобы завершить эту вещь, я ее каждый год корректирую, она лежит у меня лет семь написанная, и я ее корректирую в зависимости от собственной ситуации, от того, что я ищу и почерпнула от ученых. Я пошла и купила Фрейда, а дальше оглавления не прочла, мы все время на него ссылаемся, но вы извините, это очень четкая медицинская терминология, и то, что мы знаем о Фрейде, это не более, чем чья-то трактовка. Это как о Библии люди рассуждают и о тех, кто переводил с действительно арамейского языка большие книги древнееврейские, ничего общего не имеет с тем, что сегодня существует. Поэтому я не хочу выглядеть профаном, невеждой. Я буду говорить все, что думаю и знаю на эту тему. И, даст Бог, это должно помогать. ПОКА ЗВУЧИТ ГОЛОС

– Лолита Марковна, ждать ли телевизионных проектов с вашим участием?

– Нет. Телевидение не нуждается во мне, как и я в нем.

А возможность увидеть и услышать вас в интернете?

– У меня не хватает сил на YouTube канал, поскольку у меня много гастролей. В 55 лет не так легко, как тогда, когда я была на телевидении. Вечером пела, а днем снимала по три программы. Я чуть не сошла с ума за 1,5 года, потом долго себя восстанавливала, потому что я не умею что-то делать в полноги. Я должна включаться во весь процесс. Если ты не подключаешься, тебе грош цена, особенно в передачах, связанных с тем, что ты хочешь помочь и должен помочь. Поэтому те нервные срывы, которые у меня были после передачи «Без комплексов», они оставили такой след. И я для себя поняла один урок: или я буду заниматься телевидением, или это может быть контент, который будет в интернете, но тогда я должна перестать петь.

– Бросить петь невозможно!

– Да, бросить петь. Ну, там раз в полгода записать песню. Но тогда, ребята, не на что будет снять клип, то есть это такой круговорот. Мне еще хочется петь. Пока звучит голос, нужно им пользоваться. Он перестанет звучать, дай Бог, пусть звучат тогда мозги, можно перейти в разговорную речь, у меня будет больше опыта, и я, наверное, принесу больше пользы.