Театр мудро и по-современному собрал молодую команду, в которой оказались уже добившиеся профессиональных высот мастера сцены и только начинающие карьеру.

  •  Это известный сценограф с мировым именем Эцио Фриджерио;

  •  обладательница премии «Оскар», художник по костюмам Франка Скуарчапино;

  •  главный хормейстер, заслуженный деятель РК Ержан Даутов; дизайнер по проекциям Серджио Металли;

  • художник по свету Винченцо Рапони;

  • хормейстеры детской студии Алтынганым Ахметова и Айгерим Макибаева.

А благодаря дирижеру-постановщику Джузеппе Акуавива и силе пуччиниевского гения в финале оперы до слез публика восприняла печальную судьбу главной героини Мими. И, конечно, благодаря занятым в премьере лучшим и любимым публикой исполнителям был обеспечен успех постановке. Это Медет Чотабаев, Жан Тапин, Талгат Мусабаев, Таир Тажи, Мария Мудряк, Альфия Каримова, Салтанат Ахметова, Армин Бабаян…

Не зря все билеты на первый премьерный показ «Богемы» были проданы.

«Богема» у интернациональной постановочной бригады в «Астана Опера» получилась не похожей на все добротные «Богемы» мира. В спектакле во всем чувствуется индивидуальный стиль, почерк и видение. В первый премьерный вечер в партии Марселя, – не успев выступить в одной премьере, – вышел на сцену уже в новом спектакле заслуженный деятель РК Сундет Байгожин.

– Между премьерами «Шелковая лестница» и «Богема» немного больше 10 дней, мне приходилось работать в быстрых темпах. Я вкладывал все силы, разбирал структуру постановки, разучивал мизансцены, насыщенные мелкими движениями. Самое главное для меня – понимание того, с чем я прихожу на сцену и с чем ухожу, – признался Сундет Байгожин. В свою очередь, искренним оказалось признание примы «Астана Опера» Майры Мухамедкызы, которая будет исполнять партию Мими впервые.

– Когда я жила во Франции, то много исполняла Мюзетту в разных постановках, но все время мне очень хотелось спеть партию Мими. У высоких сопрано есть особенность, что с годами голос становится ниже, поэтому в то время она мне была не по голосу. После долгих лет голос стал готов к этой партии. Мне очень нравится работа с режиссером Андреа Бернардом. Отрадно, что наши взгляды во многом совпадают, мы одинаково видим развитие характера моей героини. Мне очень близка атмосфера Парижа, переданная в этой опере, так как я прожила в этом прекрасном городе семь лет. Кафе, железнодорожная станция и фабрика дают ощущение, что я вновь оказалась в сердце Парижа, – сказала Майра Мухамедкызы.

 МЕТАФОРА О ЖИЗНИ

 Парижем и его атмосферой очарованы и зрители. Оказывается, когда появилось предложение поставить «Богему» в «Астана Опера» Андреа Бернард отозвался с удовольствием. Известную оперу Джакомо Пуччини, кстати, статистика свидетельствует: Пуччини – третий по исполняемости оперный автор в мире после Верди и Моцарта, Андреа Бернард ставит в первый раз. Режиссер-постановщик признался, что творческая атмосфера в театре его вдохновляла. Поэтому он смело экспериментировал. Казалось бы, сюжет «Богемы» довольно традиционный для оперы: любовная история с болезнью и смертью девушки.

Но в жизни есть обстоятельства, которые сильнее нас и сильнее любви. Есть даже набившая оскомину истина – искусство требует жертв. Зачастую люди вокруг талантливых творцов не выдерживают и отступают, уходят, болеют. В опере есть момент, когда кажется, что Рудольф предает свою подругу. Но это не совсем так: он должен творить. А чтобы творить, надо отказаться от очень многих вещей, а также необходима безумная сосредоточенность на творчестве. Может быть поэтому «Богема» для Андреа Бернарда – это метафора о жизни, личностном росте и осознании трудностей жизни героями оперы, которые тесно связаны с искусством. Декорации к спектаклю известного сценографа с мировым именем Эцио Фриджерио действительно впечатляют. Получилась масштабная постановка, в которой задействованы все технические возможности сцены. Огромные декорации исчезают и вновь появляются прямо на глазах у публики.

– Город – это огромная строительная площадка, которая постоянно развивается, это и вдохновило нас на создание декораций. Пространство очень важно для меня. Сценография является неотъемлемой частью драматургии так же, как костюмы и освещение. С самого начала Эцио Фриджерио понимал мои задумки и пытался реализовать эти идеи в пространстве. Для меня большая честь работать с ним. Думаю, что очень важно привлечь новую публику в оперу. «Богема» – это универсальная история любви, а у любви нет возраста, – отметил Андреа Бернард.

ПОЕЗД НА СЦЕНЕ И …В НАТУРАЛЬНУЮ ВЕЛИЧИНУ

Ошеломляющей красоты элементы декораций воплощались командой «Астана Опера» во главе с заместителем директора театра по художественно-постановочным вопросам и производству Виктором Караре.

– Мы сделали каждую из картин особенной, чтобы зритель смог почувствовать атмосферу 1900 года, мог лучше понять жизнь этих молодых людей. Постарались, чтобы и сами декорации, и видеопроекции давали дополнение ко всему тому, что происходит на сцене. Для этого построили заброшенную фабрику, где на верхнем этаже живут наши герои. Непременно впечатлят всех железнодорожный вокзал, транспортные вагоны, которые созданы практически в натуральную величину, они все двигаются и работают в реальном режиме. В этой постановке мы применили новый технологический подход и сделали более реалистичными анимации, к примеру, это касается картины моря. В третьем акте на сцене идет снег – и не только на проекции, но мы увидим его на крыше вокзала.

Одной из самых эффектных сцен стала сцена с вращающейся каруселью, украшенной лампами и лошадьми, полностью отображающими представленную эпоху. А на карусели публика видит и клоунов, и жонглеров, и акробатов, – рассказал Виктор Караре.

ОТ КУТЮР

 До сих пор в Париже работает фабрика, использующая крой XIX века, она производит пиджаки и брюки для рабочих людей. Художник-постановщик Франка Скуарчапино и ее ассистент – ведущий мастер-закройщик Франции Даниэль Бутар привезли в «Астана Опера» для ознакомления образцы этого кроя. Мастерицы швейного цеха быстро освоили новую технологию и подготовили к премьере 189 костюмов. Все костюмы от рабочего до буржуа достаточно сложные не только из-за необычной технологии, но и за счет того, что важно было показать, во что были одеты люди в то время. И, кстати, реквизита в этом спектакле оказалось немало. Но больше всех бутафоры трудились над фотоаппаратом на штативе. Откуда в «Богеме» появился фотоаппарат? Все очень просто: режиссер решил, что главный герой Марсель будет не просто художником, как его принято показывать в классических постановках, а будет художником-фотографом