Проект являет собой несколько перфомансов, объединенных довольно условной тематикой.

Этот театр вполне можно было бы назвать документальным. Однако в отличие от полноценного док-театра, имеющего более социальную направленность, «Тоже театр» более легок для восприятия, хотя в его основе – постановки, основанные на реальных историях.

Надо сказать, что эта форма – довольно редкая для театрального пространства Алматы, правда сейчас все чаще и чаще коллективы экспериментируют с формами.

Саунд скейпперфоманс «Каково» расскажет о незрячем путешественнике из Казахстана, который объехал более 30 стран мира.

Это короткий спектакль, в котором не заняты артисты, а история рассказана через звуковой ландшафт. За музыку в этом перфомансе отвечал композитор Константин Кохан.

Мультимедийные вербатимы «Правила жизни» – это переложенные в театральную форму интервью Мадонны и Саши Барона Коэна, которых на сцене воплотили актеры Елена Вовнова и Куантай Абдимади. Режиссером выступил актер театра и кино, создатель многих театральных проектов Алматы Антуан Дукравец.

Сценарий написала драматург и театральный критик Ольга Малышева. Для создания зрелищности на заднике сцены повесили полотно, на котором воспроизводился специально отснятый видео ряд. Получается, что актер на сцене общается с самим собой на экране.

Перфомансы основаны на публикациях одного из известных казахстанских журналов и были созданы специально для проведенного им в июне летнего фестиваля.

Изначально они были заказаны специально для фестиваля. Однако там они смотрелись бы как часть развлекательной программы, поэтому едва ли зритель смог бы постичь их в полном объеме – не секрет, что на фестивалях, где театральная программа не является основной, зритель смотрит ее, что называется, вприглядку.

Поэтому сейчас в рамках проекта «Тоже театр» его можно посмотреть более основательно.

– «Тоже театр» – это экспериментальный проект постановок, которые не увидишь в других театрах. Мы даже так с прицелом и назвали его: когда к нам приходили бы люди, смотрели постановку, а потом спрашивали нас: «И что, это театр, что ли?». А мы бы отвечали: «Да, это тоже театр», – рассказывает Ольга Малышева. – Театр бывает разнообразным, интересным. Это не только тогда, когда зритель приходит в зал и смотрит на сцену как в телевизор, где ему разыгрывают классические сюжеты. Театр может быть без участия актеров, с присутствием мультимедиа, на основе публикаций в СМИ.

Вечер закончился показом на большом экране под открытым небом спектакля Murmel, Murmel берлинского театра Volksbühne(спектакль-участник фестиваля Theatertreffen-2013, режиссер Герберт Фрич). Это спектакль по 174-страничной пьесе Дитера Рота, состоящей только из одного слова «Murmel».

Спектакль называют высказыванием о «смелости и бессилии театра», а самого Фрича признают культовым явлением современной Германии.

Это пример так называемого «постдраматического» театра, когда постановка не зависит от истории, драматургии, прочих заданных канонов классического сюжетного театра.

Это театр режиссера, где главное – актерские работы и визуальное действие. Надо сказать, что впечатления зрителей разделились. Часть зрителей не дождалась окончания спектакля и покинула зал, другая же – осталась в полном восторге, что, в принципе, показывает разделение общества на сторонников традиционного театра и тех, кто готов к самым разным экспериментам.