Об охотниках

Эрик Байжунусов поднимает важный вопрос, который может привести к гибели видов животных.

Об охотниках
Фото: Inform

Охота – это болезнь, как и любая иная зависимость от необходимости получения дополнительной порции адреналина. Ею страдают альпинисты, гонщики и все экстремалы. Их называют еще «скрытыми самоубийцами». То есть это люди, которые делают что-то, заведомо зная, что могут погибнуть. Без этого они жить не могут. Это заложено в их генах от предков.

Являясь любителем охоты, за рубежом стараюсь обязательно посетить охотничий магазин. Там, в Европе, их с каждым годом становится все меньше. Так что такое охота? Для меня это состояние души. Состояние единения с природой. Пробуждение мужского начала, которого в мужчинах в последнее время становится все меньше и меньше. Охота – это возможность побыть на природе и поразмыслить о том, кто ты есть на земле, чего стоишь и т.д.

Настоящий охотник выслеживает добычу. Самок, тем более в сезон гона, или беременных не стреляет НИКОГДА. Важен процесс поиска и нахождения того самого, «трофейного», чтобы потом всю жизнь рассказывать и показывать всем. Без этих баек охотник не охотник, рыбак не рыбак. …В Женеве мы зашли в такой один-единственный магазин. Продавец-старичок, напоминающий Клинта Иствуда, одиноко сидел за прилавком и демонстративно курил трубку в НЕКУРЯЩЕЙ ЕВРОПЕ.

«Наш», – сказал я себе и сразу начал объяснять, зачем зашел. Он с удивлением посмотрел на меня. Он никогда и не слышал о Казахстане. Я показал ему свои фотографии. Он в шоке. «Это где, у вас?» – спрашивал он после каждой. «Да», – с гордостью заявлял я.

Он показал старые свои фотки 60-х, 70-х годов, когда он мог охотиться по всей Европе. Долго матерно ругался на свое правительство, Евросоюз и всех гринписовцев, вместе взятых. Я купил то, что мне нужно, и мы расстались друзьями. К чему это я? Заглядываясь на красоту швейцарских и других гор, я невольно ловил себя на мысли, что у нас ничуть не хуже, а, может, даже и лучше. Да, там все чистенько, аккуратненько, вылизано все. Шаг влево – штраф, вправо – срок. Рыба – штраф, заяц – срок и т.д.

А как у нас? В Алматы есть крутой магазин, где я с восхищением изучаю различные ружья. Это как женщины в ювелирных магазинах смотрят на драгоценности. Стоит наше удовольствие, как качественный бриллиант, иногда даже дороже. Слышу, как двое молодых ребят обсуждают свою покупку.

– Вот, смотри, целишься в эту оптику прямо в лоб медведя и на курок, и все! Нет зверя, понял? – говорящий напоминал студента химфака, в очках, с нежными городскими ручонками.

Какой медведь? Из этого ружья и в медведя? – с ужасом думал я. Дело в том, что они покупали самое дорогое ружье для снайперской стрельбы с дальнего расстояния по большим животным. За 1-1,5 км можно запросто завалить кого угодно. Но от тяжелого ружья больше и отдача – плечо потом сутками ноет. Я как-то пробовал просто выстрелить из такого. Для этого надо быть фанатом охоты, самому лазить по горам, долгое время лежать в укрытии на сырой земле. Без звука. Без еды. Иногда всю ночь.

Однако эти «охотники» стреляют из такого ружья по любой дичи «ради прикола». У бедного зверя не остается никаких шансов. Но главный принцип настоящего охотника – не убивай ради забавы!

Я никогда не стрелял и не стреляю в сайгаков. Знаете, почему? Однажды в студенчестве выехали с местными парнями на охоту. Тогда дичи было очень много. Так много, что вся джезказганская степь ночью светилась от их глаз в свете фар.

Стрелок в кузове выследил из этой тысячной толпы нескольких «рогачей» и начал стрелять. Один упал, второй, третий. Четвертый, получив ранение, бежал, пока не обессилел. Остановился, посмотрел в сторону нашего «ЗИЛа». Потом вдруг сайгак встал, во весь упор поскакал в сторону нашей машины и… в прыжке ударился о капот.

Я вышел из кабины и увидел жуткую картину: отважный рогач висел на своих рогах, пронзивших радиатор нашего «ЗИЛа», из которого вперемешку текла кровь с водой. Сайгаков тогда убивали в таких масштабах, что было уже понятно, что лет через 20 их уже не будет. А теперь мы носимся за каждым сайгаком, оберегая животного от нас же самих. НЕЛЬЗЯ продавать оружие всем. НЕЛЬЗЯ раздавать разрешения всем.

НЕЛЬЗЯ стрелять вне сезона охоты. НЕЛЬЗЯ держать егерей при низкой зарплате на «Нивах», когда у браконьера и машина лучше, и ружье круче, и возможность откупиться есть. Срочно нужен селективный отбор среди тех, кому разрешено охотиться, а кому – нет. Нужны охотничьи общества, которые возьмут на себя обучение желающих заняться охотой.

Нужно ужесточать санкции против тех, кто нарушает правила охоты, кем бы он ни был. Нужно поднять статус и уровень защитников природы. Иначе нашим детям и показать будет нечего. И лишь на смартфонах и в соцсетях останутся фотографии убитых нами животных.

Источник: ЛИТЕР