Оцепеняющий ветер страха

Статья из газеты "Литер Неделя" № 80

Генетические страхи семейная психотерапия и психология определяет как трансгенерационные и межпоколенные.

Алия Сагимбаева

Страх – одна из самых базовых эмоций и чувств человека, играющая позитивную и негативную роли в жизни каждого.

Как утверждают специалисты, человек обрабатывает всю поступающую информацию в первую очередь сквозь призму страха. Особенно житель постсоветского пространства. В семейной психотерапии есть такое понятие – «синдром предков». Это невидимые связи между многими поколениями родственников, по которым осуществляется трансгенерационная (межпоколенная) передача особенностей жизни, неосознанного повторения ситуаций, значимых дат, семейных тайн.

Люди могут не понимать, почему какое-то событие, происходившее в жизни их родителей, бабушек-дедушек, других предков повторяется (и неоднократно!) и в их жизни. Это чаще всего трагические события: особенности семейных отношений, болезни, разводы, выбор профессии, повторение семейных тайн.

Повторяться могут не только события, но и чувства – обида, чувство вины, зависти, ревности, страха. Вот это повторение событий и чувств в нескольких поколениях родственников и называется «трансгенерационной передачей».

Кому интересна эта тема, рекомендую прочитать книгу известного европейского психотерапевта Анн Шутценбергер «Синдром предков». Она описала травматизм «ветра пушечных ядер», поведав о сотнях своих консультативных случаев, когда у потомков людей, переживших первую и вторую мировые войны, геноцид, узников концлагерей наблюдалось необъяснимое проявление ужасной тревоги смерти, кошмаров, страхов и ощущение цепенящего ветра от пушечного ядра...

У нас же, на постсоветском пространстве, свой травматизм, свой «оцепеняющий ветер страха». Это последствия раскулачивания, репрессий, голода, депортации, Великой Отечественной войны.

Дело в том, что исследования российских ученых Валерия и Ларисы Докучаевых показали, что такие социальные катаклизмы ХХ века имеют социально-психологические последствия на протяжении 3-4 поколений и более. Докучаевыми было установлено, что среднестатистический потомок репрессированных, раскулаченных, участников ВОВ обладает рядом характерных особенностей. Главная из них – внутреннее психологическое напряжение.

Чаще всего не осознаваемое, которое обусловлено синдромом постстрессового расстройства, унаследованного от предков, переживших социальные катаклизмы. Это напряжение многие наши современники реализуют через неадекватные и неэффективные модели поведения. И чаще всего за ними стоят различного рода страхи: боязнь открыть свое дело; страх потери денег, бизнеса; страх перед властью; страх потери детей или партнера; страх, что может что-то случиться с самим человеком; страх голода и т.п.

Вот и получается, что конкретный человек «уходит» из семьи – в алкоголизм и наркоманию; не достигает желаемого результата; периодически теряет работу; испытывает чувство незащищенности и бесправия; ощущает себя жертвой; не доверяет никому. Казалось бы, какое отношение имеют судьбы деда и прадеда к молодому человеку, который хотел стать «первым», то есть начальником, руководителем? Когда проанализировали историю одной семьи и рода в 3-4 поколениях, то выяснилось, что один из дедов был первым трактористом в районе, потом погиб на войне. Прадед был первым секретарем райкома партии, затем репрессирован и в 1937 году расстрелян.

Только тогда потомок начал осознавать и понимать свои глубинные страхи перед властью в связи с исполнением своих служебных обязанностей, страх того, что с ним может что-то случится... Тренинги, чтение книг, ораторское мастерство, мотивация не помогли. И только проработав генетические страхи, он сумел стать первым руководителем. А сколько еще в нашем обществе людей, у которых творческий, личный потенциал, ресурсы заблокированы именно страхом перед властью? И практически это все – потомки репрессированных.

Тема голода в нашем обществе занимает вообще особое место. Потомки переживших голод до сих пор испытывают страх перед голодом, боятся не наесться, много едят, забивают холодильники едой, закармливают детей и внуков, страдают излишним весом.

Сколько страшных историй о периоде голодомора я выслушала!.. До сих пор помню потрясение женщины, которая пришла с запросом «почему не могу поправиться?» и вспомнила, что бабушка рассказывала о своем первом муже – полном мужчине, который вышел на улицу и его съели голодные люди... И эта трагедия передалась потомкам бабушки в виде неосознаваемого страха быть полными...

Фатальна ли связь между всеми этими катаклизмами ХХ века и их влиянием на судьбу потомков? Если не учитывать реального фактора воздействия, не осознавать, то – да.

Приближается скорбная дата – день Памяти жертв политических репрессий. И для преодоления последствий массовых репрессий, раскулачивания, голодомора необходима консолидация всего казахстанского сообщества: ученых, практиков, государственных деятелей, общественности, всех тех, кто заинтересован в мире без войн и конфликтов для того, чтобы наши потомки жили в согласии с самими собой и с миром!