…Акмарал апай после смерти мужа перебралась с двумя детьми в столицу, ближе к брату. Снимала комнату во времянке, устроилась на работу. Дети, увы, не радовали ее отличными отметками. Но она дала себе слово, что даст им высшее образование, пусть они будут людьми, не хуже других. Сама она когда-то закончила медучилище. Но в больнице, где она работала медсестрой, платили мало, еле хватало на выживание в столице, благо хоть семья брата помогала продуктами.

Дипломы – на полку

И сын и дочь Акмарал поступили в университет на платное обучение. Чтобы оплатить их учебу, она влезла в долги и работала, не покладая рук. Я видела эти красные руки – страшные, не женские, обветренные и обмороженные. Она с раннего утра до позднего вечера стояла на рынке, продавала куриное мясо. И в снег, и в дождь и в жару. Благодаря этим курочкам дети закончили учебу, и сами они только курятину и ели. Не видели практически других продуктов и мяса.

Сын и дочь Акмарал долго пытались устроиться на госслужбу, хоть в какое-то министерство, как все. Но – увы! Не получалось самим, связей тоже не было. Акмарал и меня просила помочь дочке устроиться на работу. Я поинтересовалась ее специальностью.

– Международные отношения, – ответила она.

– О, наверное, у тебя английский хороший, сейчас везде нужны специалисты со знанием языка, – обрадовалась я.

Однако, девушка не могла ответить даже на пару элементарных фраз, краснела и бледнела.

– И чему ты четыре года в университете училась? – недоумевала я.

В итоге дочь Акмарал начала работать продавцом и помогать маме, которая взяла в аренду продовольственный магазин. Хороший, видимо, доход был, так как они смогли купить в столице собственное жилье. Сын работает охранником и очень гордиться названием этого государственного учреждения.

Мне жалко их мать, ее здоровье и деньги, заработанные с таким трудом. Она ведь ради диплома о высшем образовании для детей напрочь забыла про себя, пренебрегла своими интересами. Они могли бы пойти в колледж, обучиться за счет государства, то есть бесплатно и получить специальность. Однако менталитет нашего общества не позволил им это сделать.

Страна с высшим образованием

Недавно, узнав, что в Казахстане в советское время могли поступить в вуз только 25 тысяч абитуриентов в год, сильно удивилась. А сейчас – 55 тысяч! То есть более чем в два раза увеличилось количество дипломированных. И возможностей для получения высшего образования стало больше. И это только гранты. А ведь огромное количество студентов получают высшее образование платно.

Чуть ли не каждый второй гражданин нашего общества с высшим образованием не работает по полученной в вузе специальности. В чем смысл государству обучать граждан в вузе, если они потом не работают по специальности? Везде царят конкуренция и рынок, поэтому они не востребованы. Получается, диплом о высшем образовании обесценился?

А в этом году некоторые вузы повысили суммы за обучение, что вызвало шквал недовольства родителей. Все хотят диплом. Все хотят доступное высшее образование.

Как там, за бугром?

В Соединенных Штатах стоимость обу­чения в государственных вузах составляет 10-20 тысяч долларов, в частных – 15-34 тысячи долларов. Стоимость обу­чения в Гарварде начинается с 45 тысяч долларов в год. При этом минимальная зарплата в Америке составляет 7,25 доллара в час или примерно 1 150 долларов. То есть минимальная стоимость обучения в Штатах примерно составляет 9 минимальных зарплат, а в топовых вузах начинается с 40 минимальных зарплат.

Исходя из такого паритета, стоимость в вузах Казахстана нельзя назвать низкой или высокой.


Но, как говорится, дьявол скрывается в деталях. За исключением заработной платы и коммунальных, расходы вуза в Америке и Казахстане равны: это и стои­мость подписки на научные журналы и базы данных, научно-лабораторное оборудование и расходные материалы, и многое другое. Стоимость в вузах США практически на 70 процентов состоит из расходов на оплату педагогического состава.

Получается, что в нашей стране паритет в стоимости обеспечивается за счет более низких расходов на преподавателей. Кроме того, в западном мире вузы всегда на первом месте для благотворителей и спонсоров.

В новостях мы часто слышим как какой-нибудь меценат или выпускник подарил альма-матер библиотечный или спортивный комплекс, дорогостоящий телескоп или просто перечислили в эндаумент-фонд университета несколько десятков миллионов долларов.

К примеру, бюджет Гарвардского университета в 2014 году составил более 36 миллиардов долларов США, и доля оплаты за учебу студентами меньше миллиарда долларов, остальное – это научные гранты, государственная поддержка американских студентов и средст­ва спонсоров и благотворителей.

Доход профессора в Гарварде в среднем составляет 200 тысяч долларов в год, но в него, помимо оклада, входят и выплаты по научной работе.

В остальных вузах Америки доход профессора в среднем составляет 130 тысяч долларов в год. Конечно, нельзя забывать о налогах, размер которых в зависимости от разных условий может составлять 25-35 процентов, но все равно это значительно больше, нежели в Казахстане.

Как было сказано раньше, львиная доля бюджета американских вузов уходит на оплату труда педагогов. По этой причине, а также в связи с колоссальным престижем преподавательской деятельности в западном мире и хорошим пенсионным обеспечением, на вакансии преподавателей большой конкурс.

Учись – не хочу

Ничего подобного нельзя сказать о нашей профессуре. К великому сожалению. Ведь именно эта категория общества фактически отвечает за то, какие инженеры, врачи, судьи, прокуроры, экономисты и прочие специалисты придут на рынок труда!

В западном мире высшее образование – это, как ни странно звучит, удел умных или богатых.

Либо плати за учебу, либо успешными достижениями в учебе добивайся гранта. Есть, конечно, и третья категория – спортсмены, музыканты и вокалисты, которые в последующем представляют свои университеты на различных состязаниях и конкурсах, но опять же это требует определенных талантов.


В нашей стране высшее образование максимально доступно – более 55 тысяч грантов ежегодно.

Есть программа «Болашақ», позволяющая сотням казахстанских граждан ежегодно поступать в топовые университеты мира по программам магистратуры и докторантуры Phd. Помимо всего этого страны СНГ предоставляют места при приеме на учебу в вузы для граждан Казахстана.

Мы часто любим сравнивать казахстанскую систему образования с советской. Так вот, в советское время госзаказ в вузах составлял всего 25 тысяч мест, а об учебе в Европе и Америке нельзя было даже мечтать!

Население Казахстана увеличилось не намного по сравнению с последними годами советского периода, а увеличение госзаказа – более чем двукратное!

Не может высшее образование быть доступным для всех. Все наш менталитет!

Каждый родитель считает своим долгом дать чаду высшее образование. Не важно, по какой специальности, но пусть будет диплом. А то, что потом это чадо с дипломом о высшем образовании работает продавцом, охранником или секретарем, никого не заставляет задуматься о том, что зря потеряно время. И при этом так трудно найти на рынке труда квалифицированных поваров, каменщиков, сварщиков, электриков, сантехников.

Пусть мало, но дорого!

Считаю, что целесообразно сократить число грантов, подняв его стоимость. Приравнять стоимость платного обучения к размеру гранта!

Не могут вузы учить студентов по госзаказу по одной цене, а по платному приему – по другой! Дополнительные средства гранта направить на значительное увеличение зарплаты профессорско-преподавательского состава и обновление учебного и научного оборудования.

В этом случае в вузы пойдут работать специалисты высокой квалификации, которым есть чему учить и обучать. При этом необходимо внедрять элементы общественного контроля за деятельностью ректората, чтобы дополнительные финансовые средства не были банально разворованы.

Сокращение контингента студентов повысит конкуренцию среди вузов и удалит с рынка слабых игроков.

Второй шаг – необходимо внедрять элементы селекции на разных стадиях обучения в школе, создавая различные траектории обучения, исходя из потенциала ученика.

Третий шаг – нужно поднимать престиж рабочих и сервисных профессий и соз­давать рабочие места. И тогда мы не будем обрывать объявления в ОLХ в поисках «нормальных» плотников, сантехников и электриков.