«Нет авторитетов», «Непостоянные», «Сразу хотят огромную зарплату» – как часто я слышу от своих коллегруководителей такие комментарии о работниках поколения Y и Z. Но так ли это на самом деле или с молодыми людьми просто не умеют работать?

ДЛЯ ТЕХ, КТО В ТАНКЕ

В 90-х теория поколений стала очень популярна среди исследователей всего мира. Ученые выставляют возрастные деления, но все же плюс-минус в одинаковых пределах. Рожденные с 1925 по 1943 год – молчаливое поколение, с 1943 по 1960 – беби-бумеры, с 1961 по 1981 – поколение Х, с 1982 по 2000 – поколение Y или миллениалы, после 2000 или даже 1996 года – поколение Z.

Их разделяют исторические события, кардинально менявшие уклад и условия, в которых росли представители одного поколения: война, технологическая или цифровая революции и прочее.

Вот о поколениях Y и Z (кому сейчас меньше 37 лет) и пойдет сегодня речь, так как именно эти специалисты будут много лет формировать рынок труда.

250 ТЫСЯЧ, КАРЛ!

Согласно данным 2019 года международной компании Universum, опросившей более 9 000 казахстанских студентов, ожидания по месячной зарплате у «игреков» – 264 937 тенге, а у «зетов» – 254 240 тенге.

Не хило, да? Особенно, если учесть, что средняя «зпшка» в Казахстане, по данным Комитета статистики, в первом полугодии 2019 года достигла 168 489 тенге. То есть они хотят получать в 1,5 раза больше, чем в среднем по стране.

В январе экс-аким Астаны говорил, что в городе средняя зарплата составляет 230 тысяч тенге. Многие люди тогда с сомнением восприняли статистику горадминистрации, считая ее завышенной. Но аппетиты молодых специалистов и того выше, и их ждет щелчок по носу. Ребята не совсем в курсе трендов на рынке труда. Одно из возможных негативных последствий ситуации – разочарованные реальностью будут искать возможности повысить доходы за границей. Они, кстати говоря, это и делают. В прошлый раз я писал про поток эмигрантов из Казахстана – половина из них имеет высшее образование. Такая картина не только в нашей стране. По данным Head Hunter, в Украине около 30% их соискателей из поколения Y и Z по всему миру имеют завышенные зарплатные ожидания. Этот пункт входит в топ-5 характеристик этих поколений. Чего, к примеру, не наблюдается в топовой пятерке у их старших коллег – поколения X и выше. Так что хотеть зарабатывать больше, чем может дать рынок труда – это, как говорится, «норм». Есть еще один момент.

ГДЕ ХОТЯТ РАБОТАТЬ Y И Z?

Они стремятся попасть в такие компании, как Air Astana, Mercedes-Benz, КазМунайГаз, Самрук-Казына, Sumsung, Microsoft, Тенгизшевройл и другие. Рейтинг лучших работодателей, по мнению студентов и профессионалов, выстраивали те же Universum. То есть трудиться им хочется в крупнейших международных и казахстанских компаниях. Это неудивительно, ведь именно там и можно найти самые высокие, по убеждению многих, доходы и престиж. Тем более, что самой распространенной характеристикой Y и Z является стремление получить все и сразу. Так можно описать более трети опрошенных «игреков», и почти половину «зетов», по данным Head Hunter.

В этих пунктах мои критически настроенные коллеги оказываются правы: молодежь сейчас действительно ожидает прийти и без опыта работы сразу же получать зарплату, соразмерную той, что работодатели привыкли выплачивать «старым» и очень лояльным сотрудникам. Зато их отличает то, до чего моим ровесникам и старшим коллегам далеко.

У них действительно высокие амбиции и нет авторитетов. Но это – веление времени.

САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ И ТЕХНОЛОГИЧНЫЕ

Родившись в цифровую эпоху, они стараются во всем разобраться самостоятельно. Действительно, если твой начальник не может быстро понять, как скачать видео из Facebook, то, пусть у него хоть тысяча лет опыта работы, вряд ли его можно назвать современным. И они скорее научатся любому делу по урокам в YouTube, чем станут просить у кого-то разъяснений.

Их характеризуют креативость, прагматичность и, в отличие от поколения родителей, нежелание выполнять команду «Стройся!».

Они не станут слушать босса-самодура. В них есть смелость и отвага. Причем не бездумные. В отличие от поколений постарше, которые за стабильность готовы терпеть даже бессмысленную работу, «игреки» и «зеты» готовы рискнуть заняться любимым делом. Среди них гораздо больше предпринимателей.

Они – индивидуалисты, но такие, которые с юного возраста знают о проблемах общества и экологии, и, в отличие от родителей, не перекладывают эти опасности на плечи государства. Они готовы принимать участие в их устранении: становятся волонтерами, создают сообщества и челленджи в социальных сетях...

Да, они склонны требовать от мира слишком многого, но при этом и вкладывать они готовы немало. Учитывая их колоссальную способность учиться, самостоятельно находить все необходимые знания в интернете, смотреть далеко за пределы предложенного, в Казахстане их особенностям не могут найти применение. И наше устаревшее образование губит и топит все то, что нужно возделывать. За редким исключением в наших колледжах и университетах обучают «коллективистски» и «командирски»; до сих пор прилежание и посещаемость влияют на оценки больше, чем интеллект; сказать то, что требует преподаватель, иногда важнее, чем предложить сверхновую нестандартную идею.

Поэтому до сих пор к вузам, а тем более колледжам, у нас отношение как к гигантским тоям – это никому не нужно. Но, пожалуй, это тема, достойная отдельной колонки.