О том, что учеба в мединституте не сахар, знают все. И это правильно, поскольку профессия того и требует. Мучились, сдавали зачеты, коллоквиумы, латынь, анатомию и все виды химии, какие только есть. Тяжко, но жутко интересно.

Начиная с первого курса, все преподаватели со студентами на «Вы» и по имени отчеству. И по жизни потом только так. Так, видимо, насаждался в обществе образ врача и уважение к нему. За эти годы многое изменилось, началась повсеместная культурная революция, внешне похожая на деградацию. Реформы шли и тогда. То в армию – всех после 3 курса, то новый порядок зачисления в интернатуру, то новые правила экзаменов и т.д. Но, что главное, мы могли работать сразу после интернатуры и даже оперировать.

Потом перестройка, рынок… Нуждаясь в деньгах, я согласился преподавать хирургию в открывшемся в нашем городке филиале медколледжа. Студентов было человек 25. Из всей группы интерес к предмету проявляли только пара студентов. И так каждый раз. Начал интересоваться: «Почему?» Оказалось, большинство и не собирается работать по профессии. Заплатил, получил диплом и хоть куда: в массажный салон, маникюр и т.д. Диплом нужен. Поговорил с директором колледжа. По его словам, мы живем на их деньги, отчислять нельзя. Главное, ведь платят.

И я отказался. Это были первые признаки коммерциализации медобразования. Эти правила плавно перешли потом и на высшие учебные заведения. «Я плачу, а ты дай диплом» – по такому принципу начали работать все. Каждые 2-3 года систему образования начали сотрясать все те же реформы. К концу 90-х стало ясно, что с нашим образованием надо чтото делать. Можно было после медучилища поступать сразу на 3 курс института, порядок зачисления в медвуз начал меняться чуть ли не ежегодно.

В нулевых годах Казахстан решил принять англо-саксонскую модель медицинского образования, успешную в европейских странах. Мы приняли Болонскую декларацию. В чем суть этого процесса? Если кратко, то мы с того момента стали бакалаврами, резидентами и т.д. Наше поколение училось всего 7 лет. Оказалось, что этого недостаточно, потому что в США учатся 11-13 лет, в Англии – 9-16 лет. Вот и мы решили более глубоко обучать врачей от 7 до 11 лет.

Главное, чтобы стать педиатром, теперь необходимо поступать в резидентуру, после завершения учебы в институте наравне с нейрохирургами и др. Потому что нельзя, чтобы детей лечили вчерашние студенты! Звучало вполне убедительно, и многие ныне живущие и здравствующие наши корифеи медицины поддержали. Затем, с приходом каждого нового министра, начались и другие новшества. Ввели снова обязательную отработку 3 года в 2010-11, первый выпуск которых проводится сейчас. Из последних новшеств – это создание университетских клиник.

Улучшилось ли от этого качество образования? Стали ли врачи умнее? Знания и умение врача не зависят от количества проведенных в вузе лет. Главное – кто и как их обучает… Тогда нам обещали, что наши дипломы будут признаваться везде. Но мы пошли еще дальше. Мы начали открывать медицинские факультеты в каждой области и в каждом высшем учебном заведении!

…И тут я вновь вспоминаю глаза своих студентов из того медколледжа. Но те были медсестры и братья, а тут врачи. Представляете? И я начинаю сомневаться. Понимаете, каждый мединститут, как у нас в стране, тем более там, в странах ЕС, создавался вокруг видных имен, ученых: Пастер, Павлов, Мечников и др. Это были лауреаты Нобелевской и других премий, и вокруг них создавался храм науки и образования! Более поздняя история связана также с большими именами, сосланными во время войны и репрессий в республики Средней Азии, Казахстан и сибирские города. Оттого и уровень образования там считался одним их лучших в СССР. А вокруг чего и кого мы сейчас создаем наши храмы? Наверно, это уже больше секты, нежели сосредоточие чего-то светлого и вечного.

К слову сказать, по количеству врачей мы входим в 10-ку стран с высоким уровнем обеспеченности кадрами. Врачей у нас более чем достаточно, да и количество студентов превышает спрос. Тогда в чем дело? Давайте задумаемся, пока не поздно. Там, на западе, студенты учатся 16 лет, чтобы потом получать 200 тыс. долларов в год. Наши за что? Вот и оканчивают институты наши и уходят, кто куда. Оно может и верно, но вряд ли будет хорошим врачом тот, кто думает только о деньгах. Как ни крути, но наше ремесло связано с нашим умением. Заработаешь авторитет – заработаешь и деньги. Иначе никак. Да так в любой другой отрасли.

Надеюсь, что скоро вопрос достойной зарплаты врачу будет решен. Осталось совсем немного. Но надо ли нам держать столько институтов и готовить столько врачей? Пора, наверно, выбрать качество вместо количества. И не важно, сколько лет мы будем их учить. Важно, кто будет учить и кого! Профессия врача должна исходить от сердца человека, осознанно. Чтобы быть хорошим врачом, надо быть хорошим человеком. Поэтому мы должны готовить хороших людей: интеллигентов, умных, образованных, любящих пациентов и свою профессию.

Надо оставить только вузы с историей и именами, а все остальные закрыть. Это чисто мое мнение.

Источник: ЛИТЕР