Зарплата у нас, медиков, никогда не была высокой. Всегда с завистью смотрели на коллег за рубежом. В чем разница? Пашем с ними одинаково, если не больше. Похоже, этоуже сталовечнойпроблемой. Вроде и задача несложная – взять и поднять зарплату медикам...

Так сложилось исторически. После революции была установлена гегемония пролетариата. Рабочие профессии были сдвинуты на передний план в качестве основных источников налоговых поступлений. А вся сфера обслуживания, куда была включена и медицина вместе с образованием, отодвинута на задний план на так называемый принцип «остаточного финансирования».

С тех пор здравоохранение получает деньги из налоговых поступлений после всех основных платежей в производственный сектор. Все больницы и поликлиники стали учреждениями, финансируемыми согласно смете расходов. То есть, сколько, кому и когда, решалось финансистами в зависимости от выделенных денег из бюджета. Там указывается маленькая, но постоянная статья оплаты труда, разбитая на 0,5 ставки, 0,25 и т.д.

Так проще и экономнее управлять государству.

Поэтому строились и продолжают строиться огромные больницы с большим количеством коек, кабинетов, площадей, специалистов. Потому что каждая больница хочет отхватить из бюджета побольше денег.

Потом СССР развалился, деньги кончились. Выживали и зарабатывали, как могли. Кто выращивал скот, кто сеял зерновые при больнице, а некоторые медучреждения просто собирали у населения деньги на ремонт крыши. Постепенно положение улучшилось. У государства появились деньги. Учреждения стали казенными предприятиями, то есть чуть более самостоятельными. Им разрешили кое-что зарабатывать, кое-что покупать самим. Но зарплата оставалась прежней, так как была все также привязана к часам, отработанным в больнице.

Работай, не работай, все равно получишь ставку, иногда полторы плюс дежурства. Пашешь сутками и получаешь все ту же зарплату, стабильную, но очень маленькую. Но НЕ БОЛЕЕ 1,5 СТАВКИ. Мало, глупо, но регулярно.

Спасибо людям, которые не давали нам умереть от голода. Все эти годы они помогали нам, чем могли. Поэтому не знаю, как нынешнее, но мое поколение перед ними в неоплатном долгу.

Затем казенные предприятия перевели в предприятия на право хозяйственного ведения. На это ушло практически 10 лет. Надо было просто сократить все раздутые штаты, урезать лишние, не приносящие пользу площади, и направить высвобожденные средства на повышение зарплаты и другие важные цели. Верхняя граница зарплаты была упразднена. Мы долгие годы боролись именно за это.

С 2010 года постепенно все больницы перешли на хозведение, а некоторые – стали акционерными обществами. Внедрена была единая национальная система здравоохранения. Государство начало платить не за площади и объемы, а за каждого пролеченного больного. То есть чемтяжелейдиагноз, тем дороже его стоимость. Чем быстрей и качественней его вылечишь, тем больше заработаешь и т.д.

В этих условиях бурно начала развиваться кардиохирургия, трансплантология, технологичная медицина. Усиленными темпами начали развиваться новые технологии. Но неожиданно открылся «ящик Пандоры». Опять не стало хватать денег. Дефицит стал нарастать в арифметической прогрессии. И единственным решением стало внедрение обязательного медстрахования.

Но это одна сторона медали. Есть вторая. Главный врач/менеджер/директор больницы или поликлиники – это такая же профессия, как хирург или педиатр, и этому ремеслу надо учиться и учиться. Профессионалы – организаторы здравоохранения быстро внедрили современные методы управления многочисленными коллективами и смогли выстроить рыночные механизмы, позволяющие зарабатывать врачам в зависимости от результативности и профессионализма.

Сейчас зарплата около миллиона тенге не редкость не только в республиканских центрах, но и в районных больницах.

Например, в Тайыншинском районе СКО. Надо просто уметь зарабатывать и правильно организовать производственный процесс, чего многие до сих пор не умеют, к сожалению.


Читайте также

Если вы заметили, то при каждом посещении больницы или поликлиники наш министр спрашивает у врачей, сколько те получают. «Ставку»отвечают те, со страхом озираясь на красного от негодования главного врача. «Вы же работаете на двух участках?»спрашивает министр. «Да»отвечает врач. «Так почему вы не платите ей двойную зарплату?»обращается теперь он к главному врачу. «Исправим, сделаем, принято, доложим и т.д.», – рапортует главный врач.

В нынешних условиях деньги идут за пациентом к врачу, которого выбрал данный пациент. Два участка – это 3 400 человек, а значит около 3 400 000 тенге ежемесячно. Конечно, главному врачу удобней заплатить 70 тысяч врачу, а на остальное купить противогазы, лекарства, дезсредства и многое другое. Кроме этого, у него до 5 заместителей, более 10 финансистов плюс секретари, водители, охранники, садовники, дворники...

Я часто посещаю частные клиники, где у главного врача нет своего кабинета. А зачем? Они считают деньги. То, что нерентабельно, не делают. У Юрия Пя, например, тоже нет кабинета. Есть один маленький, который выглядит как приемная некоторых наших главврачей горбольниц. Юрий Владимирович там ведет прием пациентов со всей страны. Сам чистит снег, ездит на велосипеде. Потому что ему надо оплачивать труд своих врачей и обеспечивать своих пациентов нужными лекарствами. Это для него важнее.

ПХВ позволяет перевести зарплату из почасовой в сдельную. То есть, сколько ты пролечил, столько и получил согласно договору с организацией. Спрятанная от всех трудовая книжка в сейфе начальника отдела кадров и «совковый» принцип оплаты труда по часам – это и есть главная проблема нашей низкой зарплаты. И плюс неграмотность главного врача, назначенного по принципу «хороший человек попросил».