Особенности национальной охоты

Убийство инспектора РГКП «ПО «Охотзоопром»  Ерлана Нургалиева всколыхнуло общественность.

Особенности национальной охоты

Эта горячая тема сейчас обсуждается со многих ракурсов. С помощью сегодняшних наших спикеров, мы попытались выяснить, какова среда для распространения браконьерства и где грань, разделяющая охоту и преступный бизнес.

Браконьерство – продукт коррупции

Арман Шураев, председатель попечительского совета Фонда развития «Казақстан Барысы»:

Шураев 2.jpg
Арман Шураев на рыбалке
Меня вообще недавние новости жестко возвращают в действительность. Ведь в последние годы я, как охотник-гусятник, с удовольствием охочусь за границей. Скажем, в той же Румынии или Чехии. Не потому, что это круто, а потому что очень комфортно и цивилизованно. Там созданы все условия для этого вида бизнеса, приняты соответствующие законы.

Маленькая Чехия, размером с наш Каскеленский район, выдает лицензии на более чем 100 тысяч кабанов (сейчас, наверно, все 150 тысяч) и около 100 тысяч косуль. Если учесть, что лицензия у них стоит 300-500 евро, то только по этим двум видам животных местная экономика получает порядка 100 миллионов долларов в год. Сделано все, чтобы богатые бюргеры с соседней Германии или Австрии приезжали и охотились.

А у нас много охотничьих хозяйств, конечными бенефициарами которых являются наши крутые агашки – это закрытые территории. Никто не знает, что там вообще происходит. Или же есть хозяйства, которые задирают цены, совершенно не контролируют количественные нормы отстрела и нет никакого порядка.
Там, где нет цивилизованного саморегулируемого бизнеса, появляется место для преступлений.

Я, конечно, отдаю должное тем усилиям, которое прикладывает государство по популяризации и охране сайгаков. Но они не решают всего комплекса проблем. Начнем с того, что у нас до сих пор нет нормального закона об охране животного мира и об охоте. Другой вопрос – исполнение закона с учетом огромной коррупционной составляющей на всех уровнях. Не секрет, что уничтожение сайги идет из-за ценности их рогов. Говорят, за килограмм китайцы платят 2 тысячи евро. Сотни килограмм провозят через границу, уверен, не без участия некоторых пограничников или таможенников. Следовательно, коррупция на границе делает экономически выгодным браконьерство. Браконьеры мотивированы настолько, что готовы стрелять в тех, кто охраняет природу.

Конечно, егерям можно и нужно дать больше полномочий, чтобы они могли стрелять не только по машинам, по колесам. В той же Кении, охотничий инспектор имеет право прямо на месте преступления пристрелить браконьера, потому что выбор у преступника небольшой – суд приговорит его к высшей мере наказания.

А мы в Казахстане – великие либералы. Только одно из десяти дел, связанных с браконьерством, доходит до суда.

Еще на этапе следствия изъятая туша косули или кабана в итоге может превратиться в мирного барашка или в тушу свиньи и дело развалится. За какие-нибудь 100 долларов судмедэксперт выпишет нужное заключение. Да и в суде найдутся «неравнодушные» служители фемиды, помогут. В итоге те, кого месяц назад инспекторы брали с поличным, приезжают на тех же конфискованных машинах, демонстрируют свою безнаказанность. Поэтому инспекторы ходят с поникшими головами, у них опускаются руки глядя на все это.

Самая главная проблема – это коррупция

И к смерти инспектора государственного предприятия «Охотзоопрома», который, считаю, достоин звания Халық Қаһарманы, причастны не только браконьеры. Вот и сейчас, в расследовании убийства появляются сюрпризы. Сначала было 8 человек, сейчас выясняется, что их было трое. Хотя второй инспектор утверждает, что только в одной из преследуемых машин было три человека. Значит, кто-то должен быть во второй машине, это же не Тесла беспилотная.

То есть уже здесь, на этом этапе можно констатировать, что идут противоречивые данные о количестве участников преступления. Для чего это делается, скрывается ли истинное число преступников, скрывают ли конкретных участников всего этого беспредела? На эти вопросы от правоохранительных органов должны быть четкие ответы

Читайте также

Кушать подано 

Заместитель директора РКГП «ПО
«Охотзоопром»  Жаннат Тансыкбаев:

Жаннат Тансыкбаев.jpg
Жаннат Тансыкбаев


– 77 фактов браконьерства зафиксировано в прошлом году. Это цифры Комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК. Тревогу продолжает вызывать сайгак. Только в прошлом году браконьерами отстреляно более 429 сайгаков. Добычей незаконной охоты стала 501 штука рогов сайгаков. Несмотря на принимаемые меры РГКП «ПО «Охотзоопром» Комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК по борьбе с браконьерством, отстрел сайгаков не прекращается. В основном истребляют самцов, так как сайгачьи рога высоко ценятся на черном рынке как ингредиент для изготовления препаратов восточной народной медицины.

Наличие рынка рогов сайгаков внутри республики и налаженного маршрута контрабандного вывоза их за границу, уход задержанных лиц от ответственности – это все составляют факторы риска для сохранения сайгаков и животного мира в целом. И, конечно, снижает эффективность принимаемых государством мер по сохранению природных ресурсов.

Инспекторы находят и браконьеров, задерживают их, составляют протоколы, собирают доказательства. Значительное количество дел до суда не доходит. Случаев, когда браконьеры несут наказание, мало.


В прошлом году к административной ответственности привлечены 7 671 человек, к уголовной ответственности – 77 человек, наложен административный штраф на сумму 102 733 060 тенге, взыскано всего лишь 89 821 660 тенге.

В августе прошлого года инспекторами ЦРФ РГКП «ПО «Охотзоопром» (ст. группы Кемпиров Б.) при проведении мероприятий по выявлению и пресечению нарушений природоохранного законодательства на территории села Жанакала Аркалыкского района Костанайской области была задержана автомашина ВАЗ 21213. В ней 3 человека. Один из задержанных оказался сотрудником УВД города Аркалык. При осмотре автомашины обнаружили ружье 12 калибра марки ТОЗ (8524402), 39 штук патронов, 1 туша сайгака с рогами. По данному факту возбуждено уголовное дело. Но дело еще не дошло до суда.


В мае прошлого года примерно в 15:00 часов инспекторами ЗРФ РГКП «ПО «Охотзоопром» Жанибекского ОП при проведении мероприятий по выявлению и пресечению нарушений природоохранного законодательства на территории Жанибекского района вдоль границы с Российской Федерацией около поселка Камысты был замечен квадроцикл. На законные требования инспекторов остановиться, водитель квадроцикла не подчинился. В ходе преследования был задержан квадроцикл без госномеров. Им управлял капитан пограничной службы в/ч 2036. В ходе осмотра места происшествия, вблизи квадроцикла обнаружено 12 штук рогов сайгаков, чехол от ружья, топор, одна туша сайги с рогами с огнестрельными ранениями. Материал и вещественные доказательства были переданы в РОВД Жанибекского района.

Судом браконьеру определена мера наказания в виде лишения свободы сроком на 3 года и 6 месяцев с лишением права заниматься деятельностью, связанной с охотой сроком на 3 года, с отбыванием основного наказания – лишения его свободы в учреждениях уголовно-исполнительной системы минимальной безопасности. Его лишили воинского звания. На суде бывший капитан пограничной службы признался, что пользовался своим положением и неоднократно сбывал незаконно добытые сайгачьи рога.

Буквально на днях, 21 января 2019 года при проведении мероприятий по защите редких и исчезающих видов диких копытных животных и сайгаков, в Махамбетском районе Атырауской области, инспекторами оперативной группы Западно-Казах­станского регионального филиала РГКП «ПО «Охотзоопром» обнаружены туши 10 отстреленных особей сайги, спилены рога. На место происшествия вызвана оперативная следственная группа Махамбетского РОВД. Данный факт зарегистрирован в Махамбетском РОВД в КУИ от 21 января 2019 года.

Браконьеры незаконным путем добывают не только сайгачьи рога, они пытаются сбыть и мясо незаконно отстрелянных диких животных.

5 января инспекторами службы охраны Южно-Казахстанской, Арысской и Карактауской ГЗЗРЗ при проведении рейдовых мероприятий по охране животного мира совместно с сотрудником полиции Арысского РОВД задержан 45-летний житель города Арысь, который пытался сбыть мясо незаконно отстрелянного дикого кабана в кафе у автодороги Арысь-Шардара. Это не единственный случай.

Чуть больше года назад во время проведения охранных мероприятий, инспекторами республиканской оперативной группы на территории Баянаульского района Павлодарской области был задержан житель села Шоман Куркелинского сельского округа. В областной центр он вез добытую незаконным образом дикую птицу – тетерева. Как признался задержанный, тушку вез с целью сбыта в одну из точек общественного питания. Инспекторы в салоне машины нашли еще двуствольное ружье 12 калибра ИЖ-27, патроны в количестве 32 штук 12 калибра и складной нож.

Наша сводка полна и случаями браконьерской охоты на редкие и исчезающие виды диких животных и птиц.

Один из свежих случаев: в канун нового года, 31 декабря 2018 года, инспекторами службы охраны Южно-Казахстанской, Арысской и Карактауской ГЗЗРЗ совместно с инспектором Абайского РУВД города Шымкента совместно с частным природоохранным фондом ЭКО ОКО был обнаружен убитый большой подорлик. Эта птица занесена в международную Красную Книгу и Красную Книгу Казахстана. Птица окольцована кольцами с номерами на правой и левой ногах. Составлен акт.

Материалы переданы в Абайское РУВД Шымкента. В браконьерском списке отстрел краснокнижной дрофы-красотки, ущерб составил 1 млн 588,3 тыс. тенге. Стреляют и в краснокнижного чернобрюхого рябка.

Охотник – первый защитник природы

Охотник Евгений Сидельников.jpg
Евгений Сидельников
Директор охотхозяйства «Черная Уба» Евгений Сидельников:

– Инспекторы и егеря идут с гладкоствольными охотничьими ружьями против вооруженных нарезным оружием браконьеров.

А получают в месяц по 40-50 тысяч тенге, замерзая в степи, защищая сайгаков.

Сайгачьи рога стоят дороже золота на рынке.  Не только рога браконьерским путем добывают  на территории Казахстана, добывают кордицепс (род спорыньевых грибов, пиреномицеты, паразитирующие на определенных видах насекомых), который из-за редкости и дороговизны еще называют «лекарством императоров». Представители китайской народной медицины платят за  контрабандный товар по 600 000 тенге за килограмм.

Инспекторы противостоять браконьерству в одиночку не в силах. Чтобы переломить ситуацию, необходимо задействовать ресурсы государства, дать больше полномочий охотхозяйствам и  привлечь общественность к проблемам природоохранной деятельности. Работа инспектора РГКП «ПО «Охотзоопром» и егеря в охотхозяйствах  связана с большим риском для жизни.

Почему бы  не увеличить фонд оплаты труда егерей и инспекторов  не только за счет республиканского, но и за счет регионального бюджета. жизнь тех, кто днем и ночью занимается природоохранной деятельностью,  не застрахована.
Если вообще запретим охоту, зверей не станет больше. Человек уже настолько навредил природе, что ей уже самой не под силу восстановиться. Только вырубка и пожары  лесов принесли непоправимый вред нашей природе.

Добросовестный охотник – самый первый защитник природы. История показывает,  инициаторами многих заповедников, заказников и особоохраняемых территорий были именно охотники и охотничьи общества, один из таких ярких примеров – знаменитая «Беловежская пуща». И, кстати, охотничий туризм в свое время спас от исчезновения многие виды животных, такие как винторогий баран и популяцию носорогов.

Охотхозяйства – первая и главная застава на пути браконьеров, но пока полномочий, сил и финансов для эффективной борьбы с нарушителями недостаточно. В Казахстане более  сотни  охотничьих хозяйств. Это малый и средний бизнес – очень специфический и чаще всего малоприбыльный.  Возродить культуру отношений с животным миром, в том числе и с дичью под силу охотхозяйствам. Ведь когда-то охота была настоящим искусством.  Проблема охотхозяйственной отрасли  кроется в том, что многие чиновники и большинство казахстанцев  отождествляют охотничье хозяйство с охотой, а охотника ставят на равных с браконьером, забывая об охранных и воспроизводственных мероприятиях, проводимых охотхозяйствами. Охотпользователи играют положительную роль в деле охраны животного мира, и, конечно,  заинтересованы, чтобы охотничьи хозяйства были рентабельными, жизнеспособными и приносили выгоду государству. А повысить рентабельность и эффективность охотхозяйств  можно только благодаря грамотному развитию охотничьего туризма.

Одной из мер, которая  должна привести их к финансовой состоятельности, можно назвать дичеразведение. К сожалению, сейчас еще четко не отработан механизм разведения животных в неволе, но постепенно нормативно-правовая база улучшается и ситуация должна измениться к лучшему.  Спасибо энтузиастам-охотникам, которые направляют средства на содержание егерей, следят за поголовьем животных, помогают профессионально проводить их селекцию, но со всеми проблемами в этой сфере они не справятся.

Государство не должно ставить палки в колеса, помогать надо.  В советское время получаемые деньги на приобретение охотничьей лицензии направлялись на развитие охотхозяйств, в том числе на воспроизводство животного мира, использование современных биотехнологий, обучение специалистов для охотхозяйств, чтобы грамотно вести деятельность.


Охотник Валерий Дьяков2.jpg
Валерий Дьяков
Главный охотовед охотхозяйства «Кучиха» Валерий Дьяков:
Зарплата инспекторов и егерей и их социально-правовая защищенность –  не единственная статья расходов.

Чтобы бороться с браконьерами на равных, нужно современное оснащение, к примеру,  фотоловушки и дроны. Необходимо создать для браконьеров невыносимые условия – перехватить у них инициативу.

Сейчас браконьеры чувствуют себя хозяевами в степи, горах, лесах.  Чтобы переломить ситуацию, мы должны не только задействовать ресурсы государства и дать больше полномочий госинспекторам, егерям и охотхозяйствам,  но еще и  привлечь общественность.

Охотхозяйства – это малый бизнес в сельской местности, а значит, рабочие места, налоги, развитие туризма. Можно увеличить сезон охоты, если хозяйствам разрешат предоставлять площади под охотничий туризм. Такими предложениями можно заинтересовать отечественных туроператоров.

Некоторые казахстанские туроператоры  уже имели опыт в этой узкой сфере.  Успешные трофейные охоты, к примеру, на Алтае не редкость. В том числе с участием иностранных охотников. Пока их немного, но есть смысл работать над увеличением числа гостей, ведь каждый из них оставляет в регионе свои деньги. Их привлечение позволит развивать охотничьи хозяйства, сохранять поголовье животных.

Каждый выезд на природу и законную охоту – история, которая запоминается на всю жизнь. Перспективы у наших охотхозяйств есть. В Казахстане объектами охоты являются 93 вида животных, из них 34 вида млекопитающих и 59 видов птиц.