У пропасти...

Государство намерено в этом году акцентировать внимание на проблемах казахстанской молодежи. По меркам ООН, молодежь сегодня – это огромный пласт населения от 18 до 44 лет.

podrostok-forever-young
Фото из открытых источников

Фактически речь идет об авангарде дееспособной рабочей силы, о социальном большинстве. В данной же рубрике мы хотим обратить внимание на подрастающее поколение, на истоки этой главенствующей страты общества. И здесь возрастные параметры весьма размыты от подростков, стоящих на перепутье, до уже молодых людей, которым общество начинает предъявлять свои требования. С помощью экспертов редакция предлагает рассмотреть вопросы криминализации определенной части молодежи, находящейся в зоне риска. Это не основная масса, не определяющее большинство, но они тоже потенциал и ресурс небольшого по численности населения страны. И этим юным гражданам необходимо, не оступившись, сделать верный шаг во взрослую жизнь.

Важное меньшинство

Абдирайымова Гульмира.JPG
Гульмира Абдирайымова
Гульмира Абдирайымова доктор социологических наук, профессор, заведующая кафедрой социологии и социальной работы КазНУ им. аль-Фараби, считает, что государство несет особую ответственность за обеспечение того, чтобы более уязвимая часть молодежи, или молодые люди с особыми потребностями, пользовались теми возможностями, на которые они имеют право. – Казахстанская молодежь имеет высокий порог жизненных притязаний и социальных ожиданий, который отличается от соответствующего порога всех других поколений. Ее большинство обладает необходимым потенциалом в качестве ключевого ресурса для социального прогресса. Но есть молодежь, очень уязвимая в отношении социальных и экономических изменений в обществе.

Мы также не должны забывать о той части молодежи, конформистски настроенной, которая исключена из общественной жизни и находится под угрозой десоциализации, затруднительной социальной интеграции и маргинализации. Именно в отношении этой группы молодых мы можем говорить о таких проблемах в молодежной среде, как нарастание криминальных проявлений, участие в неформальных молодежных структурах, алкоголизм, наркомания, суицид, бездомность, безработица и отчуждение от трудовой деятельности и других формах саморазрушительного поведения. В последние годы в мире отмечается активизация ряда радикальных движений, вовлекающих в свою деятельность молодых людей и способных обратить их в деструктивное русло.

На мой взгляд, государство несет особую ответственность за обеспечение того, чтобы более уязвимая часть молодежи или молодые люди с особыми потребностями пользовались теми возможностями, на которые они имеют право. Сюда включаются, например, группы молодых людей, которые страдают от бедности, становятся инвалидами, оказались вовлеченными в криминальную среду или столкнулись с проблемами, связанными с чрезмерным употреблением алкоголя или со злоупотреблением наркотиками.

Эти молодые люди нуждаются в более тщательном наблюдении и руководстве, и поэтому им следует уделить особое внимание в национальной молодежной стратегии. Например, в Швейцарии основное внимание уделяется тому, каким путем можно было бы вернуть молодого человека, однажды преступившего закон, в общество. И в области социальной терапии этой страны правоприменительные практики реабилитации исходят из приоритета таких понятий как «воспитание и реабилитация». Поиск «золотой середины», баланса между дисциплиной и принуждением, с корректирующими и стимулирующими подходами – вот одна из целей ювенальной политики Швейцарии.

В случае реабилитации молодых людей в нашей стране эффективным инструментом может быть раннее вмешательство, то есть выявление и решение проблемы на такой ранней стадии, когда она может быть устранена или уменьшена при ограниченном участии. Это должна быть целая программа, которая должна выполняться в тесном сотрудничестве с различными службами поддержки. Социальная реинтеграция также включает инструменты коррекции и социального надзора, если это касается подростка, его личное сопровождение психологами и социальными работниками, возможно, его амбулаторное лечение. Однако реабилитация не является проблемой, которая может быть решена только с помощью законодательства и институтов. Семья, ближайший круг друзей и сообщество играют основополагающую роль в содействии возвращения молодых людей в общество и их поддержке. Исследования показывают, что сильная поддержка семьи является одним из наиболее важных факторов, способствующих успешной реабилитации, наряду с получением постоянной работы.

Но успех в значительной степени зависит от поддержки сообщества; и в странах, где службы пробации не существует, роль других институтов гражданского общества является главенствующей. В целом, я могу отметить, что в Казахстане «молодежная повестка» укрепляется в практике государственной деятельности и начинает постепенно доминировать в графике важных обсуждений.

Читайте также

По глобальной причине

Абдикерова Гульнапис.jpg
Гульнапис Абдикерова
Гульнапис Абдикерова, доктор социологических наук, говорит, что через оптику глобализации размываются и становятся непонятным и очертания близлежащих вещей. Настройка фокуса на проблемы отдельно взятого общества присутствует только у национальных моделей развития.

«Жизнь каждой нации и миллиардов людей меняется значительно в лучшую сторону под влиянием глобализации», – утверждает американский ученый Дж.Ритцер. Однако помимо положительных влияний глобализации имеются и негативные тенденции, проявляющиеся в социализационном поведении подрастающего поколения и характеризуются кризисом идентичности.

Современная молодежь стала более прагматичной в условиях глобализации и капитализации экономики. Как свидетельствуют многочисленные исследования среди молодежи, традиции воспринимаются ими как устаревшее отношение к действительности, а ценности личностной свободы – главной целью жизни. Под влиянием глобализации общественной жизни современный подход к социализации личности стал доминирующим по отношению к традиционно сформированному мышлению и восприятию действительности.

Сегодня наиболее продвинутая часть молодежи использует позитивные влияния глобализации для своего становления и личностного роста, в то время как неуспешные становятся аутсайдерами и пополняют численность маргинальных слоев общества, угрожая социальной безопасности государства. Увеличение подростковой преступности, жестокости – это результат социального неблагополучия, нехватки средств для получения качественного образования, достойной жизни. Учитывая дестабилизирующее влияние глобализационных и, в первую очередь, неблагополучных социальных факторов для молодежи, находящихся в зоне риска, государству следует заниматься увеличением социальных проектов, привлекая для их осуществления потенциалы сферы образования, культуры и в целом общества.

Мое глубокое убеждение – высокий уровень образования и культуры, богатый интеллектуальный и научный потенциал молодежи можно формировать только в условиях экономического роста и в атмосфере высокого морального состояния общества. Стремление к форсированному развитию с участием только более успешной части населения оставит в стороне беднейшие группы, не обладающие ни материальным, ни духовным ресурсом. Закончить мысль хотела бы словами Президента Нурсултана Назарбаева по поводу существующих моделей модернизации.

В частности, он сказал, что опасность господствующих сегодня моделей модернизации в том, что модернизация рассматривается как переход от национальной модели развития к некой единой, универсальной, тогда как жизнь неизменно доказывает об ошибочности такого суждения.


NEEТ – зона риска

Шнарбекова Меруерт.jpg
Меруерт Шнарбекова
Меруерт Шнарбекова, доктор Ph.D., основываясь на данных исследований, говорит, что камнем преткновения для молодежи является возможность работать.

– В рамках работы Центра социологических исследований и социального инжиниринга при КазНУ им. аль-Фараби под руководством профессора Абдирайымовой было проведено комплексное исследование по молодежной тематике. В процессе исследования респондентам был задан вопрос, связанный с идентификацией к определенной группе на основе удовлетворенности жизнью. Суммарный коэффициент респондентов, считающих себя «очень счастливыми» и «весьма счастливыми» составляет 84,2%. Несчастливыми себя считают менее одного процента респондентов.

Несмотря на высокий показатель «счастливой» молодежи (по собственным самооценкам), страх остаться без материальных средств к существованию является лидирующим опасением среди молодого поколения.

Частотный анализ в разрезе возраста показал, что чем старше молодежь, тем сильнее оно проявляется. Таким образом, молодежь чаще беспокоят проблемы с трудоустройством и страх потерять работу. Именно молодежь, называемая поколением NEET (англ. Not in Education, Employment or Training) – поколение молодых людей, которые в силу различных факторов экономического, социального или политического характера не работают и не учатся – находятся в зоне риска.

Данная категория молодежи включает молодых людей, которые имеют образование, но не работают; молодых мам с маленькими детьми и матерей-одиночек; фрилансеров; сельскую молодежь; молодых людей из малообеспеченных семей, а также асоциальных групп молодежи – освободившихся из мест лишения свободы, страдающих наркотической и алкогольной зависимостями.

Незанятость такой молодежи образовательной либо профессиональной деятельностью может повлечь негативные последствия как на индивидуальном, так и на государственном уровнях. Отсюда вытекают такие проблемы, как суицидальность, девиация, социальное отчуждение в молодежной среде. К тому же данная категория молодежи более подвержена влиянию различных деструктивных течений, в том числе религиозных и политических.

На уровне превентивных мер по ограждению молодежи от серьезных ошибок, значимая роль принадлежит семье. Семья является важнейшим институтом первичной социализации личности молодого поколения. Именно в семье важным является привитие общечеловеческих ценностей, ценности образования и труда. Это во-первых.

Во-вторых, основная часть молодежи NEET отличается низкой информативностью о существующих возможностях (государственные молодежные программы, различные курсы, гранты и др.) в стране. Данная тенденция сохраняется, несмотря на тот факт, что современная молодежь является активными пользователями Интернета. В данном аспекте, с одной стороны, прослеживается необходимость усиления информационной работы среди молодежи, с другой стороны – необходима обратная связь и поисковая активность со стороны самой молодежи.

В-третьих, это – государство. В Казахстане в 2018 году была разработана Дорожная карта по обеспечению занятости и социализации молодежи NEET в возрасте от 18 до 29 лет. В рамках данной Дорожной карты планируется проведение ряда мероприятий по охвату молодежи из проблемных категорий. В докладе Международной организации труда за 2017 год отмечается, что за 20 лет численность молодежи в мире возросла на 139 млн человек, тогда как доля в занятости сократилась на 35 млн человек.

Доля молодежи в общей глобальной трудовой силе снизилась с 21,7% в 1997 году до 15,5% в 2017 году. В то же время глобальная оценка доли NEET-молодежи составляет 21,8%. По данным статистики, в Казахстане показатель занятости молодежи увеличивается. Доля молодежи NEET сократилась с 18,6% в 2001 г. до 7,7% в 2018 году. Но проблема занятости молодежи, до сих пор, имеет место.


Золотой телец

Умарова.jpg
Айман Умарова
Наш следующий спикер, известный адвокат Айман Умарова, считает, что доминирующие сегодня морально-нравственные ценности общества расширяют зону риска для подрастающего поколения. В погоне за материальным комфортом и при вере в абсолютную силу денег у молодежи существует соблазн действовать экстремально, порой переступая закон. В случае же, когда еще неокрепшие личности попадают в места заключения, существующие традиции системы наказания отнюдь не способствуют исправлению их сознания, считает адвокат.

– Я согласна с мнением, что социальные факторы являются определяющими в развитии молодых людей. Но под этим я подразумеваю не только материальные условия. Это банально.

По роду своей деятельности я видела немало представителей «золотой молодежи», которые совершили серьезные преступления. Я беру за основу морально-нравственное воспитание, формируемое средой, в которой находится ребенок, подросток, молодой человек. Когда говорят, что нынешнее поколение молодежи взрослее, скажем, моего поколения, я не вижу здесь особых положительных сторон. Они кажутся прагматичными, потому что еще в детстве уяснили, что все можно купить или «развести». Они слышали разговоры родителей о том, как их устраивали в садик, видели отношения учителей к тем детям, чьи родители были спонсорами, потом они уже сами разводили экзамены в институте, за деньги их устраивали на работу.

И каковы теперь должны быть их нравственные притязания, что мы вообще можем требовать от них? Это целая идеология, сформированная жизнью. При этом она направлена на удовлетворение своего эго, где забота о будущем страны, об окружающих людях рассматривается по отношению к собственным интересам.

Они – продукт общественного влияния: родителей, школы, соседей, общения во дворе, средств массовой информации. Приведу свежий пример. У одного ребенка были проблемы в семье, родители не могли заплатить за питание в школе. Но там были хорошие порядочные учителя, которые договорились, чтобы мальчик обедал бесплатно. Продолжение истории многие наверняка знают – такое происходит сплошь и рядом. Да, ребенка заклевали его же сверстники только потому, что он не мог платить за обеды. Такое отношение у детей не может взяться само собой, это мы, общество, даем им такие установки.

Мне бы очень хотелось ошибиться в своей позиции, потому что при таком раскладе очень значительная часть подростков и молодежи находится в зоне риска возможных правонарушений. Когда вдруг оказывается, что действительность взрослой жизни не удовлетворяет их ожиданий, они, в силу юношеского максимализма, в состоянии предпринимать экстремальные действия, переступая закон.

Кого-то на это толкает нужда, других – жажда обогащения, третьих – внутренний протест или желание самоутвердиться. И это самая разная молодежь из всех социальных групп. Вообще, когда используют такой шаблон, как «подросток из неблагополучной семьи», мне всегда хочется узнать критерии благополучия. Это что – полная семья, родители не алкоголики, ранее не осужденные, имеющие постоянную работу? Как, наверное, обидно слышать матери, которая одна растит нескольких детей, вкладывает в них все силы и воспитывает достойно, что ее ребенок из неблагополучной семьи.

Любовь в семье, это – наверно, и есть признак благополучия. Но ее, к сожалению, статистически не измерить. Подростки, которые попадают в места заключения – это отдельная тема. Для чего предназначены тюрьмы? Основная цель – наказание через лишение свободы, исправление осужденного и возвращение его в общество исправленным человеком. Но у нас остались пережитки старой системы «гулагов», где к осужденному – предвзятое отношение, как к человеку второго сорта. Для взрослых зона – это сильное психологическое испытание, ломающая им жизнь. А мы говорим о детях.

Пусть скажут родители: разве 16-17 летний юноша не ребенок для них? Я не отношу себя к гуманистам, я, естественно, за неотвратимость наказания, за заслуженное наказание. Но почему мы не создаем нормальную воспитательную исправительную систему? В этой системе должен быть штат профессиональных педагогов и учителей – осужденные подростки должны продолжать учиться. Нужны психологи. И чтобы такие, которым самим не нужен был психолог.

Я концептуально за то, чтобы, для начала, единственную в Казахстане колонию для несовершеннолетних передали в управление гражданской структуре. Чтобы там работали гражданские правила и понятия, гражданские специалисты и кураторы при, естественно, строгом соблюдении режима заключения. Мы ведь хотим эту молодежь получить обратно в общество? Или же ставим на них крест? Не забывайте, что это – дети, их быстрее можно исправить при правильном подходе. Многие из них совершают преступления не осознанно. Они не понимают, что причиняют боль, или совершают насилие, или над ними совершают насилие.

Осознание приходит позже. Я знаю, что в малолетке сидят подростки за тяжкие и особо тяжкие преступления. Просто хочу сказать, что с ними надо по-другому работать.

Нельзя применять к ним такие же условия как ко взрослым. По большому счету, любая тюрьма должна давать результат, А результат этот – реабилитация и возвращение людей в общество. И когда в КУИС говорят: вот вы с ними носитесь, а они к нам снова попадают, – меня это вводит в ступор. Если снова попадают, значит существующая система исправительных учреждений не справляется с функциями, которые им доверили.