Только за сутки в Нур-Султане в среднем регистрируется десять случаев бытового насилия. В прошлом месяце в столице произошел инцидент, который поверг в шок всю страну: мужчина облил жену бензином и поджег. Спустя несколько дней другой мужчина, находясь в состоянии алкогольного опьянения, застрелил жену и ранил собственного 5-летнего ребенка. В Казахстане, как показывает статистика правоохранительных органов, каждая третья женщина подвергается бытовому насилию. Вспышка бытового насилия (иначе никак не назовешь, об этом говорят сами полицейские) наблюдается не только в Нур-Султане, но и по всей республике. Борьба с этим явлением – одна из задач созданного на днях Альянса женских сил Казахстана.

Долгие годы вопрос бытового насилия открыто не обсуждался в стране и не рассматривался как социальная проблема. Придерживались позиции, что семья – это личное дело каждого. Насилие, как и гендерное неравенство, это не только семейная проблема или проблема отдельно взятого человека, это вопрос для всего общества. И, кстати, всего лишь 40% казахстанцев уверены, что мужчины и женщины и по Конституции, и в реальности имеют у нас равные права. «Права-то равные по Конституции, но тогда почему в Казахстане нет женщин-акимов областей?» – обратилась через соцсети в Гостиную ЛИТЕРа студентка Аида Беманова. Чтобы открыто обсудить эти актуальные проблемы, в Гостиную приглашены председатель Альянса женских сил Казахстана Раушан Сарсембаева, руководитель агентства репутационного менеджмента BIGNAME, заместитель председателя Альянса женских сил Азиза Шужеева и член Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политики при Президенте РК Салтанат Турсынбекова.

ЛИТЕР: В Альянс женских сил Казахстана вошли два десятка женских общественных организаций. Почти все они известны в стране, к примеру, Союз кризисных центров или Лига женщин творческой инициативы. Объединившись в одну мощную силу, какие вы будете решать вопросы?

Раушан Сарсембаева: 

"За 25 лет общественные организации, которые вошли в Альянс женских сил Казахстана, сделали имя и заняли твердые позиции в своей нише. Главное – четко понимают проблемы, которые сейчас надо решать. Но ни одна организация не может пролоббировать свои интересы в одиночку на уровне принятия решения. Вот поэтому, объединившись, мы становимся реальной силой, которая выступает не только от имени 20 общественных организаций и коллективов.

Приведу пример: в Союз кризисных центров входят около 40 кризисных центров по всей стране. Но мы представляем интересы всех казахстанских женщин. Мы защищаем их права, а также права семьи, детей. Мы – матери, и лоббировать эти интересы будем на самом высоком политическом уровне. Защита прав женщин – это не просто слова, мы поставили свои задачи в соответствии с положением ООН о защите прав женщин и дискриминации против женщин: это и защита политических прав и продвижение женщин на уровне политики; это и расширение экономических возможностей женщин, устранение административных барьеров в карьерном росте в государственном секторе и в развитии бизнеса, и в принятии «белых квот» и т. д. Борьба с дискриминацией в отношении женщин, в первую очередь, – это борьба с бытовым насилием и, конечно, насилием в отношении детей.

У нас утерян институт семьи, это надо признать. У нас не работает и, более того, нет даже понятийного аппарата «институт отцовства» и еще масса нерешенных социальных проблем женщин. Я являюсь членом Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК. Это орган консультативно-совещательный.

Делается очень много. Но, к сожалению, отсутствует мониторинг принятия решений на разных уровнях, а, так как это консультативно-совещательный орган, те, кого мы заслушиваем, – а это акимы, министры, вице-министры – они в основном рисуют радужную картину. Но, как показывает жизнь, на самом деле все не так, как в отчетах. Все эти обстоятельства привели к тому, что мы решили объединиться и по всем фронтам продвигать наши интересы. Зачем это нужно? Надо открывать и создавать новые возможности молодым женщинам. И, кстати, одна из наших задач – это повышение не только статуса женщин, но и ее образовательных возможностей.

Женщина должна быть грамотной на протяжении всей своей жизни. На днях мы вернулись из Женевы, где заседало большое международное сообщество, и 17 человек от нашей страны защищали доклад о положении женщин в Казахстане. Мне очень импонировало, что государственные органы представляли вице-министры, в том числе из силовых структур. Мы обсуждали положение женщин в нашей стране. Международные эксперты задавали вопросы достаточно острые, нелицеприятные, конкретные".

ЛИТЕР: Интересно узнать, какие вопросы задали международные эксперты по положению женщин в нашей стране? Обнажая проблемы женщин, мы говорим, в первую очередь, о проблемах всего общества. А вопрос пола здесь не имеет значения...     

Раушан Сарсембаева:

"К примеру, прозвучал такой вопрос: в стратегии гендерного равенства Казахстана поставлена задача о 30-процентном представительстве женщин в законодательных органах власти, но, к сожалению, мы этой цифры не достигли. У нас сегодня мест в Парламенте (Мажилисе), занимаемых женщинами-депутатами, 27,4 процента, а в Сенате – всего лишь 10,2. Доля женщин среди политических государственных служащих на 2018 год составила 11,7 процента, а женщин-судей – 47 процентов.

Доля женщин, занимающих руководящие должности в Вооруженных силах на 2018 год – 2,1 процента, женщин-послов – 5,3 процента. Международные эксперты спрашивали о том, какие условия созданы для продвижения женщин в законодательные органы, и что делается, чтобы прийти к этим цифрам".

Второй вопрос: почему возросло в нашей стране бытовое насилие? Был и такой вопрос: почему у нас не принимаются квоты как специальные временные меры по продвижению женщин не только в политике, но и в корпоративном секторе? Почему нет высокого карьерного роста у женщин в правоохранительных органах?

Согласитесь, ответственность в решении этих и других вопросов ложится не только на женщин, но и мужчин, поэтому мы призываем, чтобы нас правильно поняли: гендерное равенство это не вопрос, когда женщины выступают против мужчин. Когда я выступаю, и довольно часто, по вопросам реализации стратегии гендерного равенства, мне приходится слышать, что вопрос гендерного равенства выдумали сами женщины на примере Запада. Мне в лицо говорят: «Вы и так носите брюки, водите машину, работаете в силовых структурах, что еще необходимо?». Но это такое примитивное отношение к гендерной политике и гендерному равенству. Гендерное равенство – это социальная политика. С 1995 года эта область обозначена в большинстве стран мира именно гендерной.

Проблемы женщины – это проблемы общества. Причем от рождения женщины до ее смерти. Вот, к примеру, роды. Она может родить неполноценного ребенка или во время родов может случится так, что ребенок получает травму.

Чьи это проблемы? Это ее проблемы? Нет. Это проблемы общества.

Затем ребенок идет в дошкольное учреждение, а там нет качественного питания или ухода. Нехватка яслей, детских садов... Это ее проблемы? Нет, это проблемы общества. Дальше – школа: качественное образование, проблемы учебников, школьного питания, поборы... Это ее проблемы? Это проблемы общества. Потом вуз и т. д.

Далее – создание семьи. На юге страны 11 тысяч женщин, которых вынудили создать семью до совершеннолетия. Это в 15-16 лет! Проблема ранних браков – беда юга Казахстана. Девочка в 15 лет так любит, что даже с милым рай и в шалаше? Зачастую ее берут во вторые жены – в токалки. Она не только сексуальная рабыня, она еще и рабыня в прямом смысле: вся домашняя работа на ней. Есть факты, когда берут 3-ей или 4-ой женой (!). Она работает с утра до ночи, и в этом состоянии, выполняя тяжелую физическую работу, рожает детей. Скажите, сможет ли такая женщина дать образование своим детям? А какими они вырастут? Такой уж там сложился менталитет. Они уже выросли с понятием, что такая жизнь – это норма. Каждой третьей женщине, проживающей в сельской местности, «вбито», «вколочено» в подсознание: если муж бьет, значит, он ее любит.

Надо признать, что образованная женщина – это образованные дети. Счастливая женщина – это счастливая семья, это счастливые дети, это счастливое государство. Замужество, роды, воспитание детей, их образование и все, что окружает семью, должно быть комфортно, все должно быть в радость, а не сплошным геройством со стороны женщины. У нас замечательные ценности. Испокон веков в казахском обществе девочка была предметом радости, гордости, любви. "Воспитаешь девочку – воспитаешь нацию", говорили в народе"

Азиза Шужеева: – Общество должно развиваться в соответствии со временем и технологиями. У нас светское государство, и это записано в Конституции. Первая статья Основного закона страны гласит, что высшими ценностями является жизнь человека, его права и свободы. В Конституции не написано, что у мужчин такие-то права, а у женщин – другие. Далее, есть целый свод законодательных норм в соответствии с Законом о семье и браке, где, к примеру, определен возраст вступления в брак. В Казахстане это 18 лет.

Этот возраст был принят, исходя из научных исследований. Было доказано, что в 18 лет – уже сформировавшийся организм, который способен к деторождению. Законодательные нормы есть, но они не всегда работают, то есть в нашем Законе о семье и браке все замечательно прописано, но в жизни все складывается иначе. К сожалению, число ранних браков с каждым годом растет.

Да, нормативно все прописано, но нет ответственности. У нас есть законодательство о бытовом насилии. Законодательно определено, что это недопустимые вещи, но ответственности нет. Почему женщины терпят и годами живут с этим? А им зачастую некуда идти. Или трудно доказать бытовое насилие – уж очень сложная процессуальная процедура, поэтому они не идут в суд и не пишут заявление в полицию. Женщины испытывают дискриминацию и при устройстве на работу.

У девочек низкий уровень образования, потому что наблюдается тенденция: в некоторых семьях существует культ мальчиков, при котором родители вкладываются исключительно в образование сыновей. А это значит, что девочки имеют меньше доступа к получению хорошего образования, соответственно в будущем у них будет меньше доступа к экономической независимости.

Женщина не будет терпеть бытовое насилие, если она экономически независима.

За всем этим кроется целый комплекс социальных, экономических, правовых проблем. Говорить, что нечего делать на законодательном уровне, нельзя, наоборот, нужно тщательно проанализировать все и должны четко быть прописаны меры ответственности. Мы говорим об изменении сознания общества, и огромную роль в этом играют СМИ.

ЛИТЕР: Почему мужчине позволительно забирать в токалки 15-летнюю девочку? Где ее мама, папа, и почему они воспитали такую безропотную дочь?

Азиза Шужеева:

"Потому что у нас нет социальных лифтов для дочери, о чем мама знает по себе и думает, что лучше пусть выходит замуж – это самое лучше, что ждет ее в жизни. Формируется такой стиль поведения, когда молодым девушкам матери внушают, что главным экономическим ресурсом является мужчина. В нашем обществе нет ролевых моделей. Вспомните советское время, посмотрите всю пропаганду и даже те же фильмы, к примеру, «Москва слезам не верит»: Катя Тихомирова пришла на завод простой работницей, а через 20 лет сидит в кресле директора. Вот вам ролевая модель для миллионов девушек, которые смотрели на этот фильм".

Раушан Сарсембаева: 

"Проблема здесь еще в том, что сейчас многие мамы воспитывают иждивенческие настроения у дочерей: ты можешь не учиться – будь только красивой, и тебя возьмут в токалки. Лучше быть содержанкой, чем работать. И, кстати, мужчины активно подхватывают такую идею, им удобно. С женой, с которой вместе строили бизнес или вместе по военным гарнизонам мотались, уже не интересно. А здесь – молодое тело, красотка... Он берет ее второй, а может и третьей, содержанкой. Беда в том, что женщины потом остаются ни с чем: все эти браки не скрепляются законно, поэтому они бесправны юридически и экономически".

ЛИТЕР: Давайте перейдем к понятию «гендерное равенство». В нашем обществе сформировано неправильное понимание гендерной политики. У нас зачастую думают, что если речь идет о гендере, значит, имеется в виду феминизм...

Раушан Сарсембаева: 

"Феминизм защищает только права женщин. Когда мы говорим «гендерное равенство», то говорим и о правах мужчин, и о правах женщин. Гендерное равенство – это когда представительство обоих полов в любой сфере жизнедеятельности 50 на 50. Феминизм является платформой гендерной политики. Вот мы хотим войти в 30-ку развитых стран мира. Поговорим о Норвегии. Посмотрите, в правительстве этой страны мужчины и женщины представлены 50 на 50. Такая же картина и во всех сферах. У них головная боль, чтобы гендерный баланс не был нарушен. Почему? Природа нас создала одинаково. Мы – дети человечества, разные лишь по своей репродуктивной системе.

Азиза Шужеева: – 53 процента казахстанского населения составляют женщины. Давайте посмотрим на экономический срез: 45 процентов от ВВП производят женщины. А где эти женщины находятся? Если брать сегмент малого бизнеса, то 50 процентов женщин находится именно здесь, где мало денег, операционка, много работы и ответственности. Мы имеем в виду индивидуальных предпринимателей. До верха пирамиды из женщин доходят единицы. Теперь давайте возьмем государственную службу и бюджетную сферу, которая составляет большую часть экономики: 53 процента административных служащих – это женщины на уровне малого и среднего исполнительского звена. Начинаем подниматься выше – и сразу снижение показателей до нуля.

Раушан Сарсембаева: – Стеклянный потолок. Женщин не пускают во власть. Где у нас женщины-акимы областей? А городов, сельских округов? Речь идет не о заместителях, а о первых руководителях. Мы готовили 140 женщин на уровень руководителей сельских округов. Довели их до выборов. 40 прошли, а 40 отказались, потому что эти женщины подверглись давлению родственников, мужей. Речь идет о сельском округе – это не Парламент, это даже не район! Женщины испытали колоссальное давление. Мужья сказали: «Үлкен ұят. Зачем тебе заниматься дорогами, мусором? И вообще, сиди дома, не твое это дело – в акимате работать»

ЛИТЕР: Салтанат, будучи старшим прокурором по особым поручениям, вы каждый день сталкиваетесь с бытовым насилием. Криминальные сводки напоминают фронтовые. Будучи генеральным прокурором, Жакип Асанов был гендерно чувствительным руководителем. При нем созданы подразделение и пилотный проект на юге Казахстана совместно с Национальной комиссией по делам женщин и семейно-демографической политики при Президенте РК.

Салтанат Турсынбекова: "С учетом проведенного за последние годы анализа законодательства и практики, хотелось бы осветить отдельные проблемные вопросы. Правильно, мы говорим: куда смотрят родители несовершеннолетней девочки, которую, допустим, украли в соседний аул. Здесь нельзя подходить односторонне. Однозначно, если произошла действительная кража человека (девушки), тем более несовершеннолетней – это уголовно наказуемое преступление. Лицо, совершившее такое преступление, должно быть наказано по всей строгости закона.

Однако есть и другие аспекты. Социальные проблемы, недостаточное воспитание в семье, незнание своих прав, неинформированность, сложившиеся в семье дисфункциональные отношения, существующие психические зависимости (алкоголизм, наркомания, игромания) – все это влияет на поведение девочки и неосознанные поступки. Зачастую оказавшиеся в такой ситуации девочки приводили довод, что этот брак, в сложившейся ситуации (беременность или рождение ребенка) для них – наиболее приемлемое решение. При условии, что эти отношения были взаимными. К тому же, когда вторая сторона, лицо, не достигшее совершеннолетия.

Есть семьи, в которых дети, в силу занятости родителей, предоставлены сами себе. В рамках проекта «Казахстан без насилия в семье», реализуемого в южном регионе страны, мы отметили для себя, что значительное количество населения, особенно женщины, работают в сфере торговли, в частности на рынках. Матери практически с утра до вечера находятся в этой среде. Можно их понять: им нужно прокормить зачастую многодетную семью, обуть, одеть. Остаются ли у этой женщины силы на детей, поговорить с той же дочерью по душам, водить их в различные кружки, активно участвовать и поддерживать несовершеннолетнего ребенка в их разносторонних интересах?

Каждая проблема многоаспектна. Когда речь идет о каком-либо заболевании, чтобы поставить диагноз врачи, в первую очередь, устанавливают причину болезни. Точно так же, если мы хотим найти эффективные решения проблем, мы должны понять и определить факторы, способствующие их совершению и устранить их.

Мы долго можем обсуждать и говорить, винить и жаловаться, перекладывать ответственность друг на друга. Главное понять, признать, что эта проблема существует, и предложить верное решение.

Когда мы говорим о проблемах в семейно-бытовой сфере, мы должны понимать, что в этом вопросе три стороны: с одной – это государство с его законодательными и административными ресурсами, со второй стороны – общество со всеми социальными институтами, с третьей – это конкретная семья и непосредственно человек.

У каждой стороны есть социальная и гражданская ответственность. Выполнение каждой стороной своих обязанностей, чувство ответственности за результаты работы, эффективное взаимодействие и взаимопомощь, на мой взгляд, дадут свои положительные результаты.

Совместно со всеми госорганами под руководством Генеральной прокуратуры и при поддержке Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК нами был инициирован проект «Казахстан без насилия в семье». Указанный проект реализуется в одном из южных регионов страны – городе Шымкенте.

В системе местных исполнительных органов города Шымкента было создано самостоятельное Управление по делам семьи, детей и молодежи, в каждом районе – центры по поддержке и развитию семьи, медицинский центр по проведению психокоррекционных работ с семейными дебоширами, Кризисный центр.

На сегодняшний день группой депутатов во главе с председателем комитета по социально-культурному развитию Мажилиса Парламента РК Гульшарой Абдыкаликовой инициируются законопроекты по совершенствованию законодательства в сфере семейно-гендерной политики и профилактики бытового насилия (новая редакция Закона РК «О профилактике бытового насилия»). Проект закона будет широко обсуждаться с гражданским обществом и населением. Ожидается, что предлагаемые в Законе нормы смогут существенно повлиять на улучшение ситуации и обеспечение безопасности граждан, особенно в такой чувствительной сфере, как семья"

Азиза Шужеева:

"Я хочу представить небольшой международный кейс. В Индии раньше, по религиозным соображениям, пол ребенка нельзя было сообщать до рождения. После того, как государство начало программу по поддержке беременных женщин – это было при президенте Радживе Ганди – женщинам стали сообщать пол ребенка. Соответственно общество, которому было экономически выгодно иметь в семье мальчиков, а не девочек, стало делать выбор в пользу мальчиков, и к определенному периоду времени выросло целое поколение, в котором количество мужчин превалирует над количеством женщин. В итоге в Индии произошел всплеск преступлений, связанных с изнасилованиями.

Был страшный случай, когда в автобусе мужчины целой толпой изнасиловали одну девочку. Плюс еще девочки сами не получали достойного образования: родители старались выдать их рано замуж, чтобы снять с себя ответственность. Тогда, после резонансного события, женщины объединились и вышли на улицы, а потом в стране была принята соответствующая гендерная программа. Что было принято в Индии на тот период? Надо вкладываться в образование женщин в технологических и технических специальностях.

Сейчас Индия – одна из международных лидеров по аутсорсингу и IT-услугам. Для поступающих в университеты и колледжи девушкам создавались квоты с низкими баллами – вот вам система квотирования на примере вузов. Дальше прописали систему квот в крупном корпоративном секторе и в государственном управлении, то есть создали социальный лифт для того, чтобы девочки могли продвигаться. В этом году я была на IT-форуме в России, где присутствовала молодая девушка из Индии, ей 29 лет. Она директор IT-департамента государственного проектного офиса. Я с ней разговаривала. Она сказала мне, что государство реализовало очень много социальных проектов на бесплатное дополнительное образование для девочек. Многие международные гиганты, гендерно чувствительные, выносят свои офисы в Индию, потому что там, где работают женщины, производительность труда выше и меньше коррупционных дел. Конечно, всех проблем это не решило, но она говорит, что она – представительница того поколения, которое благодаря этим квотам получила образование. Вот так государство может регулировать острые социальные вопросы".

ЛИТЕР: В Казахстане каждая третья женщина подвергается бытовому насилию…

Салтанат Турсынбекова: 

"К сожалению, это факт. Семья – это самое важное в жизни каждого из нас. Можно отложить строительство дорог, моста или другого объекта. Но, когда касается семьи, ее благополучия и безопасности, нельзя откладывать на завтра и нельзя ограничивать финансирование – семья важнее. Мы должны ситуацию взять в руки, чтобы быть уверенными, что наши дети, старики, женщины в безопасности. Делается сегодня много, но недостаточно координировано, и опять встает вопрос о необходимости создания координирующего государственного органа".

Азиза Шужеева: 

"В бытовом насилии самое страшное – это равнодушие. На самом деле о том, что происходит в семье, знают все. В школе знают учителя. Знают родственники. Знают соседи. Знают государственные органы. Но все молчат и наблюдают, пока не доходит до трагедии. Я считаю, что должна быть проведена большая информационная работа по нулевой терпимости к бытовому насилию. Если кто-то бьет женщину за стеной, соседям, однозначно, надо вызвать полицию".

Раушан Сарсембаева: 

"Да, сегодня делается много, но пока разрозненно. Идея Салтанат – это все силы объединить. Альянс женских сил Казахстана сейчас предлагает – это, кстати, предлагалось и Национальной комиссией и женскими организациями – создать Агентство по делам семьи и защите прав женщин и детей.

К нашей инициативе прислушалась партия «Nur Otan», у меня была встреча в центральном аппарате перед поездкой в Женеву. Нас поддержали. При партии создается Совет семьи, далее будет квотирование в очередных парламентских выборах, партийные списки будут составляться по принципу «зебры»: мужчина, женщина, мужчина, женщина. Тогда мы получим в Парламенте 50 процентов. А по маслихатам, – это тоже требование Альянса женских сил Казахстана – чтобы женщин было хотя бы 30 процентов. Голос женщины должен быть слышен.

Посмотрим на многодетных матерей: 80 процентов из них – разведенные. В этих семьях мужчин нет, более того, если он есть, то лежит на диване и говорит: «Умри, но АСП принеси». Такие факты я знаю. Почему так происходит? Откуда глубина этих проблем? Здесь кого-то винить нельзя. Вся система выстроена таким образом: женщина рожает мальчика. До двух лет он с мамой, потом идет в дошкольное учреждение – там женщины, в школе – женщины, идет в институт – там кто? – опять женщины.

Редко встретишь мужчину в этих сферах. Этому мальчику, как бы он биологически ни сопротивлялся, навязали женский взгляд, женское отношение и женское видение проблемы. Он только носит брюки. Он, по сути, так же хочет выйти замуж за кого-то. Возьмите неполные семьи: сегодня каждый третий брак заканчивается разводом. У мальчика, который вырос в женской среде, не сформирована мужская ответственность.

Поэтому очень важно, чтобы во всех сферах было 50 на 50. Энергия мужчины и женщины – это синергия. Это продуктивность во всем. Вот почему мы говорим, что хотя бы начнем с 30 процентов в законодательных органах. Мне один министр говорит, что у него одни женщины работают. Это плохо. Плохо и когда работают одни мужчины. В политике одни мужчины – это плохо, потому что только одно видение.

Женщины, приходя во власть, пропускают через себя все проблемы, они живут с этими проблемами, но их мало, их голос не слышен. Голос будет слышен, только когда будет не менее 30 процентов. За что нас в Женеве «били»? Именно за это. «Почему вы не выполнили стратегию?» – спрашивали нас. В стране, где такая рыночная экономика, лучший регион в Центральной Азии…

Больно за наше общество, в котором нет женской энергетики, женского видения. Сегодня, когда мы говорим, чтобы такой диспропорции не было, надо поднять статус учителя. Мужчина не придет в школу, потому что учитель получает ниже уровня технички в крупных компаниях. Если сейчас мужчина придет работать в ясли, то о нем, согласитесь, подумают черт знает что. Когда мужчина будет хотя бы в школе, то у мальчиков и девочек перед глазами будет формироваться образ мужчины.

Вот это Агентство, где будут сосредоточены все административные, государственные функции, материальные, человеческие ресурсы и будет целенаправленно заниматься семьей. Если будет это Агентство, мы начнем двигаться вперед. Нельзя допускать, чтобы 80 процентов работающих в образовании людей были женщинами. Почти столько же – в здравоохранении. Как только гендерный баланс нарушается, полнейший идет регресс во всем".