Наши люди, в большинстве посещающие докторов только когда совсем уж невмоготу, на новшество от Минздрава отреагировали негативно. При каждом недомогании записываться к врачу и с рецептом идти за лекарствами – муторно. С другой стороны, самолечение – вредно. А бесконтрольный прием препаратов 

- неприемлем. Так во всем цивилизованном мире… Словом, нюансов в этом деле куча. Мы решили пригласить людей, ответственных за происходящее в сфере фармации. Итак, добро пожаловать в гостиную с Шаирой Рахимовой!


Гостиную ЛИТЕРа посетили: БЮРАБЕКОВА Людмила Витальевна, Председатель комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Министерства здравоохранения РК; НУРТАЕВ Арнур Исабаевич, Генеральный директор – Председатель Правления РГП на ПВХ «Национальный центр экспертизы лекарственных средств и медицинских изделий» Комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Министерства здравоохранения РК; ШАРИП Берик Шарипович, И.о. председателя правления ТОО «СК-Фармация».

Нурай Уразов: – Само собой разумеется, что для каждого лекарства необходим рецепт. Однако, судя по реакции граждан, есть подвох в этом вопросе … Проясните ситуацию, какие есть подводные камни и есть ли улучшения в этом вопросе?

Шаира Рахимова: – Здесь надо правильно донести до населения смысл принятых мер по лекарствам. Это новшество или давно запланированные мероприятия?

Людмила Бюрабекова: – Это не новшество. Норма, запрещающая продавать лекарства без рецепта, существует уже более 15 лет, а Приказ № 373 Министра здравоохранения и социального развития РК об утверждении Правил выписывания, учета и хранения рецептов подписан 22 мая 2015 года.

В текущем году мы обновили его и внесли два пункта: увеличили срок хранения рецептов в аптеках, и обязали всех врачей выписывать препараты не по торговому наименованию, а по международному непатентованному, чтобы у пациента было право выбора в аптеке приобрести то, что ему по карману.

Всплеск негативной реакции вызван параллельной нормой, связанной с выходом закона в декабре 2018 г., согласно которому министерство наделено компетенцией регулирования цен. Депутаты внесли поправку в Адмкодекс, где за нарушение статьи, которая полностью регулирует сферу оборота лекарственных цен, включая рецептурный отпуск и превышение предельных цен, будет приостанавливаться лицензия.

Так как этот пункт охватывает все сферы фармдеятельности, аптеки перестали выдавать препараты без рецептов. Перечень безрецептурных обезболивающих препаратов, чтобы снять социальное напряжение, Минздравом расширен. Но позже мы перейдем на международные стандарты.

Еще расширится перечень бесплатных лекарств. В настоящее время рассматривается проект приказа по амбулаторному лекарственному обеспечению, отдельному приложению ГОБМП, ОСМС и отдельное приложение для детей до 18 лет.

На наших сайтах, сайте СК - Фармация размещен весь перечень. Он обязательно должен быть и в медучреждениях в открытом доступе. С момента централизации амбулаторного лекарственного обеспечения, в связи с увеличением недовольства по недополучению лекарств, что подтверждено и путем обзвона пациентов, комитет обратился в Генпрокуратуру разобраться: почему деньги выделяются, а препараты не доходят до пациентов? Обнаружено списывание препаратов на не существующих или умерших пациентов. Это подтверждённые факты.

Арнур Нуртаев: – Данная норма фактически начала действовать только сейчас. При этом она была всю жизнь, но никто не подчинялся ей. Если взять любую упаковку лекарственного средства, то на ней указан порядок отпуска: без или с рецептом. Это не Казахстан выдумывает, такова мировая практика. Каждый производитель сам устанавливает в соответствии с требованиями в соотношении польза/риск и побочных действий – выдавать препарат по рецепту или нет.

Врач, в свою очередь, должен изучить состояние пациента и принять решение какой препарат назначить. Соответственно мы как центр экспертизы лекарственных средств, когда регистрируем, устанавливаем рецептурный или без рецептурный отпуск. К сожалению, в Казахстане всегда можно было легко купить лекарства. Это бизнес: есть интерес продать и заработать. Если никто не следит за этим, значит можно. Теперь этой нормы нужно придерживаться. После ужесточения, аптеки начали регулировать выдачу. Такие правила действуют во всем мире.

В соцсетях можно встретить посты о том, что если в Германии, Англии нельзя свободно покупать лекарства, наши граждане закупаются рецептурными препаратами перед длительными поездками. Казахстан вслед за Европой переходит к регулированию, все должно быть под контролем. Есть, конечно, страны третьего мира, которые не следят за такими правилами. Но тогда растет количество побочных эффектов, осложнений, в результате самолечения.

Мира Мустафина: – На ваших официальных сайтах зарегистрировано 7 792 наименования. Из них более 6 000 рекомендованы отпускаться по рецептам. Какие это препараты и что можно приобрести без рецепта?

Людмила Бюрабекова: – Реестр большой, там и антибиотики, гипертензивные, мочегонные, сильные противовирусные лекарства (ацикловир, валацикловир и др.). Не требуется рецепт для травяных составов, жаропонижающих, противопростудных. То, что мы привыкли называть противовирусным, те же Эргоферон, Арпефлю, они симптоматические.

Арнур Нуртаев: – Более того, названные препараты – со слабой доказательной базой. Надо понимать, любой фармацевтический продукт – это бизнес. С конца 70х годов ХХ века, фармкомпании поняли, что можно не только лечить, но и еще хорошо зарабатывать.

Началась большая гонка, все чаще начали появляться новые лекарства с минимальной доказательностью эффективности. Подобные препараты в Казахстане запрещены при государственных закупках.

Людмила Бюрабекова: – Тот же популярный, самый продаваемый у нас Актовегин, нигде в мире не зарегистрирован. Он выпускается только для стран СНГ.

Лариса Конысбаева: – Согласна с тем, что нужны рецепты, но людям приходиться записываться к врачам, отстаивать очереди в поликлиниках.

Людмила Бюрабекова: – Впереди страховая медицина, пациенту в любом случае надо выбрать медорганизацию, потому что можно совсем остаться без медпомощи. Гарантированный объем будет распространяться только на экстренные случаи.

Берик Шарип: – Вы всегда имеете право выбрать ту поликлинику, которая вам понравится. Нет такого, чтобы только по адресу прописки. По поводу приемов: всегда слышим «вот там за рубежом»… Так именно в той же Германии, чтобы получить лекарства, необходимо сперва пройти осмотр у врача, а для этого заранее записаться на прием. В лучшем случае он примет вас через пару недель.

У нас уже на завтра можно попасть к доктору. Развивается цифровизация, записывайтесь в электронном формате.

Я сам пользуюсь мобильными приложениями, обслуживаюсь в поликлинике № 9. Что касается лекарств по ГОБМП: 30% препаратов входят в ГОБМП. В настоящее время насчитывается 1 млн 341 тысяча человек с хроническими заболеваниями. Им полагаются лекарства на бесплатной основе. В перспективе запустится список препаратов по страховке, соответственно количество вырастет. Доступ к бесплатным лекарствам есть всегда.

Порядка 50 млрд лекарственных препаратов выделено с начала года и перебоев с поставками по сравнению с прошлым годом нет вообще. В ноябре запущен информационный контакт-центр. С нашей стороны тоже бывают задержки по срокам, но пациентов предупреждаем, что условно через три дня привезем…

Вернемся к лекарствам. Свободная покупка препаратов в аптеках имеет негативную сторону. Резко растет стойкость к разным видам антибактериологических лекарств. ВОЗ ввела отдельную программу по борьбе с антибиотикорезистентностью.

Этим вопросом задались во всем мире, антибиотики находятся под строгим контролем. Тот же нестероидный противовоспалительный препарат может быстро купировать боль, помочь улучшить симптоматику. Однако в среднесрочной перспективе могут возникнуть осложнения, которые нанесут вред.

Мира Мустафина: – Сколько действует рецепт? И как быть, аптеки многие оставляют у себя оригиналы? И еще вопрос, аптек много, есть ли к ним отдельные требования?

Берик Шарип: – В ГОБМП работает информационная система лекарственного обеспечения. Если в учете состоите по своему заболеванию, то можно получать препараты без рецепта.

Людмила Бюрабекова: – В данный момент – срок действия рецептов 3 месяца. В наших изменениях мы предусмотрели, чтобы сдавались их копии. Вы правы, аптеки есть чуть ли не на каждом углу. Ранее их лицензированием занималось Управление здравоохранения. Пакет документов поступал к ним, санэпид давал свое заключение, не посмотрев на учреждение.

Сейчас мы забрали лицензирование, есть такое понятие как предлицензионное инспектирование. С 2023 года вводится обязательно наличие сертификата о надлежащей аптечной практике. Уже сейчас инспекторы выезжают на места и проверяют, отвечает объект требованиям или нет.

В самом начале сразу отсеиваем не подходящих. Для аптек существуют определенные квалификационные требования: обязательно наличие соответствующего образования, качество помещения, условия хранения и т.п. Кроме того, внедряется регулирование цен.

Арнур Нуртаев: – Для чего необходимо регулирование цен? Это мировая практика. Лекарства являются социально-значимым товаром, который как правило нужен здесь и сейчас независимо от цены. Очень важно в Казахстане пропагандировать и учить обращаться к врачу. Только доктор способен правильно подобрать лечение. Те же гипертензивные препараты подлежат корректировке, невозможно принимать одно и то же всю жизнь.

Центром экспертизы лекарственных средств разработано приложение DariKz. В нем есть вся информация про любое лекарство. Нет необходимости хранить бумажные инструкции дома, они все есть в приложении. Глубоко цены на рынке регулировать нельзя, мы не можем указывать по какой цене продавать, но во всем мире устанавливается предельная цена, выше которой продавать запрещено.

Берик Шарип: – Добавлю, в приложении DariKz указана предельная цена на препарат. Если она превышена, можно там же в приложении подать жалобу.

Предельная, значит, выше нельзя, можно ниже. Еще есть вкладка, относящаяся к ГОБМП, по ней можно узнать входит ли тот или иной препарат в список бесплатного отпуска. Пациент может перепроверить назначенное лекарство, особенно если врач прописал и сказал купить.

Людмила Бюрабекова: – Касательно случаев продвижения врачами лекарств… В этом году мы разработали правила этического поведения, они касаются всех, не только доктора, но и медпредставителей.

Мы запретили ходить и презентовать продукцию по кабинетам. Если увидите, можете смело жаловаться. Разрешается только проводить свои семинары, форумы и там рассказывать о препаратах. Теперь все контролируется на уровне кодекса.

Мира Мустафина: – Расскажите о наркотических и психотропных препаратах.

Людмила Бюрабекова: – Для них нужна специальная лицензия от МВД. Все наркотики для тяжелобольных идут в рамках ГОБМП.

Берик Шарип: – Имеется 8 наименований наркотических препаратов. Если раньше существовал самозакуп, это принесло свои сложности, поступали жалобы от пациентов, доступ был ограничен, то по поручению Минздрава эту функцию передали нам, начиная с января 2019 года. В наличии все виды препаратов, в том числе и инъекционные, таблетированные (морфий) на десятки миллиардов тенге. Но возникает проблема, не все врачи выписывают наркотические лекарства, либо спрос у пациентов снизился. Поэтому, наоборот наблюдаются большие накопления этих видов препаратов.

Арнур Нуртаев: – Пользуясь случаем, развею мифы о том, что лекарства за рубежом лучше, чем поставляющие к нам. Казахстан – страна, где есть регуляторная система регистрации лекарственных средств. Производитель предоставляет большой пакет данных о препарате, на его основании специалисты нашего центра проводят аналитические испытания в лаборатории, сравнения.

Все лекарства в РК должны соответствовать установленным стандартам качества. У людей есть ошибочное мнение, что якобы тот же Bayer поставляет нам препараты качества хуже, чем те которые продаёт в Европе. Я обучался в Европе, посещал предприятия, поверьте мне, там стоит одна линия, которая производит это лекарство для всего мира. Bayer не будет отдельно открывать линию для Казахстана, чтоб снизить качество. Это репутация, целый завод, огромные расходы! А субстанции для препаратов, кстати, закупаются всеми корпорациями в Китае и Индии.