«Сынок Жанатай, надеюсь, вы все в добром здравии. Как здоровье Майраш, мамы? У нас все хорошо, живы, здоровы. Доблестно выполняем все, что нам поручили партия и государство. Земляки рядом со мной тоже живы, здоровы. Будем живы, добьем врага и вернемся домой… До встречи! Всем, кто спрашивает меня, передавай салем. Быстрее напишите письмо на адрес, указанный внизу». Это письмо солдата Молдагали Бейсенбаева, погибшего во время Великой Отечественной войны под Ленинградом. Он не успел его отправить. Но благодаря работе поисковой группы письмо передали Мурату Молдагалиеву, внуку Молдагали Бейсенбаева, который показал его своему 83-летнему отцу Жанатаю.

– Это письмо стало шоком для моего отца, вся наша семья переживала. 76 лет оно шло к нему, дедушка написал и не успел его отправить. Плакали все, и для меня это стало триггером. Я понял, что должен этим заняться, – рассказывает председатель правления общественного объединения «Atamnyn amanaty» Мурат Молдагалиев.


Вместе с ним пообщаться с редакцией пришли учредители объединения Алия Сагимбаева и Сауле Мусина, менеджер по развитию Айгерим Раисова, волонтер Алия Ахмалишева и командир поискового молодежного отряда «Мемориальная зона» Майдан Кусаинов.

Майдан Комекович занимается установлением фронтовой судьбы солдат больше 30 лет. За это время его поисковому отряду удалось установить судьбу и места захоронений 3 224 человек. Майдан Кусаинов: – Объединение «Atamnyn amanaty» появилось недавно, и оно будет помогать всем п о и с к о в ы м отрядам. Это звено, которого нам не хватало. Это энергичное, умеющее широко работать с общественностью звено. Потому что наш отряд в основном занимается полевой работой, мы находим архивы, а вот на то, чтобы искать родственников у нас не хватает времени. Поэтому мы будем дополнять друг друга.

ЛИТЕР: – Мурат Жанатаевич, расскажите подробнее, как возникло ваше объединение и чем оно занимается?

Мурат Молдагалиев: – Хочу сказать, что за каждой судьбой стоит отдельная жизнь человека, его дети, близкие, родственники, которые до сих пор ждут. В 2020-м году исполняется 75 лет Победе в Великой Отечественной войне, и мы собрались не просто так, эти боль и трагедия коснулись всех нас. Все, кто пришел со мной, также потеряли своих близких, дедов, прадедов на войне – к сожалению, они не вернулись. 271 054 человека числятся пропавшими без вести, и на сегодня насчитывается около 2 миллионов их потомков – дети, правнуки, которые их ищут до сих пор. Долгое время поисковые отряды проводили свою работу немного разрозненно – это очень важная и сложная работа, найти, кому принадлежат останки, отыскать родственников. Сейчас в России проходит процесс оцифровки архивных данных в Подольске, и те сведения, которые нам раньше были неизвестны, появляются в свободном доступе. Поэтому нами было принято решение создать общественное объединение и заняться этими архивными поисками, объединить усилия всех поисковых отрядов, сделать единую площадку для того, чтобы каждый человек мог обратиться к нам. В наших планах – создание общей базы данных для того, чтобы любой житель Казахстана мог, обратившись к нам, найти своих предков, близких. Мы образовались в мае 2019 года, и в первый месяц к нам поступило около 180 заявок. Из них мы уже определили судьбы 22-х казахстанцев. А две семьи побывали на месте захоронения своих предков. Сейчас мы готовим презентацию, чтобы рассказать о нас широкому кругу, на следующий год планируем целый ряд культурных, научных мероприятий. Еще одна наша важная задача – увековечить память наших солдат, воинов в памяти потомков и жителей страны.

К беседе присоединяется и один из учредителей объединения, известный психолог и родолог Алия Сагимбаева:

– Я в этой теме – более 15 лет, и, как психолог, обратила внимание, что подавляющее большинство людей, с кем я работала, – потомки воевавших и пропавших без вести на войне. В каждой семье это отзывается особенной болью, самая трагичная судьба у тех, кто пропал без вести. Их до сих пор ждут. На днях к нам обратилась девушка – ее бабушка скончалась два месяца назад, а отец пропал без вести на войне. Бабушке было 90 лет и ее последние слова были такие: «Найдите моего отца». Внучка обратилась к нам, хотя ее родственники были против, но потом они были потрясены, когда узнали, что их дед действительно пошел на фронт и выполнил свой воинский долг. Это незаживающая рана и боль. Мой дед вернулся с войны, и я понимаю чувства людей, кто хочет узнать судьбу своих дедов. У казахов есть поговорка: «Пока не успокоится, душа последнего солдата, живым не будет благополучия». Поэтому мы считаем, что наш гражданский, человеческий и моральный долг как-то их вспомнить, определить их судьбу и каждой семье сказать: ваш дед, отец был героем, настоящим мужчиной и солдатом.

ЛИТЕР: – Расскажите подробнее о самом процессе поисков, как он проходит и сколько времени занимает?

Айгерим Раисова: – На сегодня существует очень много информации. Я веду блог, мы осуществляем поиск по заявкам граждан, ищем по всем сайтам, спискам военнопленных. Используем все возможные варианты поиска: по наградам, по письмам, ищем разные критерии. У нас есть четыре поисковика-волонтера, которые занимаются этой деятельностью.

Майдан Кусаинов: – Я занимаюсь поисками 30 лет и могу сразу сказать – чем больше исходных данных, тем выше шанс установить фронтовую судьбу человека. Ко мне каждый день приходят письма с просьбой о помощи. Но если нет года рождения, номера полевой почты или даты призыва, шанс найти что-то 0,1%. Если есть номер воинской части – в 90% случаев поиск закончится успешно. Ведь что такое фронтовая судьба? В какой дивизии воевал, где сражался и погиб, место захоронения.

Читайте также

ЛИТЕР: – Часто люди не знают о поисковых отрядах и проводят поиски самостоятельно.

Алия Сагимбаева: – Да, есть энтузиас ты, кто также занимается отдельно поисковой деятельностью. Тут нужно понимать, что часто поиски осложняются тем, что многие тюркские имена и фамилии записывались неверно. Я искала однажды человека по имени Бейсенбай, а его в итоге записали как Веселий, но совпала фамилия жены, и удалось установить его судьбу. Один из энтузиастов, кто нам помогает, – Жанибек Науаров. Ему чуть больше тридцати лет и у него оба деда пропали без вести во время войны. Но он самостоятельно смог их найти. Сейчас он собирает все списки и ищет родственников тех, кто пропал без вести из Мангистауской области. И люди плачут, когда он им звонит и говорит, что нашел их деда. А когда он видит, что у семьи нет средств и возможностей отдать дань памяти, то сам отвозит родственников на место захоронения. Мы наладили и налаживаем отношения со всеми посольствами и недавно были в Посольстве Финляндии. В этой стране есть государственная программа по поиску и установлению судьбы пропавших без вести во время войны, а также увековечиванию их памяти. Это была инициатива Министерства образования, которое и спонсирует программу. Может поэтому у них сильная система образования, они не забывают своих дедов. У нас организация общественная, но мы рады, что находим единомышленников, волонтеров.

Мурат Молдагалиев: – Здесь главный вопрос в том, что это значит для нас с точки зрения поколений, что это значит для нашего общества. Мы получаем очень много звонков, пожеланий, добрых слов. Видим, что эта боль есть и максимально, что мы можем сделать, – определить судьбу всех наших солдат. В Финляндии, кстати, не говорят «солдаты», они говорят «воины». Наша цель определить судьбу наших воинов, тех, кто не вернулся с войны, и закрыть эту страничку. Это была война, очень страшная война, люди уходили на фронт. Ктото прошел ее и вернулся, кто-то остался на полях сражений. В нас заложено, что мы чтим память предков. Когда мы находим места захоронений наших солдат, все изъявляют желание выехать туда, помолиться. Мы думали, что это касается только старшего и среднего поколений, но ошибались. Это важно и для молодого поколения. Сейчас мы будем сотрудничать с молодежными организациями, они сами хотят помогать нам. Судьба каждого пропавшего интересна и достойна целой книги, того, чтобы ее осветили.

ЛИТЕР: – Это хорошие тенденции, молодежь живо интересуется своей историей и не забывает ее.

Мурат Молдагалиев: – Основная проблема – в том, что мы не знаем, как искать. Это должны делать профессионалы, поэтому мы говорим, делегируйте нам эти полномочия, мы делаем это бесплатно. Любой казахстанец может оставить заявку на нашем сайте, повторю, наша задача – найти всех. За месяц мы установили судьбу 22 человек, будем наращивать темпы, и нам нужны волонтеры.

Впереди у общественного объединения «Atamnyn amanaty» большие планы. Для того чтобы о предках, защищавших свою Родину не забывали, в объединении планируют снять документальные и анимационные фильмы о героях войны, запустить цикл программ о судьбах, пропавших без вести на телевидении.