Спорт Алим Анапьянов 1412

Известный казахстанский тренер Дмитрий Огай не любит фальши и подхалимства и ценит мужскую дружбу

Известный казахстанский тренер Дмитрий Огай не любит фальши и подхалимства и ценит мужскую дружбу
Он всегда старается делать свою работу на совесть. Когда был действующим футболистом, то на поле выкладывался сполна.

Он всегда старается делать свою работу на совесть. Когда был действующим футболистом, то на поле выкладывался сполна. Когда стал тренером, в его характере обозначились дополнительные штрихи. И прежде всего – дух победителя. Не случайно Дмитрий Алексеевич Огай не любит проигрывать. Даже когда играет в «дыр-дыр». Отсюда можно сделать вывод, что не случайны его победы на тренерском поприще. Его трижды признавали лучшим тренером Казахстана (в 2002, 2005 и 2008 годах). В этом сезоне его «Кайсар» (Кызылорда), еще вчера выступавший в первой лиге, стал пятым в когорте сильнейших. И в номинации «Лучший отечественный тренер-2015» Дмитрий Алексеевич снова стоит в списке под первым номером.

Двойников в футболе не бывает

– Как и любой мальчишка, в детстве я очень любил играть в любые подвижные игры, – рассказывает в эксклюзивном интервью журналисту «Литера» Дмитрий Алексеевич.

– Больше всего любил волейбол, баскетбол и настольный теннис. В отдельных видах даже за сборную школы выступал. Но в моей душе первое место принадлежало футболу. Это самый доступный, самый массовый вид спорта. Прямо на асфальте на улице Ленина, что в Джамбуле, я со своими сверстниками постигал секреты игры № 1. И так бегал до поры до времени, пока не пригласили в детско-юношескую спортивную школу, которую возглавлял Евгений Петрович Ротт. Он всю свою жизнь посвятил воспитанию и подготовке юных футболистов.
Позже занимавшиеся у нас ребята были призваны защищать цвета главной команды республики – «Кайрата». Первыми стали Виктор Катков, Сеильда Байшаков и Ваит Талгаев. Помню, мы в своем кругу обсуждали этот свершившийся приятный факт. В душе каждый из нас мечтал быть на их месте. И некоторые достигли своего. Первым путь среди моих сверстников проторил Антон Шох. Он в 1979 году отправился в Алма-Ату. Следом за ним поехали в «Кайрат» Вахид Масудов и я.
– Но ведь сначала вы прошли обкатку в местном «Химике»?
– Эта команда, выступающая в то время во второй лиге, была своеобразным полигоном для обкатки мальчишек. Тренировал ее в то время местный воспитанник, поигравший в начале шестидесятых годов в «Кайрате», Евгений Иванович Кузнецов. Он-то и пригласил меня в команду. Не один сезон пришлось доказывать руководству главной команды республики, что ты достоин выступать в высшей лиге союзного чемпионата.
Честно признаюсь: я, как и другие ребята, ждал вызова. И когда пришло сообщение о делегировании меня в алматинскую команду, был невероятно рад. Наконец-то моя мечта сбылась! Но мы, новички, понимали, что еще рано играть в основе. Надо сперва показать себя в дубле. Это заставляло работать на тренировках с удвоенной энергией. Был огромный стимул совершенствовать свое мастерство. Понравилась рабочая обстановка в команде. Главное – интересными показались тренировки Владимира Алексеевича Котлярова, работавшего с дублем.
А в целом командой руководил Игорь Волчок, тренер, который спрашивал очень строго. Но мне в том сезоне 1980 года посчастливилось выйти на поле в составе «Кайрата» всего один раз. Играли мы в Ташкенте против «Пахтакора». Именно в том сезоне меня пригласили в узбекскую команду.
После страшной трагедии 1979 года, когда в небе над Днепродзержинском столкнулись два самолета, а на одном из бортов находился весь основной состав «Пахтакора», я не мог поступить иначе. Все команды делегировали своих представителей в ташкентскую команду. Когда меня спросили, согласен ли я перейти в «Пахтакор», я дал «добро».
– Не давило ли то, что вы должны были заменить популярного узбекского игрока Михаила Ана? Ведь в то время много об этом говорили.
– Конечно, было тяжело. Тем более что мне сначала нужно было завоевать место в основе. Конкурировать с опытными игроками полузащиты Алексеем Петрушиным и Андреем Якубиком было делом безнадежным. Кстати, последний стал лучшим бомбардиром клуба в том сезоне. А в следующем году он вошел в число 33 лучших футболистов СССР. Но я, когда выпускали на поле, старался не ударить лицом в грязь. Хотя понимал, что Михаил Ан был величиной в советском футболе. Он выступал за молодежную сборную СССР. Ему прочили большое будущее. Но… Единственное, что нас объединяло – выступление на одной позиции (в центре полузащиты. – Авт.). Благо потом все стали понимать, что в чем-то мы с Михаилом и похожи. Однако я не мог стопроцентно заменить его. Через призму своего опыта скажу: в практике не бывает абсолютно похожих футболистов.
– Что больше всего запомнилось в том сезоне?
– Не буду говорить о том, какую роль сыграл в моей жизни наставник «Пахтакора» тех лет Иштван Секич. Скажу лишь то, что значки мастеров спорта СССР нам вручал сам первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Шараф Рашидов. Такое не забывается.

От него всегда идет теплая энергетика
– Через несколько лет вы вернулись в «Кайрат»…
– Но прежде чем попасть в Алма-Ату, я поиграл пару лет в родном Джамбуле. И на это были веские причины, говорить о которых нет смысла. И лишь в 1986 году стал выступать за «Кайрат».
– Насколько известно, вас хотели, кроме «Кайрата», видеть в своем составе и «пахтакоровцы». Почему выбрали Алма-Ату?
– Наверное, так сложились обстоятельства. Но я нисколько не сожалел, что сделал выбор в пользу «Кайрата». Во-первых, в том сезоне наша команда впервые стала седьмой в своей истории. А это очень достойный результат. Во-вторых, тренировал ее в то время легендарный Тимур Санжарович Сегизбаев, который только вернулся из Йемена, где учил мастерству аравийских ребят. Это человек большой души. Наверное, выражу мнение всех людей, кто знаком с Санжарычем, что он самый порядочный, самый интеллигентный человек в нашем футболе. От него всегда веет теплой энергетикой. Он никогда не повышал голоса. Рассказывал доходчиво и внятно. За свою спортивную карьеру я только двоих таких людей встретил.
– И кто же второй?
– Галимзян Хусаинов. Да, тот самый московский «спартаковец» шестидесятых, который своими нестандартными действиями наводил страх у ворот соперников. А в жизни, как оказалось, он был совершенно другой личностью. Меня судьба с ним свела в «Пахтакоре», где он трудился одним из тренеров. Он и Тимур Сегизбаев создавали добрую творческую рабочую атмосферу в коллективах. В своей тренерской практике стараюсь следовать примеру именно этих наставников.
– Скажите, в жизни у вас много друзей?
– Это очень сложный вопрос. С возрастом понимаешь, кто тебе дорог. У меня есть несколько человек, с которыми иду по жизни. Это Яков Щербаков. Мы с ним начинали свою карьеру в «Химике». Аскар Кожабергенов, с которым дружим с тех пор, как встретились в «Кайрате» в конце восьмидесятых. Затем мы год с ним поиграли в Германии. Был такой период в моей спортивной биографии. Кстати, тогда нас за границей было пятеро. Кроме меня и Аскара, выступали в Германии Сергей Пасько, Вахид Масудов и Сергей Климов.
– Но это чисто футбольные люди. С ними у вас общие интересы. А есть ли друзья в другой сфере деятельности?
– Есть. И я в них ценю открытость, благородство и честность. Имена их не известны широкому кругу любителей футбола, поэтому не буду называть.

Кроме денег нужен еще фарт

– Не все футболисты после окончания спортивной карьеры выбирают стезю наставника. Как вы пришли к этому?
– Футбол называют религией. И я выбрал свой путь веры. Еще в бытность футболистом знал, что стану наставником. И вел конспекты, учился у наставников «строить» команду. И чем взрослее становился, тем больше меня поглощали секреты футбольного мастерства. И вот однажды ушел в павлодарскую команду Ваит Талгаев. Я тогда выступал за «Тараз». И аким области предложил мне возглавить коллектив. Я согласился. Знал, что рано или поздно придется перейти на тренерскую работу. К тому же в тот момент мне было уже 37…
– А что вас больше всего удивило в первые годы работы наставником?
– Преданность болельщиков Петропавловска. Они заполняли местный стадион за час до игры. И какую поддержку оказывали своей команде! Это просто фантастика. Именно с петропавловским «Есилем – Богатырем» связаны мои первые успехи на тренерском мостике. В 2001 году команда из самого северного региона Казахстана стала второй. Какой был праздник в городе!
– Но победы «Иртыша» в 2002 и 2003 годах, когда рулевым были вы, стоят, наверное, особняком? Ведь тогда заговорили о феномене Огая…
– Побеждать всегда приятно. И эти победы случились на старте моей тренерской карьеры. Но не само собой, конечно, получилось. Это труд целого коллектива единомышленников. Мы сумели построить футбольный «дом». И эта дружная семья дважды подряд выиграла золотые медали чемпионатов Казахстана. Ни о каком феномене и речи нет. Просто каждый делал свою работу качественно.
– А что скажете по поводу того, что с костанайским «Тоболом» вы пять раз становились призером чемпионатов РК, выигрывали Кубок Казахстана, Кубок Интертото? А вот подняться на футбольный трон первенства страны так и не сумели. И даже с такими результатами вы взяли и подали в отставку. Почему?
– И правда, на меня никто не давил. Но я решил, что так будет лучше. Иногда надо менять обстановку. Это заставляет взглянуть на проблему другими глазами. В данном случае я имею в виду футбол.
– В спорте бытует мнение: будут деньги – придут результаты. Или это не так?
– Деньги решают не все. В спорте важен и фарт, и умение наставника поставить игру. Есть ведь команды, не имеющие солидного бюджета, но показывающие добротный футбол.
– После «Тобола» в вашей тренерской биографии были «Тараз», «Урал» (Екатеринбург), «Кайрат», «Нефтехимик» (Нижнекамск) и теперь «Кайсар». Что намерены делать дальше? Ставит ли кызыл-ординский клуб высокие задачи в следующем сезоне?
– Работа в вышеперечисленных клубах – это прежде всего приобретенный опыт. В «Таразе» попросили меня поработать до конца сезона. И я два месяца помогал землякам остаться в Премьер-лиге РК. Благо удалось это сделать. По российским командам комментарии излишни. В печати много говорилось об этом. Обстановку по «Кайрату» вы знаете. Мы вместе работали тогда в клубе.
А теперь очередной вызов судьбы – «Кайсар». Сначала надо решить локальные задачи – провести селекцию. А о задачах мы объявим позже. В перспективе планируем построить хорошую команду. Нужно время. Это понимают и руководители области. Сегодня ощущаю хорошую поддержку с их стороны. А это главное.
– У многих тренеров есть любимчики, которые кочуют из клуба в клуб вместе с наставником. Есть ли такие личности у вас?
– Это не любовь. Есть исполнители, которые отвечают всем требованиям тренера. Здесь очень много моментов. Каждый наставник подбирает себе футболистов под свою концепцию. Если тот или иной игрок подходит под нее, почему бы не воспользоваться этим.
– На данный момент у вас такие люди в «обойме» есть?
– Нет! Мы строим команду с нуля…

Кстати

Любители футбола со стажем помнят трагедию футбольного клуба «Пахтакор». В небе над Днепродзержинском столкнулись два ТУ-134. В одном из них на очередной тур в Минск летели футболисты «Пахтакора». Все пассажиры погибли, в том числе и 17 спортсменов из Узбекистана. «Пахтакор» из-за этой трагедии в 1979 году и на нескольких последующих чемпионатах был усилен добровольцами из других клубов. Кроме того, в регламент чемпионата СССР по футболу была внесена статья, по которой в течение трех лет независимо от результатов ташкентцы сохраняли место в высшей лиге советского футбола. В 1981 году этот параграф сработал на пользу клубу. Заняв последнее, 18-е, место, «Пахтакор» в следующем сезоне продолжил свое выступление в классе сильнейших. Дмитрий Огай должен был заменить погибшего Михаила Ана. Они выступали на одной позиции, и манера игры казахстанца чем-то напоминала действия этого игрока. Помнится, даже в средствах массовой информации писали, что ташкентцы нашли равноценную замену погибшему футболисту.

Алим АНАПЬЯНОВ,

Алматы

 

 

 

 

 

Просмотры:
1412
Поделиться с друзьями:
Популярное