– Павел Олегович, думаю, всем будет интересно узнать, как происходит процесс «очищения» партии.

– Знаете, в абсолютно любой организации имеются свои жизненные, управленческие, политтехнологические законы, которые никто обойти не может, есть так называемые болезни роста. Это, когда организация успешно развивается, растет количественно и качественно, но однажды наступает такой момент, когда количество перевешивает качество. Что касается партии, то кто вступает в нее в первую очередь? Люди, которые хотят и могут что-то сделать, у которых есть желание что-то изменить.

Ряды партии растут с каждым днем, но в то же время появилась одна тенденция (причем это отмечают на всех уровнях и низовых в том числе) – начали приходить люди и говорить: вот я вступил в партию, а теперь мне, такому хорошему, что сделает партия в ответ? Когда задаешь вопрос, а ты что сделал для партии, то человек искренне удивляется, мол, а что я должен был делать? То есть наблюдаются некие потребительские отношения к партии. Это неприемлемо. Еще существует другая категория людей, которые постоянно предъявляют претензии: почему мне партия, имея такие возможности, не поможет, к примеру, без очереди получить квартиру, или без очереди устроить ребенка в детсад? Но у нас не сфера торговли, где заплатил деньги – получил товар!

Или бывает, что человек вступил в партию из конъюнктурных соображений, из-за «шкурных» интересов. Это, кстати, очень плохо для государства, партии. И потом тихо сидит, особо не высовывается, нигде не участвует, но при этом своим вот таким деструктивным поведением разлагает дисциплину, моральные, политические устои, дискредитирует работу партии. Почему? Потому что именно на партийных собраниях происходит обсуждение актуальных вопросов повестки дня. Первичная партийная организация живет тем, что периодически собирается для обсуждения, выработки предложений и направления их в вышестоящую организацию. Этим сильна партия! А люди говорят: а что там будет, ой, да не пойду на собрание.

В принципе, это право каждого, но так нельзя. Сегодня мы таким смело говорим «До свидания!» У «Nur Otan» принципиальная позиция – партия должна много сделать для граждан, а не для членов партии.

– То есть это все те моменты, по которым сейчас в партии идет отсев?

– Да, есть такое положение, что исключить из партии можно за утрату связи с партией. Если человек не приходит на собрания, не участвует в мероприятиях, акциях, событиях, то, извините… Более того, в той ситуации, когда появляются потребительские моменты, в организациях нивелируется и растворяется активность самого «ядерного» потенциала, который без всяких условий хочет и готов что-то делать. А в это время, грубо выражаясь, определенная зашлакованность крайне мешает это сделать. Поэтому любая партийная организация, успешно развивающаяся где угодно – в Казахстане, России, Германии – периодически проводит так называемую «чистку». Не надо бояться этого слова. Да, с этим словом у некоторых такое представление, что речь идет о репрессиях, кто-то сопоставляет даже с зачисткой. Но разница в терминах «чистка» и «зачистка» есть и существенная.

Зачистка – это жесткий способ физического устранения преступных элементов на заданной территории. А чистка в общественном смысле – это очищение организации от балласта. Есть еще чистка в бытовом смысле, но это и так общепонятно. В партии – это сверка. Сверку проводим по низовым категориям по членству в партии. Если человек не участвует в мероприятиях партии, не хочет этого, предъявляет какие-то претензии (это мы пока не касаемся аморальной или криминальной части аспекта), то он исключается.

Такие сверки были и раньше. Они проходят с периодичностью – 2 раза в год. И пассивная часть отсеивается, освобождается. Этот процесс можно представить еще на примере организма человека. В организме постоянно происходят очищающие процессы, которые позволяют как раз после этого получить второе дыхание.

– Какое количество членов партия уже исключила из своих рядов?

– Сейчас исключено из партии порядка 80 тысяч членов. Это с момента объявления «перезагрузки». Конечно, некоторые скажут, вау, откуда такие цифры, что там у вас происходит. Но здесь надо учитывать также естественную убыль: люди умирают или уезжают. Это не самый большой процент, но он тоже есть и тоже влияет на цифры. Тут же, если смотреть на все это сбалансированно, надо смотреть и на то, какое количество вступает в партию.

Партия агитирует, охотится в хорошем смысле слова за мозгами, авторитетными, честными людьми, кто может что-то предложить, инициировать или сделать. Соответственно, происходит рост количества членов партии. Жестких фильтров на вступление нет. Нужны 2 рекомендации от членов партии и потом рассматривают кандидатуру человека. Этот порядок существует последние 7-10 лет. Вступление в партию тоже имеет волнообразный характер. Это как с соревнованиями. Недавно в Алматы впервые прошел матч КХЛ – континентальной хоккейной лиги, в котором «Барыс» принимал известную команду «Спартак». На стадионе – 12 тысяч зрителей – аншлаг. Алматинцы – это все-таки южный регион, где хоккей не так развит, как в Павлодаре, Кокчетаве или Нур-Султане, но уже на следующий день народ повалил искать секции хоккея. Люди получили драйв. Мамы и папы взяли своего ребенка, сказали, чем ты в гаджетах сидишь, лучше иди заниматься. Так и с партией. Когда партия что-то делает шумное, громкое, люди проявляют интерес, начинают вступать. Периодически в Казахстане происходят выборы – маслихатов, Мажилиса или президента.

– Что происходит в тех случаях, когда член партии оказывается по ту сторону нравственности или закона?

– Если речь идет о нарушении Кодекса этики, а Кодекс для госслужащего – это как Коран или Библия для верующего, и в случае совершения административных правонарушений общественно значимого характера или уголовных преступлений, то здесь уже задействуют механизмы партийного контроля. Есть еще уголовно наказуемые вещи. Опять-таки вопрос – человек в них попадает с умыслом или без. Иногда бывают случаи, к примеру, авария, в которой вроде ты виноват, а вроде нет. Это с каждым может случиться. А есть коррупция, поимки с поличным.

Это – уже очевидные вещи. Тем не менее, когда мы получаем какие-то подобные сигналы, они уже рассматриваются комиссиями партийного контроля. Их у нас 239. Мы можем оперативно реагировать на аномальные явления до районного звена включительно. Они не занимаются рутинной «чисткой». «Чистку» осуществляет организационный отдел, сектор учета. Комиссии занимаются резонансными, негативными, незаконными и аморальными аспектами.

Эта деятельность и раньше велась, но с момента Политсовета эту работу активизировали, и уже 22 члена партии были исключены именно по таким мотивам. Это все чиновники, попавшие в поле зрения Уголовного кодекса. В общем, было 46 дел, в половине случаев мы исключили, а в половине приняли решение, что тут надо дождаться решения суда. Подчеркну особо, что все рассмотренные случаи были досконально изучены, так как мы не можем огульно подходить к судьбе человека.

В противном случае мы рискуем потерять веру не только в руководство партии, но и в партию, и демотивируем «ядерный» потенциал, который скажет, а зачем что-то делать, если завтра по малейшему чиху в соцсетях исключат из партии. Такого нет. И Елбасы вопрос ставил, что перегибов быть не должно. Все должно быть объективно и честно. Вердикт комиссии партийного контроля не окончательный – это скорее рекомендация. Бывают рекомендации изучить, если человек повел себя, условно говоря, неэтично. Не факт, что есть повод для исключения, но есть повод вызвать на Бюро и немного охладить. Это в случаях, где можно обойтись извинениями.

– А что будет потом, когда закончится «чистка»?

– Самый первостепенный вопрос – это сейчас немного обновить сами комиссии партийного контроля. На днях состоится очень серьезный разговор – 26 сентября с участием Бауыржана Байбек, где мы все эти вещи скажем. В состав комиссий должны входить люди безупречно чистые с точки зрения общественного и партийного мнения. На уровне Центрального комитета партийного контроля мы уже синхронизировали все кандидатуры, осталось закрепить.

И чуть-чуть анонсирую – такие же процессы пройдут в региональных структурах: 239 комиссий партийного контроля, из которых 17 – региональных, а остальные районные. И, так как мы работаем в целом над исполнением поручений, заложенных в предвыборных платформах партии «Nur Otan», поручениях Председателя партии, Первого Президента РК – Елбасы Нурсултана Назарбаева, Президента страны Касым-Жомарта Токаева, хочу напомнить, что на комиссии партийного контроля возложены очень важные функции. Сейчас мы уточняем конкретные индикаторы, по которым комиссии в ближайшее время на местах будут изучать ситуацию по поручениям: что сделано, а что нет, дошли деньги по госпрограммам до людей или не дошли и так далее.

Иногда мне задают вопросы, мол, не много ли для вас 239 комиссий партийного контроля? Нет, не много! Это как раз правильно. Наша партия может себе позволить такое построение. А проблемы человека, живущего в районе, отличаются от проблем жителя района, города, области. С нашими просторами у людей не всегда получается быстро доехать до области.

Соответственно, он в район приезжает, приходит в комиссию партийного контроля и говорит, вот тут льву мяса не докладывают, обещали 5 килограммов в сутки, а дают полкило, что делать? Наша задача как раз состоит в том, чтобы разобраться, понять и через инструменты партийного влияния уже наводить порядки в этих вещах. Это огромная работа, но мы взялись за это дело, и будем это делать и доведем до конца.