В рамках прошедшего на прошлой неделе в Пекине второго форума «Один пояс – один путь» Министерством сельского хозяйства РК и Главным таможенным управлением Китая подписан Протокол по фитосанитарным требованиям к экспортируемой казахстанской муке.

В подписанном протоколе согласованы обновленные требования к сырью (зерну) и готовой продукции (пшеничная мука) на экспорт из Казахстана в КНР. Ранее казахстанская фитосанитарная служба проинспектировала 30 крупнейших мукомольных предприятий страны на соответствие этим требованиям РК.

Ожидается, что эти предприятия будут включены в Реестр предприятий, имеющих право поставлять продукцию в КНР под гарантию Комитета государственной инспекции в АПК.

В 2018 году экспорт казахстанской муки в Китай составил 34 000 тонн на сумму 8,4 млн долларов. Рост объема экспорта муки составил по сравнению с 2017 годом – 3,8 раза в физическом объеме, а в денежном выражении – 3 раза. В целом же поставки пшеницы, включая муку, составили 466 тысяч тонн, или 16% от всей импортируемой Китаем данной продукции.

В последние пять лет доля казахстанского экспорта постоянно росла, несмотря на то, что общая доля китайского импорта пшеницы и муки остается примерно одинаковой и составляет около 5 млн тонн.


Как отметил ранее, выступая на прошедшем в Нур-Султане форуме KazGrain, генеральный директор Подразделения «Вилмар СНГ» Фанг Ганг, годовой объем потребления пшеницы в Китае составляет около 100 млн. тонн. В то же время импорт в Китай регулируется государством.

– Цена пшеницы сейчас на китайском рынке около 2 400 юаней, если бы мы могли ввозить пшеницу без каких-либо ограничений по рыночной цене, то себестоимость казахстанской пшеницы на рынке была бы ниже 2 000 юаней за тонну. То есть, если смотреть чисто рыночные условия, то казахстанская пшеница гораздо дешевле китайской, и Китай мог бы выкупить всю пшеницу, производимую Казахстаном. Но у китайского правительства свои взгляды на этот вопрос, – отметил Фанг Ганг.

По его словам, в Китае есть три продукта, которые жестко регулируются. Это рис, пшеница, кукуруза. Это основные зерновые культуры и китайское правительство будет защищать свой рынок и своих производителей.

В настоящий момент ведущими поставщиками пшеницы и муки в Китай являются Канада с объемом 1, 540 млн тонн, Австралия – 489 тыс. тонн, Казахстан – 466 тыс. тонн и США – 356 тыс. тонн. Импорт пшеницы из Казахстана вряд ли имеет перспективы серьезного роста. Кроме того, на ситуацию с распределением квот может повлиять политика.


– В свете последних событий между Китаем и Канадой канадская пшеница может попасть под сокращение. Поэтому казахстанский импорт может подняться максимум до 1 млн тонн в год, – предполагает китайский трейдер.

Отвечая на вопрос, может ли по пшенице сложиться та же ситуация, что и по рапсу, он ответил утвердительно. Напомним, что прекращение импорта рапса со стороны Китая, ранее затронувшее компанию Richardson International, коснулось всех канадских производителей. В 2018 г. объем импорта канадского рапса Китаем составил 2,7 млрд канадских долларов ($2 млрд). Однако в марте этого года Главное таможенное управление КНР заявило о приостановке импорта семян рапса в Китай после обнаружения в поставках из Канады «вредных организмов». Помимо Richardson International, ограничения со стороны Китая также распространились на другие канадские компании. Заметное обострение отношений между Китаем и Канадой началось после ареста финансового директора и дочери основателя компании Huawei Мэн Ваньчжоу в декабре прошлого года в Канаде.

Поскольку китайское правительство не собирается отменять контроль за импортом пшеницы, казахстанскому бизнесу стоит посмотреть на другие продукты, советует Фанг Ганг. Если импортировать пшеницу в Китай на общепринятых условиях, то НДС плюс таможенный тариф достигнут 75%. Но можно, например, завозить макароны, у которых общая нагрузка – 26%. На отруби рост спроса в Китае ежегодно составляет 5%. Своим партнерам в Казахстане китайский предприниматель предлагает сосредоточиться на кормовых. На отруби почти нет никакой ввозной пошлины. Спрос на отруби примерно 130-140 млн тонн в год, а цена выше, чем в Казахстане. Кроме того, существует большой спрос на масличные культуры и на масла