Настало время анализа ситуации, в связи с чем ЛИТЕР обратился к политологу Уразгали Сельтееву.

– После задержания Алмазбека Атамбаева некоторые российские эксперты стали говорить о «сомализации» Кыргызстана. Не соглашаясь со столь категоричными оценками, тем не менее, приходится признать, что происходящие за демократическим фасадом соседнего государства процессы свидетельствуют о некоей перманентной политической нестабильности. Что лежит в основе системного политического кризиса в соседней стране, длящегося вот уже полтора десятка лет?

– Да, многие подвергают тотальной критике ход политического развития Кыргызстана.

Однако я считаю, здесь имеют место две параллельные тенденции. С одной стороны, происходит естественный процесс адаптации демократических механизмов и ценностей. Очевидно, что они прижились на уровне развития гражданского общества в форме плюрализма мнений, свободы собраний, партийной конкуренции и открытых политических дискуссий. Это невозможно и неправильно отрицать. И надо однозначно расценивать как прогрессивное движение.

С другой стороны, основная причина перманентной нестабильности – это непрерывные войны кланов за ограниченные ресурсы, которые сопровождаются увеличением масштабов коррупции. Дело в том, что революции приводили только к смене одной группы на другую, которые ставили первоочередной целью личное обогащение. В итоге национальная экономика – в удручающем состоянии.

Проще говоря, на место слабых политиков приходят такие же слабые. Людям пока не из кого выбирать. В Кыргызстане руководящий состав всегда был слабый. Политическая элита слабая. Много случайных людей. Нет необходимого уровня профессионализма, чтобы упорядочить политические механизмы и систему государственного управления, обозначить точки социально-экономического роста. Свои управленческие способности не доказал и не подтвердил ни один президент в этой стране.

– Большинство политологов отмечают одно общее явление – волнения в Кыргызстане начинаются во время обострения борьбы за власть местных кланов, разделенных по оси Север-Юг. Очевидно, это явление – единственный действенный механизм выстраивания межэлитного баланса. Почему в государстве, декларирующем приверженность либеральным принципам, не работают общепринятые демократические инструменты сдержек и противовесов?

– Проблема в том, что либеральные институты созданы, но при этом под них требуются управленцы с соответствующим мышлением. То есть мы можем наблюдать типичный случай молодых государств, при которых институциональное развитие на порядок опережает индивидуальное.

Демократическая система заработает только тогда, когда на вершине ее иерархической пирамиды сформируется достаточно сильный и креативный класс управленцев, связанных с современным либеральным мышлением. Но пока сами политики не соответствуют той системе, которую формируют.

– Роза Отунбаева, временно исполнявшая обязанности президента, отзывалась об Алмазбеке Атамбаеве как человеке, «способном на все и готовом идти до конца». Инцидент в селе Кой-Таш подтвердил ее слова. Теперь Атамбаева обвиняют не только в коррупции и связях с криминалитетом, но и в убийстве, сопротивлении властям и захвате заложников. Не означает ли это, что сторонники харизматичного экс-президента также пойдут до конца, и Кыргызстан может вплотную подойти к опасной черте вооруженного гражданского противостояния?

– Вряд ли можно ожидать серьезного обострения из-за Атамбаева. Для него наступил полный политический крах. При этом он проиграл еще до того, как его арестовали. В ходе президентской избирательной кампании в 2017 году, сделав ставку на Сооронбая Жээнбекова как преемника, и чтобы обеспечить ему победу, Атамбаев пошел ва-банк. В итоге он потерял личную общественную поддержку как на юге, так и на севере. Это же касается и других политических групп, с которыми он также испортил отношения.

– Какие пути выхода из сложившейся ситуации в Кыргызстане вы видите?

– По сути, Кыргызстан – это образец половинчатой демократии. Часть механизмов прижилась. Однако стержневой элемент выпал. Не происходит циркуляции элит. Поэтому они обновляются через революции, когда одна элита уступает место другой посредством радикальных методов.

Кроме того, до сих пор к власти приходят люди, которые пытаются ее узурпировать. Но в условиях этой самой демократии они не могут закрепиться. Это невозможно. Такую ошибку совершил Бакиев. В завуалированной форме пытался продлить свое правление Атамбаев, оставив «своего» человека, но просчитался. На те же грабли может наступить Жээнбеков.

Другими словами, те, кто хотят получить власть надолго, наталкиваются на демократию, за которую боролись. В этом ее торжество. То есть постоянная реальная сменяемость власти неизбежна.

Единственный выход для Кыргызстана – элиты должны начать договариваться и делиться властью между собой и с обществом. Только так можно обрести стабильность. Политики должны понять, что в стране, пережившей две революции, возврат к авторитаризму и тотальному доминированию невозможен и опасен для них самих.

Сложно сказать, сколько лет потребуется, чтобы общество и элиты усвоили необходимость естественной и регулярной ротации власти. Но другого выхода нет.