Об этом говорилось и в ракурсе партийной роли в эффективности данной работы, и с точки зрения государственных антикоррупционных инструментов, которые нужно реализовывать. Также эта тема обозначена в Программе партийной перезагрузки «Доверие. Диалог. Уверенность в будущем – 7 импульсов партии «Nur Otan».

Комментируя нашей газете данное направление работы, Талгат НАРИКБАЕВ, председатель правления АО «Университет КАЗГЮУ им. М.С.Нарикбаева», обратил внимание на ключевое значение партийной инфраструктуры в решении актуальных проблем, а также на большой потенциал антикоррупционных экспертиз.

– Вопросы противодействия коррупции Нурсултан Назарбаев озвучил на площадке партии «Nur Otan», причем в унисон с другой важной темой – максимальной реализацией потенциала партии. Вы увидели в этом связь?

– Задача противодействия коррупции – это самый сложный процесс, где партия обладает возможностью быть главной площадкой, объединяющей одновременно все государственные органы и общественность, возможностью привлечь в ее ряды наиболее ярких и неравнодушных представителей гражданского сектора вокруг единой цели. Об этом, в частности, и говорил Первый Президент РК – Елбасы Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании Политсовета партии «Nur Otan», когда призвал вовлекать в борьбу с коррупцией обычных людей и быть ближе к народу. У партии сегодня есть по-настоящему мощный потенциал использовать партийный контроль для борьбы с коррупцией, повышения эффективности работы государственных органов. В этой связи выбор именно партийной площадки для озвучивания проблемы, на мой взгляд, закономерен. Партия является субъектом политического процесса и сейчас невозможно осуществить какие-то преобразования – будь то усиление роли Парламента или подключение активной общественности к решению государственных задач, без политической партийной инфраструктуры.

– А какие вы видите инструменты партии по созданию условий нулевой терпимости к коррупции? 

– Одна из задач партии – это содействовать воспитанию у граждан нетерпимого отношения к фактам коррупции и осуществлять общественный контроль за деятельностью органов власти. При этом наиболее действенной является трансляция соответствующих ценностей через первых руководителей государственных органов, многие из которых являются членами партии. Именно они, на мой взгляд, должны сейчас выступить образцом неподкупности, смелости принимаемых решений, невзирая на давление заинтересованных групп, и постепенно формировать вокруг себя соответствующие команды из людей, разделяющих нетерпимость к конформизму, когда речь идет о коррупции. Другие инструменты и меры партийного контроля – ревизия, объявление недоверия, порицание и т. д. – это тоже очень важная составляющая. Но, повторюсь, в первую очередь – это конкретные примеры руководителей и их модель поведения.

– В Послании Президента Касым-Жомарта Токаева антикоррупционная тема также не осталась без внимания. В частности, он говорил о восстановлении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, о прямой ответственности первых руководителей ведомств.

– Уверен, эти инициативы в партии полностью поддерживаются, поскольку предложенный механизм контроля в свое время являлся мощным сдерживающим фактором в принятии не просто коррупционогенных правовых актов, но иногда и откровенно незаконных, затрагивающих конституционные права граждан. Я вам скажу, что в Казахстане достаточно сильный экспертный и правоведческий потенциал, очень активные и неравнодушные общественники, которые в рамках специальных мониторинговых групп приобрели огромный опыт. Все это позволит реализовать антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов на должном уровне.

– Какие сложности могут возникнуть при реализации антикоррупционной политики партии?

– Сложность, я думаю, будет встречена на двух уровнях реализации антикоррупционной политики. Первый уровень – это государственные служащие. При этом не все из них являются именно взяточниками или расхитителями – современная форма коррупции намного сложнее организована, имеет множество почти легальных схем, иногда проявляется только в лоббировании интересов конкретных предприятий через сложную систему посредничества. Такой категории чиновников любые реформы, ведущие к тотальной прозрачности и оптимизации, будут невыгодны, и они будут пытаться их под разными предлогами отложить или отменить. Президент не зря делает акцент именно на квазигосударственном секторе с расходами в 300 миллиардов тенге ежегодно – эта сфера постоянно искусственно увеличивалась и в расходах, и в штатной численности. Второй уровень противодействия – это наше бытовое понимание коррупции, искаженное представление о ценностях, начиная с семьи, заканчивая образованием и наукой. В этом ключе акцент на формирование новой идеологии добропорядочности и честности, который делается Агентством по противодействию коррупции, является правильным. Например, в сфере образования мы продвигаем эти идеи с точки зрения академической честности – через созданную нами Лигу академической честности и Проектный офис по противодействию коррупции Министерства образования и науки РК «ADAL BILIM».

Источник: ЛИТЕР