Главная  /  Статьи  /  Потенциал в области тарифной политики, появившийся в результате создания ЕАЭС, практически исчерпан

Потенциал в области тарифной политики, появившийся в результате создания ЕАЭС, практически исчерпан

Александр Константинов
1362
Потенциал в области тарифной политики, появившийся в результате создания ЕАЭС, практически исчерпан скачать фото
Потенциал в области тарифной политики, появившийся в результате создания Евразийского экономического союза, практически исчерпан.

Потенциал в области тарифной политики, появившийся в результате создания Евразийского экономического союза, практически исчерпан. Будущие возможности роста экономики связаны с возможностями промышленного сотрудничества. Однако у каждой из стран-участниц есть свой взгляд на эту область. Особенно в части содержания промышленного сотрудничества и скорости принятия решений.


«К сожалению, исходя из той статистики, что мы имеем по взаимной торговле, по мнению Министерства промышленности и торговли РФ, интеграционный потенциал, который был заложен механизмами и инструментами Таможенного союза,  уже закончился. Мы уже во многом перестали ощущать позитивные изменения от снижения таможенных пошлин и устранения каких-то нетарифных барьеров. То есть потенциал уже во многом реализован. А значит, нам надо находить новые точки  роста и новые платформы для развития. Собственно, промышленная кооперация – это одно из таких существенных направлений, которое нам может помочь», – считает заместитель директора департамента государственного регулирования внешнеторговой деятельности Минпромторга России Антон Алиханов.
Действительно, статистика взаимной торговли после бурного роста в 2010–2011 годах, когда,  в частности, экспорт Казахстана в Россию и Беларусь вырос почти на 60 процентов, сейчас демонстрирует снижение и стагнацию. «При всех успехах интеграции, успехах экономического развития стран Евразийского союза есть одно тотальное поражение, на которое хотел бы обратить внимание, – это примитивизация структуры экономик этих стран. Не случайно мы видим, что страны, имеющие топливно-сырьевые ресурсы, более или менее чувствуют себя на плаву. А другим приходится вести отчаянную борьбу за выживание», – считает директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг. С этой точкой зрения  согласен и заместитель председателя правления НПП Рахим Ошакбаев. «Я полностью поддерживаю тезис о том, что потенциал ТС в области тарифов себя исчерпал. Мы должны искать новые источники роста», – заявил он в ходе «круглого стола», прошедшего в Министерстве индустрии и развития Казахстана в июне этого года.
Антон Алиханов аргументировал свою позицию следующим образом: «Постоянно участвуя в работе на площадках Евразийской комиссии  в ходе обсуждения тарифных вопросов, вынужден отметить, что, к сожалению, количество вопросов, которые постоянно упираются во взаимное непонимание и диаметрально противоположное расхождение интересов одной стороны, другой стороны, третьей стороны, достигает уже уровня 80 процентов. Поскольку все вопросы, которые могли бы дать потенциальный толчок росту в области таможенного и тарифно-нетарифного регулирования, уже достигли некоего потолка. И, честно говоря, тарифная история будет терять свою актуальность, особенно с учетом планируемого вступления Казахстана в ВТО», – считает российский чиновник. По его словам, «в торговле позитива с точки зрения тарифов нетарифного регулирования мы  в ближайшее время не получим. Весь позитив уже в какой-то степени исчерпан. Поэтому промышленная политика, будет ли она единой или скоординированной, или какой-то еще, может стать одним из главных инструментов позитивного развития интеграции. Однако здесь есть существенная проблема, поскольку отношения России и Беларуси – это одно, России и Казахстана – другое, а Казахстана и Беларуси – это вообще третье, с точки зрения промышленной кооперации. Кроме того, есть разница в базовых подходах. Беларусь говорит: давайте единую промышленную политику вести. Казахстан говорит: давайте просто ее координировать. То есть в течение пяти лет, на мой взгляд,  надо принимать кардинальное решение о том, как мы будем двигаться в этом направлении». Иначе, по мнению Антона Алиханова,  «мы просто рискуем получить десятки случаев, по типу наших сегодняшних споров с белорусскими коллегами относительно запретов и ограничений. К примеру, есть предприятие легкой промышленности в Беларуси, в которое вложен миллион евро невозвратных субсидий или кредитов, понятно, что эти субсидии были ориентированы на российский рынок и российский госзаказ. С другой стороны, принятие решения российской стороной об ограничении доступа к госзаказу для Беларуси, Казахстана, Армении. Есть эти взаимные войны, их может быть несильно видно, но они есть. И эти постоянные трения никуда не денутся. Сейчас это должно решаться путем взаимных консультаций. Хорошо, провели мы консультации. Белорусское мнение следующее – мы просубсидировали свое предприятие, мы хотим поставлять продукцию на ваш рынок. А наше мнение противоположное. Мы говорим: вы знаете, но у нас кризис, у нас три компании умерло, и мы хотим поддержать одну-единственную, которая без этого госзаказа тоже умрет. Как найти компромисс? А если бы у нас был некий механизм, и мы заранее знали и понимали, что Беларусь собирается дать эту субсидию, мы бы, может быть, сели и совместно какие-то меры придумали, как поделить этот рынок, чтобы сохранить рабочие места, чтобы все эти деньги не ушли в песок. Может быть, разработали бы меры выхода на рынки третьих стран. А иначе, когда такие решения принимаются в отрыве от мнения партнера, получается, что мы совместно играем не на рынке третьих стран и общем участии в мировой торговле, а думаем, как завоевать рынок соседа и замкнуть его на себя. Это, на наш взгляд, неправильно. Речь не идет о том, что Россия хочет поглотить рынок Казахстана, например, по автомобилям, или Беларусь известна своими тканями и легпромом, поэтому легпром Казахстана и России должен быть умерщвлен. Такого быть не должно».
В России, по его словам, считают что, как «напряжение Казахстана по поводу единой политики, так и белорусский вариант, кстати, и в России есть такие настроения – давайте воссоздадим госплан и определим, кто за что отвечает и кто что будет производить, – это две крайности. Нам нужно сокращать количество спорных моментов и понимать и вырабатывать совместные позиции, как мы собираемся действовать на общем рынке, чтобы друг друга не «убивать». Потому что сейчас реально по отдельным секторам идут подковерные войны. И думать о совместной поддержке экспорта. А не действовать, как лебедь, рак и щука».  Как выход, по мнению Антона Алиханова, «документ по основам промышленной политики или сотрудничества необходимо принимать как можно скорее, до 1 декабря этого года. Поскольку опыт показывает, а у нас много подобных документов и в торговой политике, и в макроэкономической, что чем дольше их обсуждали и дорабатывали, тем хуже он становится, потому что он становится совсем не про то, что изначально задумывалось».  
Казахстан в свою очередь не отвергает идею промышленного сотрудничества, однако имеет свою точку зрения на эту проблему. В частности, на скорость подобной интеграции. Как рассказал «Литеру» вице-министр индустрии и развития Альберт Рау, Казахстану удалось отложить принятие решения по этому вопросу. «Это установка Беларуси – форсировать этот процесс», – считает Альберт Рау. Действительно, председательствующий в Евразийском экономическом союзе президент Беларуси Александр Лукашенко выступил в январе с заявлением, в котором обозначил цели Беларуси как председателя в этой организации на 2015 год. Одной из задач было создание единой промышленной политики стран ЕАЭС.
«Белорусы пытались на последнем совете, который прошел в Москве
15 июля, протолкнуть решение. Чтобы основные направления промышленного сотрудничества были приняты в ноябре», – рассказал Альберт Рау. Однако Казахстан выступил против, и его в этом поддержал вице-премьер России Игорь Шувалов.
«В договоре о создании ЕАЭС записано, что этот документ  должен быть разработан в первом полугодии следующего года, – пояснил позицию Альберт Рау. – Зачем форсировать принятие сырого документа?». По его мнению, «наоборот, надо нащупать те точки сотрудничества, которые не будут нести декларативный характер, которые будут просто представлять собой гору бумаг».  По мнению Альберта Рау, надо определиться с механизмами взаимодействия. «На сегодняшний день механизмы формальные. Надо создавать стимулы. Почему мы должны, условно говоря, сотрудничать с Россией или Беларусью. Особенно когда мы видим активность Китая. Если говорить откровенно, мы сегодня видим гораздо большую активность в сотрудничестве Беларуси с Китаем, чем с Казахстаном», – считает вице-министр МИР.
Кроме того, если говорить о промышленном сотрудничестве стран, по мнению Альберта Рау, необходимо определиться с ролью в этом процессе Евразийского банка развития.  В частности, он полагает, что в KPI для банка должен быть включен показатель, по которому не менее 50 процентов он должен направить на финансирование проектов промышленного сотрудничества. Стратегия банка на финансирование инфраструктурных проектов, по мнению Альберта Рау, нуждается в корректировке. Поскольку  это потребует другого  объема финансовых средств, а также в связи с изменившимися внешними условиями, в частности с созданием Азиатского банка инфраструктурных облигаций. В то же время финансирование совместных производственных проектов стран Евразийского союза может позволить банку найти свою рыночную нишу.
 «Китайцы только говорят, что у них длинные деньги, но у них очень жесткие условия, и в конце концов главным бенефициаром все равно будет Китай. Сейчас ЕАБР финансирует, например, проекты зерновиков Казахстана, а, например, проект «Евраз Каспиан Сталь» в Костанае финансирует Банк развития Казахстана. Хотя как раз этот проект создает интеграционные потоки. Или автовазовский проект в Усть-Каменогорске, который также находится на рассмотрении в Банке развития Казахстана. И тогда возникает вопрос: а для чего мы создали банк? Дело в том, что для промышленного сотрудничества крайне необходим  финансовый оператор, который бы двигал этот проект», – считает Альберт Рау.

Александр КОНСТАНТИНОВ, Астана

Смотрите также: