Главная  /  Статьи  /  В причинах туркестанского восстания 1916 года продолжают разбираться историки

В причинах туркестанского восстания 1916 года продолжают разбираться историки

Мира Мустафина
1980
В причинах туркестанского восстания 1916 года продолжают разбираться историки скачать фото
Трагические события 1916 года спустя сто лет продолжают оставаться предметом широкого обсуждения в научном сообществе

Трагические события 1916 года спустя сто лет продолжают оставаться предметом широкого обсуждения в научном сообществе.

 

Изучение причин этих событий требует профессионального подхода. По мнению ученых-историков, необходимо говорить не об одном восстании, а о нескольких. Протестные движения отмечались в разных регионах, и даже внутри Туркестанского края был целый ряд микрорегиональных восстаний, начавшихся и завершившихся в разное время. Поэтому целостный взгляд позволит глубже и объективнее оценить природу туркестанских событий столетней давности. Именно такой подход определил структуру и тематику международной конференции «Восстания 1916 года в Азиатской России: неизвестное об известном», в которой приняли участие ученые-историки из ведущих научных центров Казахстана, России, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана. Организаторами мероприятия стали Университет «Туран» (Казахстан), Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ), Институт всеобщей истории РАН. Оператор проекта – политологический центр «Север-Юг» при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств–участников СНГ (МФГС).
Безусловным событием в исторической науке и данной конференции стал сборник документов и материалов «Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии», изданный МГУ им. М. Ломоносова и институтом Всеобщей истории РАН.
Представляя научный труд перед коллегами, автор-составитель, старший научный сотрудник Института истории РАН Татьяна Котюкова отметила, что сборник призван дополнить новыми важными штрихами и деталями исторический портрет восстания 1916 года в Туркестане. В издание, кстати, вошли 122 документа.
По мнению ученых-историков, именно эти документы помогут беспристрастно оценить как непосредственно причины и ход восстания, так и события, последовавшие за подавлением мятежа, а именно бегство восставших казахов, кыргызов, дунган и представителей других этносов в Китай и их дальнейшая реэвакуация советской властью.
Среди ученых-историков пока отсутствует единое мнение в отношении терминологического аппарата, не говоря уже о многих других дискуссионных сюжетах, связанных с трагическими событиями 1916 года.
– В научной литературе и публицистике, наблюдается достаточно разнообразная линейка названий, относящихся к событиям, поводом к которым послужило высочайшее повеление (ошибочно называется Указ) от 25 июня 1916 года  - Среднеазиатское восстание, Восстание в Туркестане, события в Семиречье, бунт, мятеж, – говорит старший научный сотрудник Института истории РАН Татьяна Котюкова.
На международной конференции историк-исследователь Котюкова вынесла на обсуждение коллег новый термин – «восстания 1916 года в Азиатской России». Он географически включает в себя все регионы Российской империи, где были отмечены любые формы проявления общественного недовольства высочайшим повелением от 25 июня 1916 года.
Активно обсуждались и дискутировались в конференции и другие положения сборника «Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии». Ведь большинство из представленных в сборнике документов публикуются впервые. Впрочем, многие исследовательские проблемы по теме восстания 1916 года, вынесенные в повестку международной конференции, также прозвучали впервые. Так, например, на конференции представлена широкая географическая палитра разных форм реакции в разных регионах Российской империи на высочайшее повеление
25 июня 1916 года о призыве инородцев на мобилизационные работы мужского населения в возрасте от 19 до 43 лет. Особенности событий 1916 года в Кутаисской губернии в контексте восстаний в Туркестанском крае рассмотрел в своем выступлении доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Овсянников. Реакции бурятов и других жителей Сибири на участие России в Первой мировой войне и призыв на тыловые работы посвятил свой доклад главный научный сотрудник отдела истории и культуры Центральной Азии Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН Леонид Курас. Учеными-историками рассмотрен еще один малоизученный вопрос отражения событий 1916 года в работе Государственной думы Российской империи. Эта проблема легла в основу доклада профессора Костанайского государственного университета имени Байтурсынова Дмитрия Легкого.
Участники конференции сошлось во мнении, что очень важно с особой тщательностью, не завышая цифры самопроизвольно и без научного подтверждения, установить реальное количество человеческих жертв. Именно разночтения в этих данных вызывают больше всего споров. Кроме того, проблема «исхода» коренного населения Казахстана и Кыргызстана в Китай после подавления восстания до сих пор остается наиболее болезненной и дискуссионной в историографии восстания. В ходе конференции эта тема была рассмотрена в докладе известного российского историка, ведущего научного сотрудника отдела истории Востока Института востоковедения РАН Александра Кадырбаева. Наибольшее число беженцев погибло по пути в Китай и в самом Китае. Простым людям, часто принуждаемым к бегству лидерами восстания, опасающимися воздаяния за совершенные преступления, приходилось преодолевать тяжелый перевал. По пути они захватывали пленных и сжигали деревни. Для того, чтобы устроиться на новом месте, семьям приходилось подчас продавать в рабство детей – юношей и девушек.
Однако временное правительство, а затем советская власть приняли необходимые меры по возвращению кыргызов и казахов из Китая и их социальному устройству в родных землях. Беженцы в Семиречье возвращались вплоть до 1927 года. Реэмигранты стали полноправными членами нового общества и гражданами Советского государства.
Еще один дискуссионный вопрос, обсужденный в ходе конференции, касался роли внешнего фактора в развитии восстания. Противники России в Первой мировой войне – Османская империя и Германия, были крайне заинтересованы в нагнетании внутриполитической напряжённости в России и действовали в основном путем спекуляции на религиозной и национальной темах.
Ученые отмечают, что открытие в России внутреннего Туркестанского фронта, безусловно, играло на руку Германии и Турции. Источники содержат множество упоминаний и свидетельств об активном участии турецкой и германской разведки в подготовке восстания. Однако безусловных фактов, подтверждающих роль «внешнего фактора» в событиях 1916 года, на сегодняшний день не существует. Это, по мнению участников дискуссии, объясняется в том числе отсутствием документов из турецких и немецких архивов, которые остаются закрытыми и поныне.
В целом участники конференции сошлись во мнении о том, что последствия восстания были катастрофическими для местных обществ. Потеря значительной части населения у всех народов Туркестана, включая переселенцев разной этнической принадлежности, ударила по хозяйственному порядку и климату доверия, который был в стране до трагических событий. Поэтому столь важно сегодня извлечь урок из событий столетней давности, прежде всего избегать политизации исторических событий, способной спровоцировать противоречия на меж­этнической почве.

Мира МУСТАФИНА,

фото Константина КНЯЗЕВИЧА,

Алматы

 

Смотрите также: