Главная  /  Статьи  /  Пьеса казахстанского автора Ольги Малышевой дебютировала в «Любимовке»

Пьеса казахстанского автора Ольги Малышевой дебютировала в «Любимовке»

Светлана Шестернева
1023
Пьеса казахстанского автора Ольги Малышевой дебютировала в «Любимовке» скачать фото
Российский фестиваль молодой драматургии «Любимовка» объявил список участников на 2016 год

Гротескная пьеса алматинского автора Ольги Малышевой «Курс» о девальвации национальной валюты в Казахстане оказалась в перечне произведений, особо отмеченных специалистами по отбору пьес на фестиваль. Стоит отметить, что ранее пьесы казахстанских драматургов в «Любимовке» не участвовали. Мы поговорили с новоиспеченным драматургом о пьесе и казахстанской драматургии в целом.


Ольга Малышева – алматинский редактор, журналист, публицист, театральный критик. Она сотрудничает с независимым театром «ARTиШОК», фестивалем исполнительских искусств «Откровение», участвует в театральных лабораториях и фестивалях в Москве и Санкт-Петербурге. В июне 2016 года в театре «ARTиШОК» в формате ридинга была представлена другая пьеса Ольги Малышевой – «Комьюнити», рассказывающая о паре геев, эмигрировавших из Казахстана в Швецию. 
«Первый день в Алматы после поездки на Украину принес приятные новости: моя пьеса «Курс» попала в список произведений, обративших на себя особое внимание ридеров фестиваля «Любимовка». Я пока слабо представляю, что это значит, но очень приятно. Хотя понимаю, это не основная программа читок. «Курс» я вообще никому еще не показывала, кроме моего главного критика Карима Кадырбаева. Но «Любимовке» он приглянулся больше, чем «Комьюнити», которую читали в «ARTиШОКе» и на которую я, если честно, рассчитывала в большей степени. В общем, меня можно поздравить, дебют удался. Буду еще работать», – пообещала автор на своей странице в Facebook.  
– Оля, догадываюсь, что главный герой пьесы – национальная валюта РК. Кто еще? Расскажите подробнее о пьесе.
– «Курс» – это придуманная история, которая могла бы произойти в обменном пункте любого города Казахстана. Я писала ее полгода назад, в то время, когда в новостях и соцсетях рассказывали, как люди приходили в обменники и пока они стояли в длинных очередях, курс доллара уже менялся. Всего в пьесе шесть действующих лиц – два сотрудника обменного пункта и четыре его посетителя. Но главный герой, как ты правильно заметила, это курс тенге. Он по сюжету пьесы существенно меняется несколько раз за день: то растет, то падает, и это в разной степени влияет на судьбы всех персонажей. 
– Это уже не первая твоя пьеса. Расскажи, с чего все началось? Как ты, журналист, вообще попала в драматургию? 
– «Курс» – как раз первая. «Комьюнити» – история двух геев, переехавших в Швецию из Казахстана, которую показали в программе ночного ридинга в «ARTиШОКе» в конце сезона, была второй. Осознание, что пора писать, пришло внезапно: Анастасия Тарасова, директор театра «ARTиШОК», планировала в ушедшем театральном сезоне провести фестиваль современной казахстанской драматургии. Но с драматургией у нас сложно, и фестиваль не состоялся – не набралось участников, не сложилось с финансированием. Меня вообще очень печалит, что в Казахстане никто практически не пишет пьес для театра. И так как я в последние годы занимаюсь театральной критикой, продвижением театрального движения в СМИ, решила сама попробоваться в драматургии, потому что для меня развитие казахстанского театра – важный личный вопрос. 
– Что можешь сказать о состоянии драматургии в Казахстане в целом? 
– Повторюсь: в Казахстане все очень непросто с местной драматургией. Если еще можно говорить о казахскоязычных авторах, которые пишут для казахских театров, то на русском языке не было представлено за последние годы ни одной заметной локальной пьесы. У нас нет школы драматургов, нет культуры рассказывать в театре о собственных актуальных проблемах. Но вместе с тем уже есть потребность в таком театре. Я надеюсь, что местная драматургия начнет развиваться, она не будет рассказывать какие-то абстрактные истории любви или пересказывать исторические или сказочные сюжеты. А будет говорить о том, что на самом деле интересно нам как гражданскому обществу в первую очередь. 
– Может ли казахстанский драматург прожить на гонорары от театральных постановок? 
– Я не могу ответить на этот вопрос. Свои первые пьесы я написала только несколько месяцев назад, их нигде не ставили, и предложений о постановке мне не делали. И драматургов, зарабатывающих постановками своих пьес, я в Казахстане не знаю.
– Ты готова к написанию пьес на политическую тематику?
– Я вообще тяготею к документальной пьесе, и если меня заинтересует тема, связанная с политикой, то я начну ее развивать, конечно. Политический театр необходим нашему обществу, должна быть возможность говорить через искусство и о политике, и об экономике, и о социальных проблемах, и о других важных вопросах. Наше искусство, особенно театральное, погрязло в академизме, оно замкнулось на себе и существует отдельно от общества. Так быть не должно, по-моему.
– Огромное спасибо! Желаем новых творческих побед!


Светлана ШЕСТЕРНЁВА, 
фото Павла МИХЕЕВА, Алматы

 

Комментарий:

 

По мнению авторитетных экспертов, состояние отечественной драматургии в Казахстане в целом можно характеризовать знаменитой фразой: «Пациент скорее жив, чем мертв». Актриса Вероника Насальская, один из инициаторов фестиваля центральноазиатской современной драматургии, который прошел в 2006 году, уверенно заявила, что сейчас дела у казахстанских драматургов обстоят лучше, чем десять лет тому назад.


– Тогда фестиваль собрал порядка 15 участников, из которых десять были из Казахстана. Суть мероприятия заключалась в том, чтобы отобрать лучшие пьесы современных драматургов, которые потом читали со сцены различные театральные коллективы и студенты академии им. Жургенова. В числе международных наблюдателей были Павел Руднев, в то время арт-директор центра Мейерхольда, Артур Гукасян – президент международного фестиваля HighFest. Лучшей была признана пьеса казахстанского автора Мурата Телибекова «Абай IV», интересную работу под названием «Голубь» привезли узбекские драматурги. 


За прошедшее с той поры время молодые авторы выросли, у них появилась возможность контактировать с российскими и западными коллегами, посещать специализированные школы и курсы. Поэтому сейчас ситуация с казахстанской драматургией получше, хотя следует признать, что бурным цветом она не цветет. Для того чтобы выйти на качественно новый уровень, нам нужно прежде всего больше театров, а частности таких, которые ставят современную драматургию. Потому что драматург растет только в тесном контакте со зрителем.

 

Смотрите также: