Главная  /  Статьи  /  Жизнь – вот главная причина!

Жизнь – вот главная причина!

Татьяна Соколова
1308
Жизнь – вот главная причина! скачать фото
Самолюбование или исповедь? Служение творчеству или жажда славы? Муза или мать, бросившая свое дитя? Был ли шанс прожить жизнь по-другому? Могла ли уберечь любимых людей от беды?

Ответы на эти и другие вопросы пытаются найти актрисы Елена Набокова, Елена Тайматова, Наташа Дубс и Елена Вовнова в спектакле «Причины жить». Свой мужской взгляд вносит режиссер Виктор Немченко, для которого эта постановка – первая после очень большого перерыва. Каждый из них поделился с «Литером» своими чувствами от этой работы.

Режиссер ВИКТОР НЕМЧЕНКО

- Чем вас заинтересовал этот материал о метаниях женской души?

- Мне было очень интересно делать женский материал. Я ставил определенные внутренние задачи, чтобы измениться. Я совершенно не скрывал и девочкам говорил, что благодаря этому спектаклю я стал гораздо меньшим шовинистом, чем был. Я пытался понять, как это у девочек может работать, и каково это – жить в женском мире. Интерес в том, что нет драматургической основы, и было достаточно прикольно строить структуру из ничего. И технического порядка интерес был. Мне хотелось, чтобы девочки всё делали сами. Одно дело, когда тебя двигают как пешку, и другое – когда ты работаешь как художник. Поэтому мы с самого начала поставили перед собой задачу - на всех этапах, от драматургического до музыкального решения - девочки будут соавторами. И это тоже было одним из определяющих факторов. Я не знал, что это будет за спектакль. Пока не выстроилось, что все происходящее будет происходить при большом психическом тонусе, при большой динамике. Гораздо позже пришла мысль, что, наверное, стоит покопать в их отношении к жизни. Не философском, а предметном. И объединяющей идеей стала мысль «как я распоряжаюсь самой собой?»

- Про шовинизм можно поподробнее? Что вы там такое обнаружили для себя?

- За свою жизнь я пробил очень много собственных внутренних стен, которые почему-то у меня культурно были надстроены. В какой-то период женщины стали для меня таким отдельным миром. Мне казалось, ничего они не умеют делать, всё мужчины… Ну а этот проект полностью поднят женским коллективом, начиная с художественной части и заканчивая административной. Как тут не убить в себе немножко шовиниста?! Я ими очень горжусь!

- До этой постановки, если я не ошибаюсь, вы довольно долго ничего не ставили. Последнее, что я помню, это читка вашей пьесы «Слепая Вера» в «АРТиШОКе» году эдак в 2006-м. Колебались ли вы, когда вам девочки предложили поработать?

- Да, я лет 10 театром не занимался. Возвращаться было сложно. Я поначалу с неохотой пошел. Я уже давно перестал любить театр как институт. Театр как площадку для экспериментов всегда обожал. Ну, это, наверное, из-за тех пертурбаций, которые произошли в моей жизни в свое время. Девочки меня возвращали. Они  терпимо относились ко мне, хотя я неточно ставил актерские задачи, не совсем справлялся с режиссерской нагрузкой. Но через этот проект я все вспомнил, надо сказать! В том числе и как с актерами разговаривать. И я сейчас в совершенно другом режиссерском тонусе нахожусь.

- Я помню ваши постановки в Немецком театре лет 15 назад, они были очень интересны. Немецкий театр тогда гремел!

- Я без ложной скромности могу сказать, что не знаю другого времени, когда Немецкий театр был вот таким. Конечно, это не только моя заслуга. Немецкий театр подарил мне много потрясающих моментов. В том числе шок, потому что я в 21 год стал его главным режиссером - самым молодым главным режиссером государственного театра в СНГ!

- В спектакле много различных слоев, и вы активно используете  современные технологии. Какого эффекта вы хотели добиться?

- Это спектакль-конструкт. В нем большое количество составляющих, которые делают его объемным. Зачем были нужны современные технологии? Они нужны везде в театре. Чтобы в театр  приходили молодые люди, эстетика должна отзываться. Если она понятна молодому человеку, то он и содержательную часть воспримет с большим удовольствием. Я считаю, театр должен использовать мультимедийные вещи, которые бы делали его современнее, превращали его в ивент! А с точки зрения содержательной части мне было важно, чтобы героини разговаривали сами с собой, чтобы у них был некий взгляд со стороны на себя самих. В этом интересный художественный парадокс. Поэтому и начинается этот спектакль с аффирмации, когда Гала смотрит на себя и говорит – «Я такая, такая…» Все эти женщины были селф-мейд. Однозначно! Кроме, может, чуть-чуть поскользнувшейся Лили. Ну а диалог с собой – это либо зеркало, либо смартфон!

- А как пришла идея с кулинарным ток-шоу? Вообще, конечно, это очень «девочковая» история – собраться на кухне, поболтать, и при этом что-то приготовить поесть, выпить и вспомнить жизнь.

- Это органично и в этом ключе, и с точки зрения динамики и ритма спектакля. На мой взгляд, чтобы достигнуть многослойности, иногда нужна некая кардиограмма, при которой происходит смена состояний и смена жанров, если хотите. Когда после драматического куска возникает кулинарное шоу, оно сразу заставляет сердце биться по-другому. Вообще мне бы не понравился такой спектакль. Я никогда не ставил спектакли без жанра. А тут с самого начала я себе сказал, что жанра здесь не будет. Я буду искать моменты, где будет скользко, неудобно, непонятно… Отсутствие жанра и двойственное ощущение от происходящего было фокусом, и я рад, что это получилось.

- Какую роль играют музы в вашей жизни? Вы чем-то вы похожи на тех персонажей, о которых героини рассказывают?

- Конечно. Я себя считаю продуктом социума. И я, безусловно, никогда не недооцениваю влияние других людей на меня. Особенно близких. Особенно женщин. Поэтому и у этой работы тоже есть муза. Без этого никуда! И каждая девочка в этом проекте по-своему вдохновляла. Мы все живем друг для друга. Как умеем. Влияем на судьбы друг друга. Кого-то вдохновляем, кого-то убиваем, всякое бывает.

НАТАША ДУБС (роль Зинаиды Райх)

– Что было решающим, когда вы соглашались на участие в этом проекте?

- Жажда сцены, конечно! Сначала сработала старая привычка – сказать «да», а потом я уже стала умом понимать – «Ой, надо ли?» За долгие-долгие годы эта актерская работа у меня первая. Мы с Виктором учились вместе и работали в Немецком театре. Но как будто не было этого перерыва. Просто это продолжение – следующий проект, новый спектакль. Время, когда оно проходит, в воспоминании сокращается до какого-то мига.

- Каково вам было играть Зинаиду Райх?

 - Работа над созданием зерна персонажа - это традиционный момент для актера. У каждого актера свои принципы, схемы, через что формируется это зерно. Для меня никогда не являются первостепенными биографические события. Мне интереснее линия персонажа с точки зрения эмоциональности. Что там было больше – светлого радостного, или закрытого темного. Эмоции как музыкальный материал. Когда в жизни Райх больше страшного, больше боли за детей, больше борьбы с самой собой, тогда мне понятны какие-то ее внутренние течения, и я беру их за основу. Еще мне очень важно, когда я работаю над персонажем, понимать, как он выглядит. Хорошо, что есть фотография Зинаиды Райх, я постоянно на нее смотрела и как бы в нее перевоплощалась.

 - У всех героинь постановки постоянно происходит внутренняя борьба между противоположными целями, стремлениям, как вы сказали - между светлым и темным. Такая жизнь на разрыв. Лично вам это свойственно?

 - Конечно, свойственно. Мне близка моя героиня, потому что я женщина, как и она. Я тоже занимаюсь творчеством, у меня тоже есть ребенок. И у меня есть понимание справедливости и несправедливости в этом мире. Во время работы над спектаклем я поняла, что надо всегда соблюдать баланс. Не должна жизнь заполняться чем-то одним, чем ты увлечен. Тогда, если выпадает один кусок, можно опереться на что-то другое.

- Причины жить от Наташи Дубс?

 - Сама жизнь. Она тебе дана, чтобы ты жил. Еще - твоя семья. И если есть все эти трансформации, реинкарнации, переходы из одного в другое, то побыть один раз в качестве человека, мне кажется, хорошо. Человеку свойственно созидать, творить, ощущать. Ощущения свои сублимировать во что-то - в искусство, в рождение детей. Быть проводником самой жизни. Потому что если ты родился… ты должен жить.

ЕЛЕНА НАБОКОВА (роль Галы Дали):

 - Скажи, Лена: быть женщиной – великий труд? Сводить с ума – геройство?

- Хахаха! (смеется). Быть крутой женщиной, которая вдохновляет своего мужчину на творчество, это труд, я думаю. И определенное геройство заложено в моей героине. Она, конечно, получала и благодарность, и признание от Сальвадора Дали. Но, по сути, она отказалась от своей жизни ради того, чтобы вдохновлять его на творчество. Она, несомненно, в первую очередь преследовала свои личные цели. Гала очень боялась бедности, и с помощью мужа обеспечила себе безбедное существование. С другой стороны, она сама была творческой и в юности пыталась писать, но у нее не очень получалось. И мне кажется, она реализовывалась, продвигая своих мужчин, чтобы те были успешны, прославлены, талантливы.

- Чем она тебе близка?

- Поначалу я не находила точек соприкосновения с ней. Именно поэтому я и взялась за эту роль. Мне было интересно понять логику этой женщины. А сейчас я вижу много общих черт (усмехается). Например, я стала более конкретной, более жесткой в каких-то вещах. Я понимаю, чего хочу в данный момент, чего я хочу от человека, с которым я общаюсь.

- Твоя героиня уходит со сцены последняя и при этом прихватывает с собой вазу с фруктами. Как будто не хочет расставаться с жизнью. И она умерла своей смертью, в отличие от других…

 - Гала прожила довольно длинную и тяжелую жизнь и действительно очень любила жить. В юности у нее был туберкулез, она чуть не умерла. Может, поэтому она и научилась так ценить жизнь. Волевая. Целеустремленная. Карабкающаяся. Это та лягушка, которая взбила молоко в масло, попав в кувшин. Конечно, у нее есть много и неприятных черт, например, она могла драться, кусаться, плеваться! Но при этом я восхищаюсь ее жизнелюбием и целеустремленностью. Гала никогда не делала акцент на трудностях. Ну не получилось, перешагивала и шла дальше. Для меня это показатель большой личной силы.

- Причины жить от Елены Набоковой?

- В жизни! В близких людях, в прекрасных запахах осени, зимы или весны. Во вкусных фруктах и овощах, в улыбках друзей. В возможности заниматься творчеством. В возможности жить! В массе возможностей, которые всегда есть.

ЕЛЕНА ТАЙМАТОВА (роль Лили Брик)

- Когда я брала эту роль, я понимала, что это роль на сопротивление. У меня, как женщины, был шкурный интерес – понять, что же там такого в ней было, что вокруг нее всегда было много мужчин, которые ТАК любили ее?! Например, Маяковский – он же напал на нее! Влюбился сразу и навсегда. Было сложно, потому что моя человеческая жизнь складывается по-другому…

- Удалось выяснить, что-то нащупать или ты все еще в процессе?

- Мне кажется, чтобы тебя любили, ты сам должен любить. Есть письмо Маяковского к Лиле: «Любишь ли ты меня, я не знаю. У тебя любовь ко всему. Ты любишь всех и все». Он ее так характеризует. Быть жесткой и ставить людей на место, когда нужно, она тоже могла, но я думаю, одно другому не мешает. Многие говорили, что когда видели ее в первый раз, настораживались, но когда она открывала рот и говорила пять минут, в нее влюблялись все – дети, собаки, мужчины, женщины! Настолько она была обаятельным и, видимо, добрым человеком. И вот эта доброта тире любовь – какой-то ее составляющий фактор.

- Какие личные открытия о жизни ты для себя сделала во время работы?

- У Лили, наверное, была своя жизненная философия. Она страдала от злых языков, про нее говорили много гадкого и дрянного. Возможно, ее жизнь была неправильная с точки зрения морали, но ее это не сильно заботило. Она жила и получала удовольствие. Это сильно совпадает с моим жизненным поиском: как жить так, чтобы получать удовольствие и не сильно обращать внимание на мнение окружающих. И в этом она для меня большой учитель.

- Причины жить от Лены Тайматовой?

- Всё! Чашка кофе, раннее утро, ранняя весна, поздняя осень, влюбленность, друзья, хорошая музыка. До тех пор, пока ты получаешь удовольствие от всего этого, есть причины жить. Других причин я не вижу. Нет философии, никакой!

ЕЛЕНА ВОВНОВА (роль Марины Цветаевой):

 - Я знаю, у тебя особое отношение к Марине Цветаевой. Каково тебе было ее играть?

- Я с постановкой вопроса не соглашусь. Я не играю Марину Цветаеву в прямом театральном смысле. У меня нет задачи достоверно воспроизвести ее портрет. Я просто пользуюсь материалом – автобиографичным, литературным – чтобы понять, что она переживала, через что она прошла, как она относилась к своим детям, мужчинам. Я использую ее жизнь и творчество для того, чтобы понять, что это за человек. Она для меня, конечно, икона… Конечно, это трепетная работа! Ты же помнишь, на экране идут анти-истории, рефлексия. Это далось с большой болью и трудом. Перевернуть все и встать на сторону общественности, каких-то людей, которые говорили о ней нелицеприятные вещи, было очень трудно. Мне приходилось себя ломать.

- Насколько твое мироощущение совпадает с Марининым отношением к жизни?

 - У меня есть люди-кумиры, которые притягивают меня как раз по причине того, что у них есть качества характера, которых мне не хватает. И мне так хочется понять– как?! Как наплевать на мнение всех? Как не стараться быть лучше, чем ты есть? Как всегда заниматься только творческим процессом? В этом спектакле мы не ставим цель быть, как они. Мы рассматриваем, быть великой – это вот как? Какая плата за величие? А были ли они счастливы? В какой момент счастье – когда у тебя дети накормлены или когда ты очередную поэму заканчиваешь?

- Причины жить от Елены Вовновой?

- Любовь! В любой ситуации, даже когда мне плохо, безнадежно, бесперспективно, у меня есть внутренняя улыбка и ощущение, что я любовью спасаюсь, любовью к жизни. У нас так много возможностей что-то делать. У меня еще столько планов! Я столько ролей хочу сыграть, дочь замуж выдать! У меня много причин!

 

Спектакль «Причины жить» идет на сцене театра-студии «Дом культуры».

 

Татьяна СОКОЛОВА, фото Марины КОНСТАНТИНОВОЙ, Алматы

 

Смотрите также: