Главная  /  Статьи  /  Культурная кинохроника года

Культурная кинохроника года

Константин Козлов
574
Культурная кинохроника года скачать фото
По уже сложившейся традиции под занавес года мы подводим культурные итоги

По уже сложившейся традиции под занавес года мы подводим культурные итоги, раздавая событиям, людям и явлениям, определившим тенденции и тренды, специальные номинации.

 

Вперед, к кинорекордам!

27 новых фильмов – такого количественного всплеска отечественный кинематограф не видал с советских времен. При этом картины были сняты частными студиями. «Казахфильм» же в этом году вышел из творческо-производственной комы, но пока позиций 2013 года не занял.

Так или иначе, но в кинематографе год выдался небезынтересным. Итак, что же определило картину казахстанского кинематографа в 2016 году?

Как и в прошлые годы, продолжается эксплуатация «золотой» (в плане востребованности и сборов) темы, а именно свадьбы и тои. В этом году на эту тематику вышло несколько фильмов: «16 кыз» Канагата Мустафина, «Супертой, или Свадьба по-казахски» Галыма Асылова и «Замуж в 30» Аскара Бисембина. Хорошими сборами в прокате могут похвастаться первая и третья картина из этого списка. А вот оригинальностью, пожалуй, никто. Тема в последнее время не то чтобы избита, но заезжена уж точно. Сюжет предсказуем, режиссерские ходы – тем паче. Разве что радуют актеры. Например, Берик Айтжанов, который в «16 кыз» и «Замуж в 30» сыграл диаметрально противоположные роли – взбалмошного олигарха и робкого неуверенного в себе учителя, эдакого современного Тайлака из «Ангела в тюбетейке». Поэтому этим картинам лучше всего подойдет номинация «Мейнстрим года».

В этот же ряд вполне укладывается и вторая часть «Келинки Сабины» Нуртаса Адамбая. Однако довольно скромные успехи сиквела в который раз подтвердили малую котируемость продолжений даже самых известных историй. Провалом, тем не менее, это не назовешь, посему звания «Сиквел года» Келинка Сабина вполне достойна.

Из вышеуказанного списка комедия «16 кыз» также может оказаться в номинации «Недоразумение года». Напомним, что в марте разразилась довольно неприятная история вокруг соблюдения авторских прав. Сценарист картины Елена Лисасина во всеуслышание предъявила претензии режиссеру Канагату Мустафину и студии, когда вместо своего имени в титрах фильма увидела имя человека, мало имеющего отношение к написанию сценария. Закончилась, правда, история миром – имя Лисасиной в титры вернули. Посему на «Скандал года» эта история не тянет. Но, может, оно и к лучшему.

Действительным «Скандалом года» может стать разве что высказывание Адильхана Ержанова в адрес вице-президента «Казахфильма» Серика Жубандыкова, прозвучавшее на закрытии кинофестиваля «Евразия». Напомним, тогда Адильхан с трибун обвинил Жубандыкова в том, что тот требует «отката» в размере 80 процентов заявленного бюджета фильма. Здесь дело тоже закончилось хорошо во всех смыслах – стороны примирились, а Адильхан Ержанов работает над своей новой картиной «Рассвет».

Заканчивая с комедийной темой в 2016 году, нельзя не сказать и о фильме «Ореховое дерево» Ерлана Нурмухамбетова. Эта совершенно нетипичная для нашего проката комедия в авторском стиле могла стать новым словом в казахстанском кино. К сожалению, картина осталась недооцененной.

Номинацию «Застой года» однозначно получают все казахстанские телесериалы. Здесь какое бы то ни было развитие, кажется, вовсе остановилось на уровне мексиканских сериалов 70-х и 80-х годов. Стандартный сюжет, как всегда, прост: Золушка приезжает в большой город, встречает своего принца, а злая свекровь только и делает, что пытается сжить ее со свету. Все, что можно в данном случае делать, так это меряться рейтингами среди преимущественно женской аудитории в 50+.

Своеобразную номинацию «Реабилитация года» получают режиссеры Нуртас Адамбай и Ахан Сатаев. Реабилитировали они криминальный жанр. Не то чтобы в последнее время он был забыт, просто они вернули его к жизни как кассово успешное направление в кинематографе. Как всегда, точных данных о кассовых сборах нет, но предварительно можно сказать, что одним из самых прибыльных фильмов года в прокате были «Районы». Тех, кто, собственно, «стоял на районах» в 80-е, картина не впечатлила, а их детей – очень даже. Именно они и пошли в кинотеатры для того, чтобы узнать о неведомой уже ныне неформально-криминальной Алма-Ате. К слову сказать, авторы проекта пообещали, что сиквел картины последует уже в следующем году. Фильм «Тараз» же вышел несколько скромнее, чем ожидалось, но тоже получил свой барыш.

 «Треш года» – такую номинацию просто необходимо присудить создателям картин «Три лимона» и «Пришельцы в ауле», когда воинствующий дилетантизм и непрофессионализм выдается за своеобразную «фишку». Вымученный и откровенно пошлый юмор, отсутствие какой бы то ни было режиссуры, актерская игра на уровне школьной самодеятельности – вот далеко не полный список атрибутов подобного рода фильмов, количество которых удивительным образом возрастает с каждым годом.

«Плодовитость года» – эта номинация сама собой напрашивается для режиссера Ахана Сатаева, который в течение двух с половиной месяцев выпустил на экраны сразу три фильма: «Дорога к матери», «Районы» и «Хакер».

Ну и самые главные номинации –  «Режиссер года» и  «Фильм года» – следует присудить, безусловно, Адильхану Ержанову и его фильму «Чума в ауле Каратас». Плюс прилегающему к нему явлению, про которое сказано уже очень много – партизанское кино. Остросоциальные фильмы, снимаемые при минимальном бюджете или вовсе без оного, обнажающие все современные пороки в казахстанском обществе. Триумф на мировых кинофестивалях от «Киношока» до Роттердама плюс ажиотаж внутри страны – на показах от желающих посмотреть картину просто не было отбоя. Да и в целом, что ни говори, Адильхан Ержанов за последние пару лет превратился в настоящего «законодателя мод» в авторском кино по части аллегорий, поисков киноязыка и работы со стилем. С чем его можно только поздравить!

 

В свете рампы

Казахстанский театр в этом году удивлял, радовал и возмущал не меньше, чем кинематограф. В общем и целом именно в 2016 году проявилось многое, что свидетельствует о том, что казахстанский театр, пусть медленно, с трудом, но выходит из стагнации.

Номинацию «Спектакль года», безусловно и однозначно, получает спектакль «Уят» театра «АРТиШОК» в постановке Галины Пьяновой за авторством казахстанского политолога Досыма Сатпаева и украинской писательницы и сценаристки Натальи Ворожбит. Впервые со сцены остро, хлестко и не без провокации заговорили об известных всему нашему обществу проблемах. Архаизация общества, раскол и отчуждение по языковому признаку, разница в менталитете, порождающая настоящую пропасть, где для одной стороны что-то само собой разумеющееся, а для других – непозволительно ни при каких обстоятельствах, «уят»!

«Уят» и «История уродства» по Умберто Эко – очевидные попытки за последние несколько лет сделать остросоциальные спектакли. И если это не сатира на наши реалии, то очень серьезные памфлеты. А судя по ажиотажу вокруг постановок («Уят» – первый за многие годы казахстанский спектакль, на который невозможно было достать билет уже за несколько недель до показа), именно «АРТиШОК» сегодня является тем театром, который отвечает требованиям современного зрителя, оставаясь актуальным. И он вполне заслуживает номинации «Театр года».

«Надеждой года» смело можно считать театр «Жас Сахна». Здесь мы имеем дело с театром, который почти растерял зрителей, но сумел вернуть прежних и массово привлечь новых. Творческий коллектив под руководством Барзу Абдуразакова внес свежую струю в театральный мир Алматы. Спектакли «Одноклассники», «Счастливые нищие», «Эти свободные бабочки» и «Лавина», авторские вечера и моноспектакли вернувшегося из опалы в этом театре бывшего худрука Евгения Жуманова сотворили очень «вкусный» репертуар, выгодно отличающийся от постного меню других театров.

Запомнился и интересный проект «Гамлет» в постановке известного британского режиссера Джеффри Черча, поставленный Республиканским немецким театром при содействии Британского совета. Запомнился, в  первую очередь, обилием нетипичных для нашего театра ходов: псевдоинтерактивностью с участием подсадных актеров в зале, элементами квеста с постоянными перемещениями зрителя из зала в фойе, в театральные коридоры и закутки. И, конечно же, вольной трактовкой сюжета.

Нельзя сказать, что народ не принял эти театральные опыты, но и о восторженном приеме тоже не скажешь. Но звание «Эксперимент года» постановка вполне заслужила.

Повод для грусти и скепсиса в этом году неоднократно давал Русский ТЮЗ имени Н. Сац. Но вот постановка «Биндюжник и король» по Бабелю превзошла все ожидания в худшем смысле. Спектакль уровня школьной самодеятельности от человека, который даже самую малость не имеет представления о мире Одессы, вызвал просто аллергическую реакцию у сколько-нибудь образованного зрителя. Поэтому «Биндюжник и король» однозначно заслуживает номинации «Провал года». Да и в целом театр, живущий автономной жизнью, застрявшей где-то в середине прошлого века, до сих пор поражает очень многих.

 

Константин КОЗЛОВ,

Алматы