Главная  /  Статьи  /  Свинцовый завод, которого словно и не было…

Свинцовый завод, которого словно и не было…

Ирина Абрамова
747
Свинцовый завод, которого словно и не было… скачать фото
Промышленный гигант в Шымкенте, некогда снабжавший полстраны свинцом, медленно умирает

Можно было бы сделать вид, что никакой трагедии не происходит. Все мы помним, как много лет экологи жаловались, что завод отравляет все вокруг солями тяжелых металлов, а девять из 10 живущих в округе ребятишек страдают от легочных заболеваний.  А теперь, вроде как проблема решена. Смердящие трубы утихли, цеха разбирают на металлолом. Руководитель Турсунбек Асанбаев приговорен к 6, 5 годам за махинации с активами предприятия на 62 млн долларов. Но… сегодня осиротевший комбинат, словно зомби после смерти, уносит с собой жизни людей. Два человека погибли здесь под завалами при незаконной добыче металла.

 

Кто виноват в трагедии – разобраться сложно. Банальное несоблюдение техники безопасности, а банк, в залоге у которого находится то, что осталось от завода, молчит, ссылаясь на коммерческую тайну, остатков начальства не сыскать, полицейские и спасатели  кивают друг на друга и на банкиров. А ветераны предприятия, отдавшие ему десятки лет жизни, опасаются, что вместе с последним кирпичом сотрется и память о доблестной истории знаменитого Чимкентского свинцового завода – ЧСЗ. Потомкам останутся лишь эти события последних лет – скандалы, хищения, разруха, суды и смерти.

 

Героическое прошлое

В апреле 1926 года по инициативе ВСНХ СССР в Кзыл-Орде было созвано совещание по вопросам развития промышленности Казахстана. Учитывая, что республика обладает громадными запасами сырья и полезных ископаемых, было решено усилить здесь темпы развития промышленности. Широкое развитие геологоразведочных работ позволило выявить новые залежи руд и расширить сырьевую базу цветной металлургии по переработке полиметаллического сырья.

 

29 октября 1929 года бюро Сырдарьинского окружкома ВКП(б) в связи с поставленной правительством задачей увеличения производства свинца в Средней Азии и Казахстане внесло предложение Казкрайкому ВКП(б) о строительстве свинцового завода в Чимкенте. В августе 1931 года Чимкентский обком партии объявил призыв рабочих на возведение Казахского полиметаллического комбината. Была организована контора Чимстрой, которой поручили возведение Чимкентского свинцового завода. Жители окрестных сел активно откликнулись на этот призыв. И всего через три года – 20 января 1934 года пошел первый чимкентский свинец. Введенная в строй первая очередь Чимкентского свинцового завода производила продукции в два раза больше, чем все действующие свинцовые заводы Советского Союза – Риддерский, Сихотэалинский, Северокавказский, Куторемский и Датосунский.

 

В годы войны свыше 400 чимкентских рабочих со свинцового завода с оружием в руках защищали на фронтах Великой Отечественной войны нашу страну от нашествия врагов. Чимкентский свинцовый завод, наряду с основной продукцией, организовал выпуск снарядов, изготовление запасных частей и деталей машин для горнорудных предприятий.   Любой южноказахстанский школьник и сейчас автоматически расскажет, что каждая 8 пуля на фронтах ВОВ была изготовлена чимкентским свинцовым заводом.

 

В декабре 1972 года пяти маркам чимкентского свинца был присвоен Государственный знак качества. Удельный вес продукции с почетным пятиугольником составил 57,8% к общему объему выпускаемого свинца. Чимкентский свинцовый завод поставлял свою продукцию в 30 стран мира. В сентябре 1974 года на Лейпцигской ярмарке свинцу высокой чистоты марки С-000 была присвоена золотая медаль. Чимкентский свинец был использован для изготовления саркофага Чернобыльской АЭС, на которой произошла катастрофа в 1986 году.

 

Начало конца

После того, как в 1999 году предприятие возглавил Турсунбек Асанбаев, на заводе начались перманентные проблемы. Руководитель мечтал создать на базе свинцового завода горно-металлургический холдинг «Казполиметалл», даже отправлял письмо с предложением Президенту страны, в нем же обещая, что «ни один государственный тенге не будет растрачен впустую». Затем несколько раз здесь пытались запустить хотя бы сопроизводства, такие как цех по выпуску аккумуляторов, который проработал несколько месяцев и закрылся.

 

Бывший аким региона Аскар Мырзахметов хотел вынести опасное предприятие за территорию Шымкента, но на это также нужны были немалые средства. С сентября 2010 года часть завода взял под управление «Казахмыс». За 2011 год восстановили производство свинца и редких металлов. Проведена значительная работа по снижению вредных выбросов. Улучшились условия труда в цехах, предприятие вышло на получение прибыли, и наметились планы по дальнейшему восстановлению оборудования. Заводчане стали мечтать о внедрении новейших технологий. Но мечтам не дали сбыться, 28 декабря у завода отозвали лицензию на выбросы вредных веществ.   Завод остановился навсегда. Итог всего – многомиллионный ущерб и осужденный за растрату Турсунбек Асанбаев.

 

Старший сын простого металлурга Саипа Назарова Абдумажит Назаров говорит, что давно не бывал на предприятии, на котором фактически вырос. Разглядывать сквозь забор рушащиеся цеха, некогда не останавливающиеся ни на минуту, больно и обидно. А внутрь охрана не пускает. На КПП веером рассыпаны пропуска, словно заводчане вот только-только в спешке почему-то покинули завод, побросав вещи. Но ощущение это обманчиво. Завод умирал долго и мучительно.

 

– Мне обидно за ветеранов, поэтому я и стараюсь их объединить, – объясняет свою позицию 80-летний Абдумажит Назаров. – Я как ветеран партии «Нұр Отан» создал первичную ветеранскую организацию  «Бирлик» бывших работников свинцового завода, заводов прессов-автоматов и других ветеранов предприятий, которые развалились, а пенсионеры остались одни, никому не нужные. Сегодня завода нет, но есть заслуженные люди с сединой, золотой фонд нашего общества, которые без остатка отдали государству свою молодость и жизнь. Я так надеюсь,  что руководство города и области найдет возможность выделить хотя бы уголок для создания музея, посвященного Чимкентскому свинцовому заводу, – просит ветеран труда.

 

Музей на заводе был, говорит Абдумажит Назаров, но здание его продали и все поломали, куда делись экспонаты, ветераны выяснить не могут.

– Много славных имен самоотверженных тружеников хранится в полувековой истории  завода. Орденами и медалями за годы работы завода награждены более 500 свинцовиков. На заводе образовалось несколько династий, общий стаж работы которых достигал веков. Так, династия Ибрагимовых проработала на заводе 200 лет, 63 года из которых в горячем цеху. Династия Назаровых, это мои отец и брат –  137 лет, в горячем цеху 72 года, – подчеркивает ветеран.

 

Заводзомби

Известно, что территория свинцового давно стала излюбленным местом для охотников за металлом. Однако почему-то незаконная деятельность до сих пор не пресечена. Полицейские признали, что в завалах свинцового завода погибли два человека.

 

Трагедия разыгралась на территории свинцового завода 25 октября прошлого года. При разборе конструкций цеха и добыче черного металла здесь завалило жителя  Ордабасинского района Избасхана Ергараева. Мужчина считался пропавшим без вести 49 дней. Все это время, по словам родных, они бились в закрытые двери, но предпринимать полноценную поисковую операцию никто не спешил. Позже в ДВД прокомментировали, что «Форте-банк», в котором заложен свинцовый завод, лишь после второго обращения сотрудников РОВД разрешил провести поиски человека. Брат погибшего рассказал, что он и односельчане погибшего занимались разбором завалов ночами в отсутствие охранников завода, буквально голыми руками, так как технику на объект не пускали. Только 12 декабря, когда к поисковой операции вновь подключились спасатели, с помощью экскаватора был отрыт труп Ергараева. Тогда же в декабре родные Избасхана рассказали журналистам, что вместе с ним под завалами погиб еще один человек, правда, его тело близкие вытащили через двое суток.

 

Лишь после официального запроса в ДВД подтвердили, да погибли двое, 38-летий житель Шымкента Б., был извлечен из-под завалов рухнувшего цеха бывшего свинцового завода в Шымкенте еще 25 октября. И, по информации замначальника следственного управления ДВД ЮКО Охашова, в которой есть кое-какие нестыковки, в больницу пострадавший был доставлен еще живым, но в БСМП сразу скончался от сдавливания всех внутренних органов.

Нестыковки в официальном ответе от правоохранителей в числах. Когда поступили заявления о пропаже людей, в какой именно день начались их масштабные поиски и кто и когда запретил спасателям вход на бездействующее предприятие? Ведь ранее в ДВД рассказывали, что родственники написали заявление только спустя неделю после пропажи мужчины, 30 октября.

 

Никакие официальные запросы и многочисленные переговоры с руководителями различных рангов финансового учреждения, в котором заложен завод, увы, не прояснили ситуацию. Банкиры лишь неофициально утверждают, что никогда не препятствовали спасательной операции и разрешили ее сразу после запроса. Вот только какого именно числа поступил этот самый запрос, отвечать отказались, ссылаясь на коммерческую тайну. А ведь именно это и самое важное. Вдруг погибших еще можно было спасти?! И самое удивительное, что  правоохранители не увидели  в гибели людей состава преступления. Уже на следующий день после обнаружения тела Ергараева уголовное дело было закрыто.

 

«Тело Е. было обнаружено и извлечено из-под завала 12.12.2016 года. Причиной смерти Е. по заключению судебно-медицинской экспертизы явились травматический и геморрагический шок, в результате сдавливания всех внутренних органов и переломов верхних и нижних конечностей. По результатам расследования 13.12.2016 года уголовные дела по фактам смерти Б. и Е. были прекращены, в связи с отсутствием состава преступления, по статье 35 ч.1 п. 2 УПК РК», – сообщили в ДВД ЮКО.

 

Экологи предлагают подумать о живых

Шымкент посетил инициатор самой первой экологической организации в Советском Союзе народного движения «Невада – Семипалатинск», поэт и писатель Олжас Суйлейменов. На встрече с активной молодежью Шымкента Сулейменов сказал, что если в прошлом он и сотоварищи боролись только против ядерного оружия, то современные реалии предлагают расширять круг интересов. Основной экологической проблемой, которую увидел знаменитый писатель в Шымкенте, как раз и стал свинцовый завод. Горы шламов – отходов от производства свинца, не только занимают  гигантские территории вокруг завода, но и продолжают отравлять почву, и, по данным экологов, содержание свинца в крови детей, проживающих в Абайском районе Шымкента, в 4 раза превышает норму.

 

Решить проблему общественный деятель предложил с помощью изобретения южноказахстанских ученых. Если эксперимент пройдет успешно, опыт ученых Шымкента можно использовать не только по всей стране, но и за ее пределами, считает Сулейменов. Поэтому он обратился к главе региона с просьбой поддержать перспективный проект.

 

– В Шымкенте есть очень мощная свалка отходов свинцового комбината. Этот комбинат за годы своей работы образовал 10 тысяч тонн, а может быть и сотни тысяч тонн отходов, которые выветриваются и влияют на здоровье всего населения. Ученые Южно-Казахстанского госуниверситета нашли интересный метод – специальным дерном покрыть эту гору шламов, в несколько слоев, образуется пластина, которая вступает в химическое взаимодействие с нижележащими породами и облагораживает ее. Интересно, что этот дерн по-казахски «шым» и ваш город называется Шымкент, – сказал Олжас Сулейменов.

 

Учитывая, что до сих пор не существует сколько-нибудь приемлемого способа утилизации шламов, ученые ЮКГУ пять лет бились над созданием природного источника, который может хотя бы временно скрыть токсичные отходы свинцового производства. В результате пришли к выводу, что обезопасить горожан может так называемый «зеленый ковер». Ученые изучили 114 видов растений, которые произрастают на близлежащий территории и выбрали 14 наиболее устойчивых видов,  на  основе которых создали биопрепарат «перойл». Перойлом следует полностью покрыть поверхность шламоотвалов, на которые предварительно нанесен слой грунта толщиной где-то 14–15 см.

 

Всего через три года ядовитые горы полностью зарастут зеленым ковром. В случае разработки в будущем экологически чистой безопасной технологии переработки отходов зеленый ковер можно поднять и извлечь шлам.

Свинцовый завод, конечно, умер, но в наших силах сохранить память о некогда славном предприятии. В наших силах сделать процесс уничтожения промышленного гиганта цивилизованным, без жертв и пострадавших. В наших силах оставить потомкам не ядовитые горы и зараженную почву, а как минимум здоровую и безопасную территорию.

 

Ирина АБРАМОВА, Шымкент

Смотрите также: