Главная  /  Статьи  /  Наедине со всеми

Наедине со всеми

Константин Козлов
908
Наедине со всеми скачать фото
О жизни, творчестве и планах на будущее рассказала "Литеру" актриса Русского театра драмы имени Лермонтова Марианна Покровская

Алматинские театралы знают Марианну Покровскую как актрису Лермонтовки, где за 25 лет работы она сыграла немало ролей. Чуть меньше людей знают ее как признанного мастера дубляжа. Недавно она презентовала алматинской публике моноспектакль «Мой маленький Оскар». Но совсем малое количество людей знает, что эту историю Марианна в буквальном смысле прожила. Об этом и многом другом актриса рассказала в эксклюзивном интервью газете «Литер».

 

– Марианна, спектакль «Оскар и розовая дама» очень востребован в театральном мире. Многим известен и моноспектакль в исполнении Алисы Бруновны Фрейндлих. Не было ли у вас соблазна «подсмотреть» у нее для постановки своей версии?

– Идея моноспектакля зрела у меня давно. Лет 10 назад мой муж, актер Алексей Шемес, сказал, что я созрела для своего моноспектакля. Я начала искать материал: и мы ничего не нашли. Перечитали все: как правило, это судьбы несчастных женщин, психически нездоровых, которые страдают по мужикам или своей ужасной жизни. А моноспектакль – это в первую очередь откровение. А у меня все замечательно, у меня потрясающая семья: муж, сын, отец! Не мое это! И вот мне на глаза попадается публикация «Оскара и розовой дамы» в журнале «Театр», и я понимаю: это то самое! Но у меня просто тупо не было времени – я была занята под завязку. В театре ролей было не так много, но я Лошадь по гороскопу. И если у меня нет работы по моему основному месту, я начинаю искать ее на стороне. И я ее нашла: 10 лет я была официальным «голосом» телеканала «Хабар»: фильмы, сериалы, анонсы. Это было настоящим творческим счастьем – теперь все роли мои. «Хабар» стал моим вторым домом, я там дневала и ночевала. Десятки серий нужно было озвучивать за один день! Потом меня пригласили сниматься в сериал «Домашние войны». Причем пригласил знаменитый Алексей Кирющенко, создатель таких популярных сериалов, как «Моя прекрасная няня», «Слуга народа». Я была счастлива, что так востребована, и тем не менее мечтала о том, чтобы сделать перерыв, чтобы отдохнуть, и о том, чтобы у меня появилось время. А поскольку Господь слышит все наши посылы, то такая возможность мне вскоре предоставилась.

 

– Речь идет о диагнозе… онкологическое заболевание, которое вам тогда поставили?

– Это было неожиданно. Жизнь повернулась на 180 градусов. Естественно, я отдала все роли в театре, я ушла с дубляжа. Как оказалось, временно, но тогда мне казалось, что навсегда. Тогда хотелось только одного – жить! Я уехала на лечение в Израиль. Материальное стало отлетать, я поняла, что главное для меня – это моя семья. Но тут свалилось другое: параллельно заболел и мой отец (известный архитектор Владимир Кацев. – Авт.). И это было самое тяжелое – мне нужно было поддерживать папу.

Два года я боролась со своей болезнью, папы не стало в конце 2013 года. Было очень тяжело. Но мне надо было продолжать жить. В Израиле открылась совершенно другая жизнь. Объявлялись старые знакомые – я поняла, сколько у меня друзей!

Жизнь не только дом и работа. Я стояла на берегу моря, и мне казалось, что я сейчас полечу! Тогда и начал рождаться спектакль, и я нисколько не сомневалась в выборе материала. Я подпишусь под каждым словом, сказанным в этом спектакле. Я поняла, что имею право об этом говорить.

Онкологией сегодня болеют миллионы людей по всему свету. У каждого есть либо знакомый, либо друг, столкнувшийся с этой проблемой. В этот момент становится важно, чтобы с тобой рядом были семья и друзья.

Кстати, спасибо продюсерам «Домашних войн» – они не убрали мою Варвару Петровну из сериала, а лишь сократили мою роль. Это тоже была своего рода терапия – надо было играть комедии. Я приходила на съемки, мне были рады – я снималась в парике и моего состояния зритель не замечал.

К сожалению, только когда мы оказываемся на краю, мы начинаем ценить свою жизнь и понимаем, как она прекрасна. И жадно начинаем проживать каждый день своей жизни. Именно об этом я говорю в своем спектакле «Мой маленький Оскар». Я преклоняюсь перед Алисой Бруновной, но у нас с ней принципиально разный подход к материалу: она смотрит через призму розовой дамы, а я – Оскара. И ее спектакль я посмотрела, когда был готов мой, и вздохнула с облегчением, потому что наши спектакли абсолютно разные.

 

– «Мой маленький Оскар» звучит очень многозначительно, особенно для актрисы!

– Да, и это неслучайно. Это действительно моя маленькая победа. Это возвращение на сцену и возвращение к жизни. А это название вообще пришло ко мне во сне. Утром я проснулась и поняла, как назову свой спектакль: «Мой маленький Оскар».

– Вы уже упоминали о своей работе на дубляже. Какие проекты на этом поприще вам больше всего запомнились?

– Их было такое огромное количество, что все и не упомнишь. Во-первых, «Великолепный век», который у нас шел под названием «Сулейман Великолепный». Сначала я его озвучивала в паре с актером нашего театра Юрой Болдыревым, который сейчас уехал в Канаду. А потом с Сашей и Виталиком Багрянцевыми, с которыми у нас уже был богатый совместный опыт в театре, и мы, как никто, понимали друг друга, говорили на одном языке. Когда меня познакомили с продюсерами из Турции, они поняли, что я озвучивала Валиде-султан, других персонажей и спросили: «А кто же озвучивал Хюррем?» Я ответила: «Я же!» Причем я озвучивала не только женщин, но и детей! Кстати, наш дубляж они признали самым лучшим.

Был еще проект ВВС «Викарий из Дибри» – потрясающий сериал с замечательным юмором. Бывало, что приходилось останавливать дубляж, пока мы не прохохочемся! Но это был и сложнейший проект – они говорили с огромной скоростью. Нам приходилось все это укладывать, еле-еле успевали. Это яркое впечатление!

Ну и мультики, конечно. Одна из последних работ – наш мультфильм «Пришельцы с Теллурии», где я озвучивала двух маленьких мальчиков. Когда его повезли на фестиваль в Москву, никто не поверил, что их озвучивает взрослая тетя (смеется).

Надо сказать, что это было полноценное творчество. Бывало, что нам приносили нередактированные подстрочники. Приходилось на лету переписывать текст. И мгновенно ловить образ! Не каждый актер может этим заниматься. Их вообще очень мало. Фактически я получила вторую профессию: актеры театра, кино и дубляжа совершенно разные специальности. Это не просто умение изменить голос – надо уметь очень быстро менять характер, а голос меняется сам. Опыт дубляжа очень помог мне в создании «Оскара» – умение быстро переключаться помогло.

 

– В этом году вы отмечаете серебряный юбилей в театре Лермонтова. Сколько всего интересного было в театре? Что вспоминается в первую очередь?

– История моего попадания в Лермонтовский театр была тоже непростой. Когда я заканчивала нашу Жургеневку,   на показ димпломного спектакля приехал режиссер из Абхазии Адгур Михайлович Кове. Он тогда поднимал русский театр драмы в Сухуми и ездил по стране, отсматривал ребят. Заехал и к нам. Посмотрев наш курс, он пригласил его почти полностью, кроме меня. Мне было так обидно. Я гордо вышла из зала и с обидой заметила: «Не очень-то и хотелось!» На следующий день он меня выловил в институте и признался, что его напугали моим влиятельным папой – что он никуда меня не отпустит. Меня уже на тот момент пригласили три театра, но море меня переманило – я всегда мечтала жить у моря и играть в театре. Казалось, эта мечта соединилась в Сухуми. Тем более что мне там предложили главную роль – Елизавета в пьесе Недялко Йорданова «Убийство Гонзаго». Яркая, характерная роль, наверное, лучшая в моей тогдашней биографии. Причем следующей большой должна была быть «Мамаша Кураж». Я бы, может, и не уехала, но тут началась грузино-абхазская война. Я улепетывала оттуда автобусами до Адлера, оставив все вещи и документы. Опять же папа постарался через знакомого летчика, чтобы меня взяли на самолет. Я  летела в кабинке со стюардессами. Через год коллега привез мне мои документы. К счастью, Рубен Суренович Андриасян хорошо меня знал, и меня приняли в Лермонтовку, но только на роль «Конька-Горбунка» – а дальше, сказали, как выплывешь! И я выплывала: потом пошла Люси в «Полоумном Журдене», где моим папой был Юрий Борисович Померанцев – он до сих пор мой нравственный ориентир, только его мнение мне до сих пор важно! «Эти свободные бабочки», которые до сих пор люди помнят, были нашей самостоятельной работой с Олегом Бирючевым. Режиссером спектакля был Виталий Алексеевич Гришко, актер нашего театра. Этот спектакль я играла почти 20 лет, Бирючева сменил Виталик Багрянцев. Но визитной моей карточкой был «Дядя Ваня», и за это спасибо ныне покойному Азербайжану Мадиевичу Мамбетову, который по-новому открыл меня. Это было большой работой, которую отметили и московские, и питерские театроведы.

Но, конечно, главной своей ролью я считаю «Мой маленький Оскар». В него я вложила всю свою душу и весь свой актерский опыт. Это фактически моя исповедь, мое откровение!

Беседовал Константин КОЗЛОВ, Алматы

 


 

Справка: Родилась 22 июня 1966 года в Алма-Ате в семье известного советского архитектора Владимира Зеликовича Кацева. Покровская – фамилия деда.

В 1988 году окончила Алма-Атинский театрально-художественный институт, специальность – актер театра и кино.

В 1988 году стала актрисой Сухумского русского театра драмы.

В 1992 году – актрисой Алматинского театра имени Лермонтова.

Работает на дубляже.

Муж – актер Алексей Шемес.

 

Смотрите также: