Главная  /  Статьи  /  Как обеспечить получение безопасного религиозного образования

Как обеспечить получение безопасного религиозного образования

Светлана Шестернева
5821
Как обеспечить получение безопасного религиозного образования скачать фото
Казахстанские эксперты подробно рассказали о том, что нужно знать для получения теологического образования за пределами Казахстана. Также они сообщили, какие меры предпринимают в нашей стране, для того чтобы защитить казахстанскую молодежь, не дав ей стать «пушечным мясом».

20 июля стало известно о пропаже шестерых студентов из Казахстана в Египте. К их поискам подключились казахстанские дипломаты.

 

– По имеющимся у нас данным, шестеро казахстанских студентов начиная с 20 июля перестали выходить на связь со своими близкими. Двое из них прибыли 11 июля в Каир для прохождения двухмесячных языковых курсов, – сказал руководитель пресс-службы МИД Ануар Жайнаков, отметив, что все они проживали в одном месте, в одной квартире.

 

– Мне известно, что они проходили обучение в учебном заведении под названием «Нил». По сведениям нашего посольства, в их поведении не было замечено признаков нетрадиционного вероисповедания, – подчеркнул Жайнаков.

 

Пять дней спустя студенты были найдены. Как оказалось, их задержали сотрудники местных правоохранительных органов. На своей странице в Facebook Ануар Жайнаков сообщил, что есть предварительные результаты поиска нашими дипломатами пропавших без вести казахстанских студентов в Египте.

 

– Согласно только что полученной достоверной информации, шестеро казахстанских слушателей языковых курсов в Каире были задержаны сотрудниками правоохранительных органов Египта и находятся на территории этой страны. Угрозы их жизни и здоровью нет, – написал он, добавив, что посольство Казахстана в Каире добивается официального ответа от египетской стороны о причинах задержания студентов, месте и условиях их содержания.

 

– В ближайшее время состоится встреча посла Казахстана с заместителем министра иностранных дел Египта по данному вопросу. Дополнительная информация будет представлена позднее по итогам переговоров с египетской стороной. Хотел бы добавить, что данный вопрос находится на особом, постоянном контроле руководства Министерства иностранных дел Казахстана, – отметил руководитель пресс-службы МИД.

 

1 августа властям Егита была направлена нота протеста. Стоит отметить, что на тот день египетская сторона по-прежнему не предоставила сведений о задержанных казахстанских студентах в Каире.

 

– Как известно, с момента пропажи шестерых граждан Казахстана в Каире прошло уже 12 дней. По имеющимся у нас достоверным сведениям, в ночь с 19 на 20 июля они были задержаны сотрудниками спецслужб Египта. Но до сих пор мы не получили от египетской стороны официального уведомления об обстоятельствах задержания, причинах задержания и местонахождении наших граждан, в связи с чем была отправлена нота протеста в МИД Египта, а также временному поверенному в делах Египта в Казахстане, – сообщил в кулуарах заседания правительства Ануар Жайнаков.

 

Он подчеркнул, что неоднократные и ежедневные переговоры с руководством Министерства иностранных дел и представителями правоохранительных органов Египта не дали результатов.

 

Посол Казахстана в Египте обсудил ситуацию с казахстанскими гражданами с председателем Верховного конституционного суда и помощником президента по национальной безопасности Египта.

 

– Несмотря на их заверения оказать содействие в выяснении обстоятельств задержания казахстанских граждан, ситуация к этому моменту не изменилась. В этой связи Министерству иностранных дел Египта была передана официальная нота протеста. Аналогичная нота была также вручена временному поверенному в делах Египта в Казахстане. Мы продолжаем решительно настаивать перед египетскими официальными властями на разъяснении обстоятельств задержания казахстанских граждан и предоставлении доступа к задержанным консула и дипломатов посольства Казахстана в Египте, – добавил Жайнаков.

 

1 августа вечером представители Службы национальной безопасности Египта связались с посольством Казахстана и сообщили о депортации всех ранее задержанных молодых казахстанцев на родину. Сразу после этого консул Казахстана направился в аэропорт для организации необходимых процедур и встретился с казахстанскими гражданами. Их самочувствие нормальное. Причины задержания пока не разглашаются. Все обстоятельства задержания наших граждан египетские власти представят дополнительно.

 

Для того чтобы избежать подобных инцидентов, казахстанские студенты должны выбирать зарубежные вузы, рекомендованные ДУМК. Такое мнение выразил директор центра прикладных исследований религии «Мысль» теолог Аскар Сабдин. Он убежден, что данный выбор, помимо всего прочего, обезопасит молодежь от негативного влияния деструктивных псевдорелигиозных течений. Также Сабдин заявил, что вопрос образовательного процесса за границей должен получить законодательное регулирование.

 

По словам теолога, раньше в Казахстане не было теологических учебных заведений, поэтому многие молодые люди в поисках религиозных знаний выезжали за рубеж. В этом были как плюсы, так и минусы. Времена меняются, и то, что когда-то было необходимостью, может давать негативные последствия в настоящем.

 

– Во-первых, получать религиозные знания за рубежом и стать настоящим служителем религии, который бы правильно наставлял верующих, правильно влиял на их мировоззрение, мораль, нравственные ценности, – задача не из легких. Граждане, имеющие заграничные дипломы, обучались в другой культуре, в другой языковой среде, поэтому не всегда могут адекватно решать проблемы верующих в своей стране. Во-вторых, процесс получения религиозного образования за рубежом у нас пока не регулируется на законодательном уровне, что также создает определенные сложности. Где гарантия, что духовные ценности в зарубежном религиозном образовании совпадают с нашими казахстанскими и не несут деструктивный радикальный характер? Между тем многие эксперты склонны считать, что религиозное обучение за границей представляет угрозу радикального влияния на наше общество. В-третьих, некоторые казахстанские студенты, обучающиеся в странах Ближнего Востока, прибегают к крайне негативной практике телефонных и скайпфетв. Когда им, допустим, звонят верующие из Казахстана и спрашивают какие-нибудь фетвы, они бездумно выдают их в онлайн режиме. И не только мнения и фетвы ученых той страны, где они учатся, но и других стран. При этом опираются лишь на ту информацию, которую имеют, а она не всегда может быть точной, достоверной, – подчеркнул Аскар Сабдин.

 

По поводу безответственного распространения фетв казахстанский теолог процитировал известного мусульманского богослова:

– Еще мусульманский богослов Ибн Кайим аль-Джаузийя говорил: «Это чистый фикх и кто дает фетвы людям, опираясь лишь на переданное в книгах, не учитывая различия в обычаях, традициях, времени, месте, положении, то воистину он сам заблудился и ввел в заблуждение других... Такой невежественный муфтий наносит большой вред религии людей... Воистину фетва различается в зависимости от времени, места, традиций и положений».

 

Он пояснил, что фетва – это разъяснение муфтием или группой знатоков шариата какого-либо вопроса или ситуации по официальному коллективному запросу или по частной просьбе.

 

– Одни ученые считают, что фетвы могут меняться в зависимости от обстоятельств, обычаев, традиций, другие говорят, что меняться они могут и по другим причинам. Например, имам Абу Ханиф, исламский богослов, факих, основатель ханафитского мазхаба, которого придерживаются казахстанские мусульмане, издавал фетвы, учитывая обстоятельства и нужды людей. Так, в начале принятия ислама персами он издал фетву, допускающую чтение Корана во время намаза на персидском языке, но потом, учитывая введение в практику новшеств, позволяющих читать намаз на языке Корана, запретил это, – рассказал директор центра прикладных исследований религии «Мысль».

 

Теолог Сабдин посетовал, что тиражируемые студентами зарубежных теологических вузов фетвы ученых других стран и регионов не всегда учитывают наши казахстанские реалии, обстоятельства, духовные традиции, обычаи, нужды общества, поэтому могут иметь негативные последствия.

– Нам нежелательны фетвы и со стороны ученых других стран, поскольку они не владеют в полной мере информацией о происходящих в нашем обществе процессах. Происходит своего рода импорт радикальных веяний в наше общество, – резюмировал он.

 

При этом Аскар Сабдин подчеркнул, что в нашей стране сейчас созданы все условия для получения хорошего религиозного образования – начиная от медресе и заканчивая докторантурой.

 

– Что немаловажно, в профессорско-преподавательский состав входят не только отечественные ученые-богословы, но и зарубежные. К примеру, в Алматы в египетском университете исламской культуры «Нур-Мубарак» преподают в том числе арабские ученые, доктора таких исламских наук, как тафсир, акида, фикх, хадис и так далее. В городе Туркестане в международном казахско-турецком университете имени Ходжа Ахмеда Ясауи также дают знания зарубежные богословы. Наше государство выделяет более 200 грантов для обучения исламоведов-магистрантов и докторантов. В этом году во время визита в Казахстан председатель Высшего конституционного суда Египта Абдельвахаб Абдельразек вручил свидетельства докторам университета «Нур-Мубарак», которые на высоком уровне защитили свои диссертации по тафсиру и фикху на арабском языке. Ну и самое главное, вопрос образовательного процесса за рубежом должен получить законодательное регулирование, ведь речь идет о защите нашей молодежи от влияния внешних псевдорелигиозных сил. Отрадно, что ДУМК разработало и приняло Концепцию развития религиозного образования, которая рассчитана до 2020 года и направлена на создание стабильной религиозно-образовательной системы, единого исламского учебного комплекса и выработку иммунитета против идеологии и действий деструктивных течений.

 

Министерство по делам религий и гражданского общества Казахстана готовит законопроект, в котором будут ужесточены правила получения богословского образования за рубежом. Политолог Султанбек Султангалиев считает эти меры необходимостью. По его наблюдениям, система, которая функционирует в сфере получения богословского образования за рубежом, представляет собой реальную угрозу заражения казахстанских студентов идеями религиозного экстремизма.

 

– Законопроект об ужесточении правил получения религиозного образования за рубежом позволит защитить казахстанскую молодежь, не дав ей стать «пушечным мясом», – подчеркнул политолог.

 

– Судите сами: молодые, еще не окрепшие умы без солидной базы религиозных знаний и при отсутствии непосредственного контроля со стороны опытных отечественных наставников отправлялись на учебу в иностранные учебные заведения, где очень легко можно попасть, и попадали, под чуждое влияние. В Саудовской Аравии, Египте, Катаре, Ираке, Турции существуют различные течения и школы в исламе, которые конкурируют между собой. Естественно, они прилагают максимальные усилия для расширения своего проникновения в разные страны, особенно на территории бывших азиатских советских республик, которые представляются им благодатной целиной. Самый простой и эффективный метод проникнуть к нам – воздействовать на приехавших учиться молодых неопытных богословов из этих стран, – считает он.

 

По сведениям Султангалиева, на данный момент в казахстанских учебных религиозных учреждениях учатся 2568 человек. За рубежом религиозное образование в 13 странах мира получают 323 казахстанца.

– Некоторые выезжают учиться самовольно, без всякого разрешения и контроля со стороны ДУМК и государства, – отметил он.

Законопроект, считает эксперт, сможет поставить эффективный заслон попыткам проникновения и распространения экстремистских идей в нашем мусульманском духовенстве.

 

– Однако религиозный экстремизм – это комплексная проблема, которую нововведениями в работе ДУМК и материальной поддержкой имамов решить невозможно, – подчеркнул Султанбек Султангалиев.

 

Но нужны комплексные меры, добавил он.

 

– У молодежи должны быть перспективы духовного, материального и социального роста. Только тогда мы сможем говорить о том, что угроза распространения религиозного экстремизма среди молодого поколения казахстанцев сведена до минимума, – заключил политолог Султангалиев.

 

Светлана ШЕСТЕРНЁВА, Алматы

Тематика:   меры,перспективы,минимум

Смотрите также: