Главная  /  Статьи  /  В поисках веры

В поисках веры

Светлана Шестернева
283
В поисках веры скачать фото
Режиссера Асия Байгожина представила свой новый документальный фильм

 В рамках Дней казахстанского документального кино, которые проходят при поддержке Министерства культуры РК и Фонда Первого Президента Казахстана – Елбасы, состоялся премьерный показ картины «В поисках веры». Фильм режиссера Асии Байгожиной был снят на киностудии «Казахфильм» при поддержке Министерства по делам религии и гражданского общества.

 

Информационный повод

 

5 июня 2016 года в Актобе группа людей совершила террористический акт.

 

Трагедия начала разворачиваться в оружейном магазине «Паллада». Нападавшие нанесли огнестрельное ранение продавцу магазина в об­ласть сердца. Перед смертью мужчи­на успел нажать кнопку тревожно­го вызова. Затем злоумышленники травмировали продавцов из отде­ла рыболовных снастей, двоих со­трудников охранной фирмы, кото­рые прибыли через четыре минуты после подачи тревожного вызова (один из них скончался на месте). Приехавший еще три минуты спу­стя полицейский наряд из трех че­ловек был встречен плотным огнем нападавших из 14 стволов. Все по­лицейские были ранены. Экстреми­сты забрали из магазина 17 единиц огнестрельного оружия, три газовых пистолета, патроны и ножи. Поки­дая магазин, экстремисты захватили легковой автомобиль, убив его вла­дельца, 69-летнего пенсионера.

 

Все события в «Палладе» заняли меньше 10 минут.

 

Далее экстремисты разделились. Шестеро на ранее захваченной по­лицейской патрульной машине отправились к оружейному мага­зину «Пантера». Вторая группа ок­купировала маршрутный автобус. Террористы высадили пассажиров, кондуктора и принудили водителя направить машину к войсковой ча­сти № 6655 Национальной гвардии.

 

В «Пантере» преступники убили одного посетителя и ранили дру­гого. Прибывшему через четыре минуты наряду полиции удалось уничтожить на месте троих банди­тов. Двое были ликвидированы за пределами города, и еще один – за­держан. В войсковой части терро­ристы обстреляли невооруженный наряд на КПП, проникли на террито­рию и направились к дежурной ча­сти в здании штаба, где находились оружейные комнаты, нападавшие намеревались захватить «более се­рьезное оружие». Дежурный майор успел заблокировать доступ, поднял тревогу и известил о нападении вну­тренний караул. Не сумев завладеть оружием, нападавшие обстреляли дежурную часть, вышли из штаба и направились в сторону парка машин войсковой части. На шум выстрелов навстречу им вышли офицер отдела военной контрразведки и началь­ник внутреннего караула. 41-летний майор ОВКР был убит, начальник ка­раула ранен.

 

В итоге в результате теракта были убиты семеро мирных жителей, включая троих военнослужащих, и уничтожены 18 боевиков. Ранения получили более 20 человек.

 

Президент Нурсултан Назарбаев объявил в республике 9 июня 2016 года национальный траур. А вскоре трагические события превратились в информационный повод. Кинодра­матург Асия Байгожина получила заказ на производство фильма, по­священного теме радикального ис­лама в современном казахстанском обществе.

 

– Первый показ картины «В по­исках веры» состоялся в марте это­го года. Было много нареканий со стороны заказчика, – сообщила из­вестный отечественный кинорежис­сер. Ценители документалистики знакомы с Асией Махтаевной по ее работам «Хроника необъявленной демонстрации», «Красная империя», «Желание света» и другим, не менее интересным кинолентам.

 

По словам режиссера, все, что свя­зано с исламом, вызывает у нее не­преходящий интерес.

 

– Поэтому, когда мне предложили снимать этот фильм, я сразу же со­гласилась, несмотря на то, что тема сложная. Очень повезло с консуль­тантом: Аскар Сабдин – редчайший профессионал. Также я благодарна всей съемочной группе за понима­ние и работу в экстремальных усло­виях, – отметила Асия Махтаевна.

 

Без вины виноватые

 

Жазира, Жансерик, Диана, Марат. Картина «В поисках веры» состоит из четырех глав, названных име­нами главных героев. Хотя, спра­ведливости ради и во имя здравого смысла, правильнее будет назвать их антигероями. Все эти люди, млад­шей из которых 16 лет, а старшему – 45, среди полного психического здоровья возомнили себя избран­никами Аллаха. По воле последнего они отправились строить «Ислам­ское государство», оставив у себя на родине покрытые несмываемым по­зором семьи.

 

Из вышеназванных участников картины от первого, собственно­го лица выступает всего один. Это Жансерик, который в актюбинской тюрьме отбывает наказание за неу­давшийся теракт. Его вначале строй­ное повествование о том, как он стал читать намаз, радовался своей бого­избранности и обретенным братьям по вере, затем становится сбивчи­вым. Мужчина замолкает на середи­не фразы. Рассказывая о том, как по­пал в Вазиристан, он тушуется, когда признается, какое горькое разоча­рование испытал, увидев, как здесь своим же странам продают пленных.

 

– Моя ошибка в том, что я влез в политику, – считает Жансерик. И добавляет: знал, мол, что накажут, и все равно не сворачивал с избранно­го пути.

 

Неудавшийся террорист сетует:

 

– Братья, которым я безгранично верил, меня подставили.

 

Если сначала Жансерик верил, что Аллах избрал его из многих тысяч мусульман для построения «Ислам­ского государства», то сейчас он тол­кует свою миссию иначе.

 

– Аллах выбрал меня для того, чтобы я рассказал людям правду и ложь, – считает он.

 

Но это будет восемь лет спустя.

 

– Если волею Аллаха выйду на свободу. А сейчас во мне только тер­пение и спокойствие, – подчеркива­ет герой сюжета.

 

Хочется надеяться, что за этот немалый срок Всевышний вновь не скорректирует свои планы.

 

Хочется надеяться, глядя на тех, кто остался дома. На кого не сни­зошла неземная благодать, но по­стигла кара небесная. Родственники Жазиры, Дианы и Марата преврати­лись в парии в своих городах и селах.

 

Мать Жазиры рассказала, как дочь с мужем и пятью детьми тай­ком уехала в Сирию. Собственно, эту псевдорелигиозную кашу заварил ее зять. По ее словам, мужчина нигде официально не работал.

 

– Так, иногда с рынка какие-ни­будь продукты принесет – и все, – говорит она.

 

Потом он начал ходить в мечеть, читать намаз. А дальше стали про­исходить малопонятные обычному мусульманину вещи, которые, меж­ду прочим, одобряла и поддержива­ла жена Жазира.

 

– Новый год праздновать нельзя, дни рождения отмечать нельзя, – перечисляла мать женщины.

 

По ее словам, дочь время от вре­мени пыталась вырваться на свобо­ду.

 

– Иногда она приезжала и гово­рила, что больше не может так жить, что разведется с мужем. А потом вновь подпадала под его влияние, – вздыхала она.

 

Вскоре Жазира вместе с семьей исчезла. Когда выяснилось, куда и зачем, с матерью едва не случился удар. Ей хватило душевных сил сми­риться с выбором дочери – все же она взрослый человек и вправе сама решать свою судьбу. Но дети?

 

– Неужели мой зять хуже живот­ного?! Ладно, дочь забрал, но де­тей-то зачем?

 

Помочь ей не смогли даже в по­сольстве. И теперь женщина каждый день молится о том, чтобы внуки вернулись домой.

 

Про 16-летнюю Диану родные говорят, что это была открытая, душевная и светлая девушка. Что, впрочем, не помешало ей тайком уе­хать в Сирию.

 

– Я уверена, что мою дочь зомби­ровали, – говорит мать.

 

Она рассказывает, что Диана при­слала домой свою фотографию. На снимке – фигура, полностью заку­танная в черную ткань. Видны толь­ко огромные темные глаза, в кото­рых больше не отражается прежняя открытая, душевная и светлая суть юной девушки. Теперь это взгляд ре­лигиозного фанатика.

 

Брат еще одного героя, 45-летне­го Марата, преподавателя русского языка из Шымкента, отказался пока­зывать зрителю лицо. Своего кров­ного родственника он характеризует как домовитого хозяина и заботли­вого мужа.

 

– У его жены шестеро детей. Он не разрешал ей работать, – вспоминает мужчина.

 

По его словам, Марат очень изме­нился, когда начал читать намаз.

 

– И сразу стал указывать, что все неправильно: еда, кто как ходит, во что одевается, что смотрит по те­левизору. Все харам! – возмущается брат.

 

Вскоре Марат, написав в школе заявление на отпуск без содержания в течение года, вместе с семьей уе­хал в Сирию. А через полтора меся­ца написал, что стал воином Аллаха. Мать едва не умерла. Пожилой жен­щине пришлось делать операцию на сердце. Отец не вынес ужаса сло­жившейся ситуации и умер. Брат го­ворит, что сын готов последовать его примеру – во имя выбранной цели.

 

– У новобранцев очень сильна вера в свое предназначение. У них одна цель – распрощаться с этим бренным миром.

 

Эта участь уже постигла первенца Марата. Старший сын погиб во сла­ву Аллаха, вызвав своим поступком горячее одобрение братьев по вере. Теперь они молятся, чтобы и осталь­ные дети стали шахидами.

 

– Буду исполнять свой долг – ждать Марата домой. Хотя порой не понимаю, зачем поддерживать того, кто однажды предал? Но ведь от од­ной матери родились, – грустно ар­гументирует брат.

 

Высокие слова

 

Проект Асии Байгожиной акту­ален особенно в отношении про­фессиональном. Он берет своей до­кументальностью. Тем, что самые настоящие, а не специально обучен­ные люди, не играя, а вытирая на­стоящие слезы, рассказывают о тра­гедии, уничтожившей их жизнь. И нет ссылок на то, что все персонажи вымышленные, а совпадения – слу­чайны.

 

Что неприятно обостряло воспри­ятие фильма, так это мнения тео­логов, представителей духовенства, политологов и историков. Все эти грамотные эксперты произносили действительно правильные слова. Но тщательно артикулируя форму­лировками, тезисами. Они цитиро­вали азбучные истины, своды пра­вил тем, у кого совершенно иные понятия. Свои формулы и аксиомы. Абсолютно другой мир. Пострадав­шим, обезумевшим от горя род­ственникам эти высокие слова – что мертвому припарка.

 

Несложно сидеть в удобном крес­ле и апеллировать к разуму. А вот поехать, например, в Саймасай, где жила Диана, и провести там среди ее сверстников элементарную инфор­мационно-просветительскую работу и не только – это задача другого по­рядка. И разрешима ли она в прин­ципе?

 

Светлана ШЕСТЕРНЁВА, фото Павла МИХЕЕВА, Алматы

Смотрите также: