Главная  /  Статьи  /  Единый евразийский рынок – основной источник роста экономик стран ТС

Единый евразийский рынок – основной источник роста экономик стран ТС

Андрей Верменичев
533
Единый евразийский рынок – основной источник роста экономик стран ТС скачать фото
В условиях рецессии мировой экономики важными для выживания стран становятся интеграционные объединения. Именно таким объединением призван стать Евразийский экономический союз (ЕАЭС), идея создания которого была высказана президентом Нурсултаном Назарбаевым еще два десятилетия назад. В то же время уже сегодня наша страна стоит на пороге нового исторического поворота. Об этом газете «Литер» рассказывает профессор Института философии политологии и религиоведения КН МОН РК Валентина Курганская.

– Не секрет, что идея Евразийства вынашивалась довольно долго, порядка 20 лет. Валентина Дмитриевна, с чем, на ваш взгляд, связано то, что к этой интеграции мы пришли только сейчас? 

 

– Эта идея не была актуализирована в 90-х годах, в тяжелое для всех постсоветских республик время, когда речь шла об элементарном выживании не только нарождающихся бизнес-структур, но и населения в целом. 

 

К новым экономическим условиям большинство бывших советских хозяйственников оказалось не готово. Самые предприимчивые смогли, выкупив предприятия через инвестиционные купоны и став их полновластными хозяевами, свернуть производство и заняться торговлей, используя приватизированные производственные площади в своих личных целях. Другие пытались сохранить убыточные неконкурентоспособные предприятия, но в условиях господства стихии дикого рынка, не имея опыта, не смогли этого сделать и разорились. Третьи предпочли отдавать приватизированные предприятия в управление иностранных компаний в расчете на то, что они решат назревшие проблемы модернизации, технического перевооружения и т.п. 

 

Получение прибыли любыми путями было поставлено в основу деятельности большинства приглашенных советников и менеджеров. Не имеющее значительного опыта рыночного управления, молодое казахстанское государство наивно уповало чуть ли не на благотворительность иностранных управленцев. Но на самом деле, выжав максимальный доход, иностранные управляющие отбывали на свою историческую родину, оставив после себя новые долги и полуразрушенные предприятия. 

 

Окрепшее казахстанское государство стало постепенно разворачиваться в сторону решения проблем с созданием собственной генерации управленцев и производителей. А это в свою очередь перенесло фокус мероприятий по поиску резервов интенсификации республиканской экономики в сторону оживления прежних хозяйственных связей с ближайшими соседями, использование гигантского потенциала приграничного сотрудничества. 

 

– Скажите, а с чем мы пришли в сегодняшний день, иными словами, каковы итоги сближения за прошедшие годы? 

 

– Функционирование Таможенного союза уже принесло свои плюсы простому человеку. Так, свободное перемещение позволяет гражданам стран – участниц ТС пребывать в них при наличии трудового договора на тот срок, на который он заключен, без всякой квоты на рабочую силу. Признание казахстанских дипломов российскими вузами также резко повышает шансы казахстанцев на трудоустройство в странах ТС.

 

Свободно перемещаясь внутри Таможенного союза и свободно выбирая любой ее регион, обычный человек может найти наилучшее применение своей квалификации и добиться улучшения своего благосостояния. Очевидно и то, что реализация основных положений ЕАЭС, предполагающих еще больший уровень экономической интеграции, будет строиться на принципах дальнейшего упрощения правил трудоустройства, ведения бизнеса и снятия бюрократических барьеров на пути движения капитала, людских ресурсов и знаний.

 

– Как вы считаете, насколько общество готово к сближению? 

 

– Социологические исследования общественного мнения населения Казахстана показывают поддержку Таможенного союза. Известный социолог Гульмира Илеуова отметила, что казахстанцы поддерживают интеграционные инициативы, и в том числе вхождение в Таможенный союз. По ее словам, в разрезе этнических групп существенных различий не было выявлено: среди казахов доля противников интеграции составила 11 процентов, среди русских – 5 процентов. Замечу, что выводы социолога подтверждают исследования общественного мнения, проведенные Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития совместно с Международным исследовательским агентством «Евразийский монитор». Так, в Беларуси, Казахстане и России сохраняется высокий уровень общественного одобрения ТС и ЕЭП – 65 процентов, 73 и 67 процентов соответственно. 

 

– C чем тогда связаны различные точки зрения среди экспертов относительно экономических перспектив своих республик в рамках ЕЭС? 

 

– Одним существующие противоречия интересов кажутся серьезным препятствием, и они видят только негативное воздействие ЕЭС на экономику своих стран. Другие с оптимизмом смотрят на перспективы ЕЭС. Третьи не скрывают существующих противоречий между странами, но считают их преодолимыми. Российский аналитик Андрей Павлов как-то поделился, что приданию процессу евразийской интеграции необратимого характера способна содействовать совместная работа «тройки» по реализации конкретных экономических задач и проектов, в первую очередь в области промышленной кооперации.  

 

По его словам, участники ТС лишь на 48 процентов удовлетворяют потребности в машиностроительной продукции за счет своих предприятий. На экспорт поставляется только 13 процентов производимой в трех странах машиностроительной продукции. Словом, есть над чем работать, чтобы выглядеть достойно. Павлов добавил, что в условиях неустойчивой глобальной конъюнктуры, как подчеркнул президент РФ Путин, единый евразийский рынок должен становиться одним из основных источников роста экономик «тройки». 

 

С этим трудно не согласиться. Подписание договора о создании Евразийского экономического союза способствует как восстановлению старых горизонтальных хозяйственных связей, так и появлению и развитию новых, что должно позитивно сказаться на уровне жизни народов Казахстана, Беларуси и России.

Тематика:   интеграция, ЕАЭС

Смотрите также: