Главная  /  Статьи  /  Эффективность Астанинского процесса общепризнана

Эффективность Астанинского процесса общепризнана

Светлана Шестернева
643
Эффективность Астанинского процесса общепризнана скачать фото
Столица Казахстана в восьмой раз с начала года принимала переговоры по Сирии

Международная встреча по урегулированию ситуации в этой арабской республике началась в четверг консультациями экспертов стран-гарантов – России, Ирана и Турции. Вчера прошло пленарное заседание.


В нынешнем раунде участвовали наблюдатели Астанинского процесса – ООН, США и Иордания. Сирийские стороны представляли делегации правительства (во главе с постпредом Сирии при ООН Башаром Джаафари) и оппозиции. Российскую делегацию возглавил спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, иранскую – заместитель министра иностранных дел Хосейн Ансари, турецкую – заместитель главы МИД Седат Онал.


Повестка Астаны

В ходе нового раунда делегаты обсуждали функционирование созданных на территории Сирии четырех зон деэскалации, вопросы контроля режима прекращения огня. Напомним, соответствующие зоны снижения напряженности действуют на юге страны, в пригороде Дамаска Восточной Гуте, а также в районах Хомса и Идлиба. По словам Александра Лаврентьева, процесс обмена задержанными и арестованными в Сирии продолжается, в том числе и в районах деэскалации. Надо только придать ему масштабный характер, создав рабочую группу.
– Процесс обмена задержанными, арестованными на местах продолжается, он имеет место в различных зонах деэскалации – и в Идлибе, и в Восточной Гуте, и в Хаме, и даже на южной зоне деэскалации. В рамках Астанинского процесса мы просто хотим придать этому несколько масштабный характер, создав рабочую группу, которая будет заниматься всеми аспектами задержанных, заключенных, поиском пропавших лиц, согласованием различных списков, – сказал он. Спецпредставитель Президента РФ по сирийскому урегулированию посетовал, что есть определенные технические проблемы, которые пока не позволяют выйти на принятие окончательного решения.
– Но мы очень рассчитываем это сделать в самое ближайшее время, – подчеркнул Лаврентьев.
Москва неоднократно подчеркивала, что Астанинский формат ни в коей мере не подменяет переговоры в Женеве, а содействует политическому процессу. Все усилия основаны на строгом выполнении резолюций СБ ООН. Это касается и инициативы о Конгрессе сирийского национального диалога.
Как известно, какого-либо прогресса на завершившемся 14 декабря восьмом раунде женевских консультаций достичь не удалось. Делегация оппозиции вновь выступила за отставку президента Сирии Башара Асада в начале переходного периода. Это вызвало ожидаемо негативную реакцию правительственных переговорщиков.
– Они, оппозиция, фокусируют свое внимание на совершенно непроходном, ультимативном, бессмысленном в нынешних условиях требовании отставки Асада, – заметил по итогам постпред РФ при отделении ООН и других международных организациях в Женеве Алексей Бородавкин.

 

Высокая оценка де Мистуры

Для участия в восьмой международной встрече по Сирии в Астану прибыл специальный посланник Генерального секретаря ООН Стаффан де Мистура. Накануне он посетил российскую столицу, где встретился с главами МИД и Минобороны страны. Стороны обсудили Астанинский процесс, соблюдение режима прекращения огня в Сирии и доставку гуманитарной помощи.
Стаффан де Мистура подчеркнул достижение значительного прогресса по деэскалации. Он признал эффективность Астанинского процесса. Ранее, выступая в Совете Безопасности ООН, дипломат заявил, что страны-гаранты – Россия, Иран и Турция – в ходе встречи в Астане также должны заняться проблемой задержанных, пропавших и похищенных людей в Сирии.
– Это был особый год. Осуществлен большой прогресс, мы должны признать это. Астана очень помогла в деэскалации, и мы видели это нашими собственными глазами. Территории под контролем ИГИЛ значительно сократились, это снова то, что мы действительно признаем. Но мы также признаем, что настало время политического процесса, искреннего политического процесса, поэтому я с нетерпением ждал этих переговоров, – заявил эмиссар ООН.

 

Мнение политолога

Переговоры в Астане продолжаются уже в течение года. Мы попросили известного казахстанского политолога Султанбека Султангалиева оценить динамику прогресса достигнутых успехов. Стали ли Женевские переговоры более результативными после старта диалога в Астане? Можно ли назвать Астанинский процесс ключевым в решении сирийской проблемы?
Эксперт отметил, что в западной прессе принято считать Астанинские раунды по сирийской проблеме лишь как бы подспорьем Женевских переговоров. Однако, на его взгляд, если исходить из достигнутых конкретных результатов и, соответственно, вклада в урегулирование конфликта в Сирии, то приоритет Астаны очевиден для любого непредвзятого исследователя.
– Астана энергично перехватила инициативу у Запада и стала, на мой взгляд, основой для возвращения к гражданскому миру в Сирии, – подчеркнул Султангалиев.
Он напомнил, что первая международная конференция по сирийскому конфликту «Женева-1» состоялась в июне 2012 года.
– Прежде всего, обращаясь к Женевскому процессу, хотелось бы отметить, что за пять лет никаких позитивных сдвигов не наблюдалось. Повестка переговоров была просто смехотворной по причине своего вопиющего несоответствия текущей ситуации и актуальным проблемам, требующим оперативного разрешения, возникавшим в ходе развития сирийского конфликта. Систематически выдвигаемые разнокалиберной сирийской оппозицией и поддерживаемые представителями западных стран политические требования в форме безапелляционных ультиматумов противоречили самой сути переговорного процесса и не раз становились причиной срывов как иллюзорных договоренностей, так и собственно самих встреч. Вот и последний, восьмой раунд переговоров в Женеве, завершившийся 14 декабря 2017 года, оказался сорванным, – заметил политолог.
По сути, сказал Султанбек Султангалиев, в Женеве на протяжении всего многолетнего процесса участники как слоны топтались на одной лужайке потягушек самолюбия, демагогии и собственных интересов, отделываясь от наблюдателей ничего не значащими пустопорожними заявлениями.
– Ни одна проблема, поднятая в ходе многочисленных встреч в Женеве и Лозанне, не была решена в течение всех этих пяти лет. И совершенно не случайно женевский процесс был подвергнут жесткой публичной критике со стороны президентов Турции и Сирии. Если же мы обратимся к Астанинскому процессу, то увидим, что с момента первой встречи участников конфликта в столице Казахстана, которая состоялась 23–24 января текущего года, были достигнуты значительные конкретные результаты, эффективно влияющие на ситуацию в Сирийской Арабской Республике, – подчеркнул эксперт.
При этом, отметил Султангалиев, необходимо принимать во внимание сложность переговорного процесса в Астане, учитывая изначально во многом противоположные цели и установки основных акторов – России, Турции, Ирана и законного правительства САР.
– Благодаря прежним семи встречам в Астане были достигнуты соглашения по созданию четырех демилитаризованных зон, а также сил по патрулированию данных зон, совместной группе по мониторингу режима прекращения боевых действий. Было также неоднократно продемонстрировано единство триумвирата в желании разгрома ИГИЛ и поддерживающих террористическую организацию бандформирований, что стало эффективным катализатором перехода многих групп вооруженной оппозиции на сторону правительственных войск, – перечислил он.
Главным дипломатическим успехом Астаны Султангалиев назвал именно сглаживание противоречий между партнерами и выработку ими единой политической линии действий в Сирии.
– Благодаря Астанинскому процессу между тремя мощными военными державами был заложен фундамент прочных отношений, которые, вполне возможно, в будущем воплотятся в Восточный военно-политический блок. Астана зарекомендовала себя как самая эффективная диалоговая площадка по сирийской проблеме. И сейчас, после разгрома основных сил террористов ИГИЛ, может и должна быть востребована и дальше, но теперь уже в принципиально ином и более сложном процессе, а именно при нормализации общественно-политических отношений внутри Сирии и создании прочного мира в многострадальном арабском государстве. Главным, если хотите, переломным психологическим моментом является вопрос о выдаче пленных и тел убитых – вопрос, который так и не решился в седьмом раунде переговоров в Астане. Именно решение данной проблемы красноречиво иллюстрирует готовность сторон к налаживанию конструктивного диалога, – подчеркнул он.
Он напомнил, что в наступающем 2018 году Казахстан займет кресло председателя Совета Безопасности ООН, а также председателя Организации Договора о коллективной безопасности.
– Конечно, данные обстоятельства налагают большой груз ответственности перед мировым сообществом на нашу страну, но в то же время дают и дополнительные рычаги воздействия на улучшение ситуации в горячих точках земного шара, и не только на Ближнем Востоке, – резюмировал известный казахстанский политолог.


Светлана ШЕСТЕРНЁВА, Алматы

 

Смотрите также: