Главная  /  Статьи  /  Миграционные потоки будут усиливаться

Миграционные потоки будут усиливаться

Андрей Королев
227
Миграционные потоки будут усиливаться скачать фото
Миграционная подвижность населения стран Евразии довольно высока

Этому способствуют наличие безвизового пространства между большинством государств СНГ, различия в уровнях экономического и демографического развития, сохранение хозяйственных связей и общего менталитета, культурно-исторические причины.

 

Трудовая миграция является одним из важнейших факторов интеграционных процессов на евразийском пространстве, поскольку вопросы труда и заработка важны для миллионов семей, констатировали аналитики в ходе экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Единый рынок труда и развитие интеграционных процессов в сфере миграции: тенденции и новые возможности».


Политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отметил, что Президенты РК и РФ Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин договорились в Челябинске в ноябре 2017 года на XIV форуме межрегионального сотрудничества проработать вопрос внедрения в рамках ЕАЭС системы унификации требований к квалификации, знаниям и умениям работников, создания Единой интегрированной Евразийской электронной биржи труда.


Стремление к ослаблению негативных последствий миграции и увеличение использования выгод от нее составляют суть межгосударственного сотрудничества в данной сфере, наряду с общей работой по решению проблем развития во имя создания благоприятных условий для благополучия каждого человека в пределах страны своего гражданства. Страны ЕАЭС уже ощутили последствия создания единого рынка труда и свободного движения рабочей силы. Это один из зачастую недооцениваемых успехов евразийской интеграции. Гражданам союзных государств теперь не надо получать разрешение на осуществление трудовой деятельности в стране трудоустройства. Теперь их обеспечивают медицинским страхованием, решаются вопросы обретения ряда социальных льгот в стране пребывания.


Основным потребителем рабочей силы в ЕАЭС является Российская Федерация. По последним данным, за 2017 год в среднем до 13 млн трудовых мигрантов там работают. Это около 13% от трудоспособного населения России – серьезная цифра. Ряд приграничных регионов используют свое географическое преимущество для сотрудничества в сфере труда и занятости. Территориальная близость, отлаженные механизмы и необходимая инфраструктура по организации проезда, проживания и работы позволяют расширить сферу регионального рынка труда с использованием трансграничных связей.


Казахстан среди стран ЕАЭС занимает уникальную позицию, одновременно являясь страной и принимающей, и экспортирующей рабочую силу. Во многом это зависит от регионов. Алматы, Астана и западные области Казахстана являются мигрантопринимающими. Такие же страны, как Кыргызстан и Армения, явно ориентированы в плане миграции своей рабочей силы на другие рынки. После снятия барьеров в ЕАЭС граждане Беларуси, Армении и Кыргызстана стали более конкурентоспособными при трудоустройстве в Казахстане. Им не надо получать разрешение на работу в отличие от мигрантов из других стран.


При этом возникла новая тенденция. На недавней сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в Минске, состоявшейся 30 ноября 2017 года, было принято решение, что на пространстве ответственности ОДКБ для борьбы с нелегальной миграцией в 2018 году будет запущена постоянная операция «Нелегал». Ситуация обострилась как раз в связи с созданием единого рынка труда ЕАЭС, так как увеличилась возможность облегченного передвижения по территории Союза, на которой проживают свыше 180 млн человек. Речь идет о скоординированных мероприятиях, направленных на противодействие нелегальной миграции на территорию ЕАЭС граждан третьих стран и лиц без гражданства, подчеркнул Эдуард Полетаев.


И все же миграция должна восприниматься не как проблема, которую нужно решать, а как ресурс, который необходимо использовать, считает он. Именно при таком подходе позитивный потенциал миграции будет работать на регион, на участвующие в миграции страны, на общество и на самих мигрантов.


По его словам, создание единого рынка становится мощным импульсом для промышленного роста государств Евразии, появления новых рабочих мест и, как следствие, увеличения занятости населения. Данная тема приобретает особую важность в условиях стремительно развивающихся технологий, в том числе цифровых. Министры труда Казахстана и России Тамара Дуйсенова и Максим Топилин уже подписали меморандум о сотрудничестве. Речь идет о синхронизации процессов разработки профессиональных стандартов, создании интегрированной Евразийской электронной биржи труда и ускорении решения вопросов, касающихся пенсионного обеспечения.
Не секрет, что в некоторых областях деятельности доля мигрантов критично высока, например, в ЖКХ и строительстве. В то же время есть ряд отраслей, где имеется потребность в рабочей силе, но ее недостаточно.


В некоторых странах бывшего Советского Союза примерно четверть ВВП составляют переводы мигрантов. И это снижает там социальное напряжение. Трудовая миграция в определенной степени нормализовала ситуацию.


Эксперт заметил, что миграция – это не только попытка малообеспеченных и безработных найти себе пропитание в чужой стране. Миграционный процесс сегодня развит среди специалистов высокого класса, менеджеров, бизнесменов. Мигранты становятся неотъемлемой частью принимающих обществ. Поэтому необходима и культурная интеграция, книги, фильмы о том, как люди переезжают в другую страну, с какими проблемами сталкиваются, какие позитивные примеры имеются. Надо управлять ситуацией для более эффективной интеграции.


«Рассуждая о перспективах международной миграции населения, можно отметить, что, согласно оценкам экспертов ООН, к 2050 году численность населения мира по медианному прогнозу составит порядка 9,6 млрд человек. Из них классических трудовых мигрантов будет примерно 0,5 млрд человек.

 

Если же говорить обо всех категориях мигрантов, их численность может превысить 3 млрд человек. То есть каждый третий житель Земли будет являться мигрантом. Учитывая, что границы открываются, передвижение между странами становится дешевле, такие прогнозы довольно реальны и правдоподобны. Как известно, в 1960–1980-е годы иммиграционная политика ФРГ заключалась в массовом привлечении турецкой рабочей силы. Так появились гастарбайтеры, то есть гостевые рабочие. А сегодня «гастарбайтеры» – слово вполне интернациональное. Мы мигрантов воспринимаем традиционно как людей, которые уезжают на заработки, живя в стране пребывания продолжительное время. Но трудовая миграция в настоящее время отличается высокой степенью гибкости поведения людей. Популярна краткосрочная или сезонная работа, фронтьерская или челночная. Можно говорить уже о том, что сформировалась евразийская миграционная система, имеющая свои характерные признаки», – сказал политолог.


Главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК Ирина Черных заметила, что в настоящее время мы наблюдаем изменение социального пространства в рамках ЕАЭС в связи с миграционными процессами. Есть страны-доноры, есть страны-реципиенты.


«Приведу свежие цифры, которые дает Международная организация по миграции: каждый седьмой человек в мире так или иначе мигрирует, то есть один миллиард человек, порядка 250 млн из них – это трудовые мигранты. Действительно, миграция становится нормой жизни. Мы порой рассматриваем миграцию в большей степени как угрозу для национальной безопасности. Но это бытовой дискурс, когда некоторые представители местного населения заявляют, что боятся мигрантов, от них много проблем. И данный дискурс продвигается и в СМИ, и политическими деятелями. Если ознакомиться с Концепцией миграционной политики РК на 2017–2021 годы, то и в ней речь идет о зонах, где проживают мигранты, о рисках и вызовах национальной безопасности, о нелегальной миграции. Надо больше говорить о трудовой миграции как явлении, предоставляющем возможности для экономического развития», – сказала она.


Что касается единого рынка труда ЕАЭС, надо продвигать идею о том, что управление миграционными процессами – это индикатор, отметила г-жа Черных. Он сигнализирует, насколько успешно происходит интеграция внутри интеграционного образования, существует ли реальная интеграция в ЕАЭС или все-таки происходит подмена понятий.


По ее словам, в Казахстане мы сталкиваемся с вопросами эффективности управления миграционными процессами. Создание и работа евразийского рынка труда в рамках ЕАЭС – это тоже вопрос управления миграцией.

 

Насколько трудоемко и эффективно он решается, задается вопросом эксперт.
Она считает, что договор о пенсионных выплатах должен был вступить в силу еще в 2016 году. Сейчас его опять переносят. Мы пока не можем согласовать все вопросы по единой пенсии в рамках ЕАЭС, хотя и стремимся к этому.


«В 2016 году Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев анонсировал работу по созданию интегрированной системы миграционного контроля, основанной на внедрении современных технологий. С тех пор миграционная полиция переименована в миграционную службу. Но как управляли миграцией преимущественно силовыми методами, этим занимаются в большей степени полицейские, так это и происходит. Недавно было проведено оперативно-профилактическое мероприятие «Нелегал-2017». То есть речь идет о проверках, предпринимаемых затем определенных мерах. В рамках дискурса об управлении миграцией нужно говорить о том, что это возможность для любой страны, а для ЕАЭС – индикатор интеграции. Но мы пока только развесили вывески. Надо думать, привлекать к вопросам миграции разного рода психологов, социальных работников, юристов, адаптационные службы. Откуда у нас берется миграция с неурегулированным статусом? Просто потому, что огромное количество мигрантов просто не знают о своих правах, обязанностях и возможностях», – подчеркнула Ирина Черных.


Она считает, что, анализируя единый рынок труда ЕАЭС, каждой стране необходимо учитывать все риски, которые перед ней стоят. Да, это хорошо, если мы дадим людям возможность выезжать и работать в тех странах, в которых они хотят.


«Нужно разбираться по социальным категориям. Я являлась экспертом проекта Международной организации по миграции. Мы делали годичный проект по доступу мигрантов к системе здравоохранения в Казахстане, Кыргызстане и Туркменистане. Там был массовый социологический опрос. Я занималась описанием поведенческих моделей мигрантов-медиков и мигрантов-студентов, обучающихся в медицинских вузах. В Казахстане ситуация благоприятная. Наши студенты-медики говорят о том, что если поехать за рубеж, то для повышения квалификации. Многие хотят вернуться, чтобы работать в крупных медицинских центрах, но никто не хочет ехать в село, потому что там тяжелые условия, низкая заработная плата.

 

Укомплектованность казахстанских больниц – порядка 95% в городе, менее 90% – на селе. И если мы столкнемся с тем, что часть медиков ориентирована на выезд, это будет серьезным риском для сферы здравоохранения, для качественного оказания медицинских услуг. Когда мы работали над проектом, то запрашивали официальные данные по трудовым мигрантам из Казахстана в их профессиональном разрезе. Ни одно ведомство не имеет данных о том, кто, какие специалисты выехали из страны. А они должны быть. Только Минздрав предоставил данные за три года. Последняя цифра за 2016 год свидетельствовала о том, что у нас выехало около 800 медиков в на ПМЖ. Казахстан был реципиентом, страной, привлекательной для миграции. Сейчас тенденция меняется», – заключила она.

 

 

Андрей КОРОЛЁВ, Алматы

 

 

Смотрите также: