Главная  /  Статьи  /  Битва за Кок-Жайлау

Битва за Кок-Жайлау

Данил Утюпин
1127
Битва за Кок-Жайлау скачать фото
Продолжение начатой дискуссии

В № 11 газеты «ЛИТЕР-Неделя» от 20 января 2018 года мы опубликовали материал по строительству горнолыжного курорта на территории Иле-Алатауского национального парка с комментариями сторонников и противников данного проекта. Сегодня мы продолжаем начатую дискуссию.


Следуя мировым трендам Диляра АЙДАРБЕКОВА, основатель проектов Zato.kz, Voxball:


– Туристическая отрасль занимает 5% мировой экономики и обеспечивает работой 7% работающего населения, то есть вовлеченность людей здесь выше, чем в других отраслях. Перед человечеством стоит перспектива роста безработицы вследствие автоматизации и роботизации, и только сфера сервиса и обслуживания с каждым годом требует увеличения рабочих мест. Туристическая отрасль – это больше перспектив профессионального роста, более комфортные условия труда, нежели в промышленности. Это большая занятость женского населения без строгих возрастных ограничений. И уровень заработной платы в сфере обслуживания ресторанов, отелей гораздо выше, чем на производстве.


Туризм станет локомотивом для строительного сектора, транспортного, сельскохозяйственного, ритейла и многих других сопутствующих отраслей. На 1 доллар, потраченный на приобретение ски пасса (электронный пропуск на подъемники), турист тратит 15 долларов на еду, проживание, покупку и аренду оборудования. И это не ресурсная экономика, а закладывание стабильного будущего на поколения.


Часто звучит вопрос: «Кто поедет кататься на лыжах в город, где критический уровень загрязнения?» Но развитие туристического кластера будет подталкивать более интенсивно решать проблемы улучшения воздушного бассейна города Алматы. Неужели эта простая логическая мысль никому не приходит в голову? Думаю, слабость первого проекта ГЛК «Кок-Жайляу» была в том, что заложили много средств на самые последние технологии и сразу попытались сделать красивый и дорогой проект, ориентированный на искушенного и денежного туриста. А начинать надо с самых демократичных условий и доступных цен, чтобы привлечь прежде всего количество. Хотя и сейчас можно сделать все качественно, но не роскошно. Средства на инфраструктуру – подъемники и склоны – должно все-таки выделить государство. Но заложить возвратность этих затрат путем последующей продажи в частные руки. Недавно я встречалась с Кети Бочоришвили, экс-замминистра экономики Грузии, разработавшей и реализовавшей концепцию развития туристического кластера. В маленькой Грузии они строят сейчас 4 горнолыжных курорта с населением 3,7 миллиона человек. Самые крупные – это курорт в Гудаури – 67 км и курорт в Сванетии – 150 км трасс. Кок-Жайляу позволяет сделать трассы протяженностью 23 км, где 35% трасс будут зеленые и синие, 40% – красные, 25% – черные. Потенциал развития комплекса горнолыжных трасс во всем Алматинском регионе – 500 км. Уже сейчас горнолыжные проекты в Грузии начали генерить cach flow. На следующий год правительство готово выставить инфраструктуру на продажу и покупатели уже есть. И почему нужно начинать с Кок-Жайляу? Потому что под боком уже есть готовая инфраструктура. Входной билет инвестиций в отрасль будет на порядок дешевле. Да и для развития Алматы это будет хорошим подспорьем.


В связи с увеличением населения на планете и связанным с этим ростом туризма Азиатско-Тихоокеанского региона, по оценкам UNWTO (Всемирная туристическая организация), ожидается увеличение с фактических 400 млн туристов до 600 млн в 2020 году. Алматы находится в радиусе от 0–3 часов перелета проживания 600 млн человек. В радиусе 4 часов перелета – 1,3 миллиарда человек, в радиусе 5 часов перелета – 2,1 миллиарда человек. Игнорировать такие цифры можно при полном отсутствии здравого смысла и логики. В этом сезоне в Доломитах я видела почти в каждой гостинице семьи китайцев. Друзья из Индии целыми семейными турами по 100 человек летают кататься на лыжах в Швейцарию и в Австрию. Арабы стали проявлять интерес к горнолыжному спорту. Так что есть к кому повернуться и где развернуться. А чем, кроме лыжного спорта, можно заняться apres-ski в мегаполисе, думаю, вопрос стоять не будет.


Алматинцам надо вообще серьезно задуматься о том, что может быть построено вместо горнолыжного курорта в предгорьях лет через 40. Если сегодня не заложить основы функционирования массового доступа к горам и предгорьям, то никто не сможет гарантировать, что вместо горнолыжных трасс и хайкинговых троп не возведут жилые массивы или что-то другое. Сохранение природных красот будет выгодным вложением на столетия и обеспечит потомкам сохранность ландшафта, как это сейчас и происходит там, где развиваются горнолыжные и хайкинговые направления. В качестве аргумента хочу привести статью Гарриета Хардина «Трагедия общин» для журнала «Science», а также работу Элинор Остром «Управление общим», за которую она получила Нобелевскую премию по экономике. Суть этих работ заключается в том, что существуют алгоритмы коллективного использования и контроля, результатом которых становятся не истощение, а рациональное расходование и возобновление ресурса. И развитие туризма входит в один из практических алгоритмов для решения проблемы сохранения природных ресурсов. Выработка таких алгоритмов – наша задача для того, чтобы предгорья были застроены не частными коттеджами, а гостиницами и точками питания с доступными для всех казахстанцев и гостей ценами, работая на страну и сохраняя баланс между природой и потребностями человека.

 


Приземляться по ночам


Дмитрий ЖУКОВ, заслуженный финансист Казахстана, горнолыжник с 30-летним стажем:


– Любой экономист, который удосужится изучить материалы ТЭО «Кок-Жайляу», увидит несостоятельность аргументов акимата. Сторонники нового ГЛК уверяют, что он придаст новый импульс экономике региона и создаст рабочие места. Но сколько именно мест? В старой версии ТЭО «Кок-Жайляу» было 800 человек, которые непонятно где будут работать. 750 млн долларов за 800 рабочих мест – почти 1 млн долларов за одно малоквалифицированное рабочее место. Мне кажется, что это недопустимо низкая эффективность использования денег. Уверен, что в якобы усеченной новой версии ТЭО от акимата, которую мы должны увидеть в апреле, дела будут не лучше. Также имеется аргумент, что необходимо разгружать ГЛК «Шымбулак». Но делать это нужно лишь один-два дня в году: 2 января и непонятно когда еще, поскольку в остальные дни там места хватает всем желающим. Остальные курорты не будут рады «разгрузке».


Иностранных туристов, которые все-таки решатся прилететь в Алматы, надо будет приземлять в аэропорту по ночам. Днем они будут улетать на том же самолете обратным рейсом, увидев жуткий смог Алматы. Надо ли говорить, что состоянием нашего воздуха мы обязаны чудовищной застройке Алматы, объяснить которую с точки зрения здравого смысла нельзя. И теперь эта же судьба готовится для священной для многих части Нацпарка. Но вообще никто из сторонников проекта «курорта» не удосуживается почитать материалы того же ТЭО по оценке емкости рынка. А зря. На мой взгляд, это самая любопытная часть всего документа: рынок оценивается, так сказать, геометрически. Вокруг Алматы просто делается циркулем круг, от границ которого лететь до нас 4 часа, и все население внутри этого круга записывается в потенциальные туристы. Между тем нет ни одного ГЛК в истории отрасли, который взял  и вырос на пустом месте после государственного решения. Ближайшие к нам примеры, реальные международные ГЛК – Шерегеш и Каракол – росли органически, приобретая постепенно известность среди любителей новых склонов, неизведанных мест, и лишь потом среди куда более взыскательной толпы магистральных туристов. Нелишне заметить, что сумма вложений в оба этих курорта на порядок-два ниже предполагаемого проекта на КЖ и что созданы они на куда более привлекательных для катания горах, нежели короткие, скалистые и крутые склоны горы Кумбель, и государственные деньги там не использовались.


Вполне очевидно, главная цель проекта не курорт, а подготовка стройплощадки для суперэлитных ЖК путем манипуляции с бюджетными средствами и землей. Схема эта обкатана на садах Горного Гиганта и Ремизовки, где поливные черноземы со здоровыми яблонями росчерком пера отведены под застройку коттеджными городками, а газ, электричество и прочее проведены за наш с вами счет. Будь это иначе, мы бы не видели, как все лето на КЖ пыхтят грузовики и строят мощную трансформаторную станцию, нанося непоправимый ущерб экосистеме – несмотря на то, что деньги на курорт еще якобы не выделены.


В случае реализации проекта тысячи энтузиастов отдыха на природе лишатся последнего места в Алматы, куда можно добраться без автомобиля и гулять не среди пятиметровых заборов. Остальные ущелья и урочища уже захвачены. Нелишне знать, что КЖ было по сути объявлено заповедной территорией еще до создания Нацпарка, в 80-е, потому что стала очевидной его важность для Алматы. Это главный барьер на пути городской пыли и сажи перед ледниками и крайне важный водосборник.


Рассчитано, что ледники Заилийского Алатау исчезнут к 2050 году полностью. При таком прогнозе главное, чем должна заниматься власть городская и республиканская, – это водосбережение и подготовка к жизни в новой реальности, обеспечение водной и продовольственной безопасности. А застройка предгорий и тем более гор, вырубка многовековых ельников, разрушение водоносных слоев – это преступление, за которое все причастные должны ответить. Очередная застройка народных земель за народный счет создаст очаг социального напряжения в обществе. Туризм на КЖ и во всем Нацпарке можно и нужно развивать без ущерба для экосистемы. В урочище можно оборудовать современную тропу с инклюзивным доступом и убрать уродливую дорогу для грузовиков. Можно поставить этнический комплекс – юрты с угощением для туристов: в моем детстве мы поднимались на КЖ в походе от пионерского лагеря и бегали угощаться баурсаками и кумысом в стоявшие в урочище юрты. Можно пустить зимой конные сани, чтобы доставлять тех, у кого не хватает сил дойти самостоятельно, катать детишек – это будет классно, интересно, свежо. Будет неплохо вернуть в народную собственность и восстановить захваченные неизвестно кем пионерлагеря – «Юный геолог», «Юный энергетик», «Дубовая роща» и дом отдыха «Просвещенец».

 


Туризм активный и пассивный


Дагмар ШРАЙБЕР, германский эксперт по экотуризму, автор нескольких путеводителей по Казахстану:


– Вот уже 15 лет я организую поездки европейских туристов в Казахстан – это около 1200 человек из Германии, Австрии, Швейцарии, Франции, Англии, Голландии и Финляндии, от которых я получала обратную связь. Даже европейских туристов отпугивают ваши высокие цены. После последней девальвации это немного изменилось, но стратегия многих казахстанских игроков в сфере туризма быстро заработать большие деньги на иностранцах однозначно не прокатит. За все 15 лет, которые я работаю по туризму в РК, всего лишь трое из моих туристов хотели кататься на лыжах. Хотя я некоторое время активно предлагала зимние туры по Казахстану. Но спрос есть совершенно в других сегментах. Те 1200 туристов, которых я сопровождала, хотели следующее: до 2008 года – пешие и конные треки на Иссык-Куль (потом границу закрыли и все закончилось), другие треки, фототуры по интересным природным ландшафтам, по местам диких тюльпанов и яблок, наблюдение за птицами), туры по местам древних кочевников и знакомство с бытом, ремеслом, кулинарией, смешанные природно-культурные туры.


Города не интересуют вообще, особенно Алматы! Было время, когда город считали симпатичным. Но пробки, смог, бешеная застройка и грязь просто приводят к тому, что гости после одного дня в городе говорят: давайте свалим отсюда поскорее. В прошлом году в июне утром в субботу стояли два с половиной часа в пробке между Калкаманом и Алтын-Ордой, чтобы выехать в Танбалы. Вы не представляете, насколько туристам было противно от увиденного на этой «скоростной дороге в Бишкек». На обратном пути – то же самое. Все устали от этого дня и все время спрашивали меня, почему власти ничего не делают? Почему не развивают общественный транспорт? Почему столько базаров у выезда из города? Это же катастрофа!


В первые годы иностранцы приходили в восторг от природных просторов. Помню, один турист в 2005-м или 2006 году восклицал, что Казахстан – это страна без границ и огородов. С тех пор пошло постепенное разочарование. Главные причины: ужасное состояние почти всех нацпарков, мусор, а также шлагбаумы, огороды, явная при(х)ватизация. Никто не понимает, как такое возможно в нацпарках? Состояние транспортной пассажирской инфраструктуры крайне плачевно. Железнодорожный транспорт отстал. И не только по количеству и состоянию туалетов. Привожу только один из многочисленных примеров, который вот уже лет 10 меня поражает. Вечерний поезд Шымкент–Алматы приезжает на станцию Тюлькубас. Как всегда, на второй путь, хотя первый с перроном пустой. Темно, люди по рельсам и щебню, спотыкаясь, идут к вагонам. От земли до лестницы целый метр высоты. Нет вспомогательных устройств. Мои туристы в возрасте. И приходится поднимать их на руки совместными усилиями двух проводников и одного гида. И это каждый год повторяется. И вы думаете, что люди потом дома будут рассказывать, как здесь все классно и круто? С таким низким уровнем сервиса, возможно, и получится привлечь туристов из Индии и Китая, если снизить цены и открыть границы.


Истинный потенциал природных угодий Алматинской области, включая Кок-Жайляу, заключается не в туризме, а в предоставлении людям природных «услуг», таких как чистая вода и чистый воздух. И то и другое в городе уже сейчас дефицит! И только сохранение всего Национального парка Иле-Алатау в целом сможет обеспечить дальнейшее предоставление этих услуг. По предсказаниям глациологов, почти все ледники в Казахстане исчезнут к 2050 году, то есть через 22 года, когда большинство живущих сегодня в Алматы будут еще живы. Откуда потом будет вода? Подземные резервуары ведь тоже исчерпываются! Этот процесс происходит уже сегодня, с каждым годом ледники все больше и больше отступают. Процесс потепления глобальный, но в Средней Азии его скорость выше, чем по всему миру. И мы тут еще ускорим его своими загрязнениями воздушного бассейна и расширением нашей пресловутой жизнедеятельности в сторону гор! Это же абсурд! Значение КЖ еще состоит и в сохранении биоразнообразия Иле-Алатау. Если его вырежут из парка, то большая экосистема парка рухнет, ибо пути миграции закрыты. А без них животные не могут полноценно существовать и добывать пищу. Размножение прекратится и популяции вымрут.


В Алматинской области я вижу хорошие возможности для однодневных прогулок и многодневных треков для туристов со всего мира. Но для этого необходимо создать безопасные тропы, места для отдыха, альпийские хижины, изменить пограничный режим. Нужны вьючные лошади, квалифицированные гиды. Сюда можно еще включить ски-туры, туры на снегоступах, это виды зимнего спорта, для которых не надо утрамбовывать склоны. Это активный туризм, но есть еще и пассивный.


Японцы уже годами лечат физические и психические болезни через лесотерапию. Дело тут не только в кислороде, запахах деревьев, в зеленом успокаивающем свете, но и в тишине. Таких мест сегодня все меньше и меньше, где можно полностью отключиться от городской суеты. Лесотерапия будет весьма востребована, если цены не будут крутить до небес. Правда, для этого нужно возвратить старые санатории, многие из которых были приватизированы непонятно кем и как.


Мы не имеем права только брать от природы, думать «я хочу, чтобы здесь было место для развлечений». Глобальные природные ресурсы исчерпаны. Очень скоро может наступить время, когда летать на самолетах станет проблематично или даже невозможно рядовому человеку. Кто тогда прилетит на наш крутой ГЛК? Никто! А мы ради этого основательно и окончательно разрушим одно из самых красивых и значимых ущелий.

 

 

Подготовил Данил УТЮПИН, Алматы 

 

Смотрите также: