Главная  /  Статьи  /  Валентина Мусина: До сих пор его уход как страшный сон…

Валентина Мусина: До сих пор его уход как страшный сон…

Алим Анапьянов
421
Валентина Мусина: До сих пор его уход  как страшный сон… скачать фото
Юрий Журсунгазиевич действительно оставил заметный след в казахстанском футболе.

Вот уже более двадцати лет нет среди нас известного кайратовского защитника Юрия Мусина, но болельщики старшего поколения 
его помнят. Это как в популярной песенке: «Ничто на земле не проходит бесследно». Юрий Журсунгазиевич действительно оставил заметный след в казахстанском футболе. 


Десять лет он был в главной команде республики: сначала в дубле, затем в «основе». Провел в Высшей лиге 97 игр, забил три гола. Стоит отметить, что пробиться местным в стартовый состав команды той поры было очень сложно. Ведь в шестидесятые годы прошлого столетия, когда «Кайрат» попал в «вышку», коллектив тренировали только приезжие наставники. А они, как правило, привозили с собой новых исполнителей. И на этом фоне Юрию Мусину всегда было место в стартовом составе. 


– Он был техничным защитником, – рассказал его одноклубник Диас Омаров.

 

– Обычно играющие в обороне – костоломы. А Юра слыл футбольным интеллигентом, прекрасно читал игру, мог выдать отличный пас, сыграть на опережение. Поэтому при выборе состава тренеры всегда учитывали полезные действия Мусина и практически всегда Юра играл в «основе». Если, конечно, не был травмирован. 

 


В «Кайрате» его называли профессором


Чтобы лучше узнать Юрия Журсунгазиевича, мы попросили рассказать о нем его жену Валентину Георгиевну. Она охотно согласилась дать интервью. 


– Знаете, трудно говорить в прошедшем времени, – начала она разговор. – Но это был очень образованный человек, со своим мнением и суждениями. Во многих вопросах он разбирался лучше других. После его смерти я поняла, что потеряла любимого и близкого по духу человека. Его начитанность, талант всегда отмечали друзья. Спорить с ним на какие-то темы было бесполезно. За умные взгляды, за твердое убеждение его в «Кайрате» называли профессором. Когда были спорные моменты в коллективе, его спрашивали последним. И в большинстве случаев решения принимали именно по его суждениям. 


– А как вы с ним познакомились?


–  Это было в 1970 году. Я заканчивала Алма-Атинский медицинский институт. И меня в гости позвала подруга. Ее супруг Марат Ержанов был другом Юры. Мусин тоже случайно в этот вечер оказался у своего товарища. По их разговору я поняла, что он футболист «Кайрата». Пришел после игры, выглядел немного уставшим. И с того вечера Мусин стал за мной ухаживать. Постепенно у меня появились к нему чувства. И когда он сделал мне предложение, я согласилась. Однако после окончания института по направлению меня отправили в родной Кустанай. 


– Не переживай! – сказал, провожая меня на родину, Юра. – Скоро все решим. И точно, через два месяца я уже была в Алма–Ате. Потом мне рассказали, что это заслуга начальника команды Сайлаубека Есимбекова. И 15 сентября 1970 года состоялась наша свадьба. Она была скромной. Юра пригласил только близких друзей. Были среди них, конечно, и его партнеры по «Кайрату». 


– Чем же еще вас покорил Юрий?


– Своей внешностью. Он был красивым мужчиной. И чем ближе его узнавала, тем больше понимала, что он надежен и в жизни. Юра мог прийти на помощь даже незнакомому человеку. А деньги для него вообще ничего не значили. И этим некоторые пользовались: занимали и не отдавали. Но Юра забывал об этом напрочь. Для него не существовало слова «жалко». Главное было то, что он делал людям добро…


– В то время вы о футболе представление имели?


– Никакого. Знала, что есть такой вид спорт, и все. Но постепенно Юра стал брать меня на некоторые домашние матчи. Мне нравилась атмосфера, царившая на стадионе в то время. Говорят, яблоку негде упасть. Так и было. Кстати, на стадионе в одно время находился медицинский диспансер. И я там работала. Опять же помогла администрация футбольного клуба.

 

Трудилась врачом и на высокогорном катке «Медеу», в республиканском спортинтернате имени Хаджимукана Мунайтбасова. Затем ушла на преподавательскую работу. Много лет отдала вузу, который окончила. До сих пор читаю лекции. А если говорить о Юре, то он отдавался игре полностью. Приходил домой, разувался, бросал сумку и просто падал на кровать…


Владислав – продолжатель рода Мусиных


– Знаете, среди болельщиков идет спор: одни называют Юрия Журсунгазиевича местным, другие – приезжим. Вы не могли прояснить ситуацию?


– Отец Юры был военным. Он казах, служил в России, участник Великой Отечественной войны. До 14 лет Юра с семьей жили в Нальчике. Там он и постиг азы футбола. Мать из кубанских казачек. Когда Юра учился в 10-м классе, семья Мусиных оказалась в Алма-Ате. Здесь они и осели. Мой будущий муж, по его рассказам, сразу оказался в дубле «Кайрата». Окончив школу, поступил в физкультурный институт. После завершения спортивной карьеры тренировал сначала динамовцев Целинограда, а затем алматинских мальчишек в спортивном интернате, в школе олимпийского резерва (эту школу называли кайратовской) и в других учебных заведениях. 


У нас с Юрой есть взрослый сын Владислав. По образованию юрист. Учился в США. С футболом у него ничего общего. Почему-то гены отца не передались. Но, как любой уважающий себя казах, он интересуется своей родословной. Недавно вы дали пищу для размышлений. Он стал искать россиянина Олега Мусина, который в 2004–2005 годах играл за «Кайрат», за сборную Казахстана и в интервью популярной газете РК заявил, что является родственником Юрия Журсунгазиевича. Мы о нем ничего до этого не знали. И теперь Владик стремится узнать, наш ли он родственник. Интересуется также родственниками деда, которые до сих пор живут в Семее. С некоторыми поддерживает связь. 


Футболисты друзей не бросают


– Наверняка у Юрия Журсунгазиевича были близкие друзья в команде? 


– Мы часто ездили в гости к Михаилу Тягусову. У него отмечали знаменательные даты, устраивали вечеринки по поводу и без повода. Миша сам не пил, а друзьям разрешал расслабиться. Там я познакомилась с Владиславом Маркиным, Олегом Долматовым. А Валентина Дышленко знала еще раньше. Он жил рядом с нами со своей мамой Александрой Ильиничной. Говорят, сейчас он на Украине. Знаю, что Олежа в Москве. Слышала, у него сложилась тренерская карьера. Правда, Долматова, читала в прессе, постигло горе – без вести пропала жена. С Тягусовым отношения прервались давно. Он у себя в Киргизии, говорят. Не знаю, где сейчас Слава Маркин. 


– Когда ваш супруг работал тренером в спортивных школах, с кем вам довелось познакомиться? 


– С Юрием Хеном, Тимуром Сегизбаевым, Талгатом Нурмаханбетовым и другими. Они помогали Юре. Поддерживали его морально, когда Мусин болел. У него был сахарный диабет. Навещали. Особенно Серик Самуратович Байтурсынов. Он часто приходил к Юре. Однажды прихожу с работы, а Юра в хорошем расположении духа готовит еду…


В последний раз я его видела живым 23 января 1995 года. Я забежала домой сделать ему укол. Состояние было тяжелое. Мы вызвали «скорую помощь». Она увезла его в БСМП. Ночью он умер. До сих пор его уход как страшный сон. Покинул этот мир дорогой нам человек. Мы с сыном живем воспоминаниями о нем…


Он был на своем месте


Этот рассказ был бы неполным, если бы мы пропустили биографию Мусина-тренера. Об этом вспомнил Юрий Николаевич Хен, методист кайратовской школы конца 70-х – начала 80-х годов прошлого столетия:


– Юрий Журсунгазиевич после завершения своей спортивной карьеры много лет отдал детскому футболу и заслужил, чтобы о нем вспоминали добрым словом. Он старался передать свой богатый игровой опыт подопечным. Не раз я смотрел тренировки Мусина и убеждался, что человек на своем месте. Они проходили интересно для юношей. Неслучайно, команда, составленная из ребят 1964 года рождения, была одной из сильнейших в городе, входила в число первой шестерки в республике. Даже помню некоторых его воспитанников. Это Костя Кисоглу (сын певца Лаки Кисоглу), Виктор Дикарев, Сергей Лухтин и другие. 


Но тяжелая болезнь не пощадила Юрия Мусина. Он так и не смог победить ее. Однако оставил заметный след в казахстанском футболе, как и его партнер и друг Анатолий Федотов, коллеги Геннадий Мун, Валерий Эскузян и другие. Светлая им память!


Алим АНАПЬЯНОВ, 
Алматы

Тематика:   Юрий Мусинфутболпамять

Смотрите также: