Главная  /  Статьи  /  Итоги встречи в Циндао повышают роль Казахстана в регионе

Итоги встречи в Циндао повышают роль Казахстана в регионе

Светлана Шестернева
584
Итоги встречи в Циндао повышают роль Казахстана в регионе скачать фото
В китайском прибрежном городе Циндао 9–10 июня прошел саммит лидеров стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)

По итогам встречи главы государств, в числе которых Казахстан, Россия, Китай, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, а также Индия и Пакистан, приняли Циндаоскую декларацию.


Коротко о главном

Декларация содержит 17 документов, которые касаются сотрудничества между странами, борьбы с терроризмом, наркотиками, эпидемиями и загрязнением окружающей среды. Стоит отметить, что в совместном заявлении поднимаются вопросы по ситуации в Сирии и Иране, на Украине и Корейском полуострове.
Итак, стороны в очередной раз подтвердили безальтернативность политического процесса в Сирии и призвали выполнять договоренности в зонах деэскалации. Из Циндаоской декларации следует, что разрешение кризиса должно идти в соответствии с положениями резолюции Совета Безопасности ООН и «исходить из необходимости суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирии».
Также лидеры государств ШОС призвали участников Совместного всеобъемлющего плана действий по Иранской ядерной программе соблюдать обязательства в рамках сделки для стабильности во всем мире и регионе. Кроме того, они выступили за урегулирование украинского кризиса политическим путем на основании Минских договоренностей. В том числе стороны отметили контакты между КНДР и США. Они призвали всех оказывать содействие переговорному процессу.
В декларации уделяется особое внимание и борьбе с терроризмом. В частности, главы стран ШОС отметили растущую угрозу от возвращающихся иностранных боевиков-террористов. Стороны заявили о намерении совершенствовать механизмы обмена информацией о них и их перемещениях, а также предложили вместе бороться с вовлечением молодежи в экстремистские группировки.

 

Потенциал не исчерпан

Руководители государств Шанхайской организации сотрудничества дали высокую оценку Астанинскому процессу. По мнению казахстанского политолога Султанбека Султангалиева, такое признание означает, что Циндаоская декларация показала близость позиций стран – членов ШОС по ключевым вопросам мировой геополитики.
– Также это означает всеобщую приверженность другим глобальным вызовам современности, чего никак нельзя сказать о прошедшем 
8–9 июня в Квебеке саммите стран G-7, – заметил эксперт.
По словам С. Султангалиева, в Циндаоской декларации, подписанной главами государств – участников ШОС, совершенно недвусмысленно подчеркивается разница между Женевскими переговорами, которые члены ШОС, естественно, не могут не поддержать, и Астанинским процессом по мирному урегулированию гражданской войны в Сирии.
– В отличие от переговоров в Женеве Астанинский процесс был признан эффективным. Данное обстоятельство говорит об объективном взгляде на характер и промежуточные итоги обоих, параллельно движущихся переговорных процессов и высокой оценке со стороны руководителей Китая, России, Индии, Кыргызстана, Пакистана, Таджикистана и Узбеки­стана миротворческой миссии Астаны в разрешении кризиса на Ближнем Востоке, – считает политолог.
Султанбек Султангалиев подчеркнул, что косвенным подтверждением международной и геополитической ценности Астанинской площадки переговоров также является отказ части представителей вооруженной оппозиции участвовать в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи в январе 2018 года.
– Астанинский формат переговоров по сирийской проблеме далеко не исчерпал своего потенциала. Он как никогда востребован, особенно сейчас, когда начинается новый и непредсказуемый по своим последствиям виток напряженности на Ближнем Востоке. Возможно, что одним из действенных катализаторов дальнейшей эффективности Астанинской площадки могло бы быть участие Китайской Народной Республики в новых раундах переговоров, которые будут проходить в столице Казахстана, – полагает казахстанский эксперт.

 

Экономическая составляющая

В Циндаоской декларации уделяется особое внимание экономическому сотрудничеству между странами ШОС. Было отмечено, что стороны изучат перспективы расширения объемов использования национальных валют в торговой и инвестиционной деятельности.
Участники саммита ШОС также подписали меморандум о взаимопонимании по стимулированию сотрудничества в области микро-, малого и среднего предпринимательства. Помимо этого члены организации намерены развивать сотрудничество в сфере туризма.
В ходе саммита заключены новые соглашения с привлечением инвестиций. Какие экономические интересы Китая в Казахстане? Не опасен ли такой объем инвестиций? Какую роль Китай играет в ШОС? Отвечая на эти вопросы, Султанбек Султангалиев заметил, что у КНР и китайского бизнеса интересы по всему миру, а не только в Казахстане.
– Пожалуй, нет такого экономического сектора, которым бы не интересовались наши китайские партнеры. Но в первую очередь их, конечно, привлекают наши природные ресурсы, что естественно, так как инвестора всегда влечет прибыль и желательно быстрая либо надежная, а также наша территория в качестве транспортного коридора для потока китайских товаров в Европу, – считает политолог.
По мнению С. Султангалиева, казах­станско-китайские экономические отношения развиваются динамично.
– Этот факт уверенно продемонстрировал прошедший саммит глав государств Шанхайской организации в Циндао, где между сторонами были заключены контракты на $13 млрд. Иностранные инвестиции, если они используются с умом и хозяйской рачительностью, всегда являются благом для развития любой национальной экономики. Поэтому бояться увеличения их объемов совершенно не стоит, как и идти на поводу безосновательных синофобских настроений, разжигаемых неизвестными кукловодами в социальных сетях Интернета, – посоветовал эксперт.

 


 

Справка

ШОС – постоянно действующая межправительственная международная организация, которая была создана 15 июня 2001 года в Шанхае. В настоящее время члены ШОС – это Россия, Китай, Индия, Пакистан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан. Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия имеют статус государств-наблюдателей 
при ШОС.

 



Он подчеркнул, что Китайская Народная Республика является надежным экономическим партнером Казах­стана и, по сути, экономическим локомотивом Шанхайской организации сотрудничества.
– Например, китайские инвесторы готовы взять на себя половину расходов по строительству четвертого казахстанского нефтеперерабатывающего завода. Разве это не является положительным моментом для нашей страны и для нашего населения? Поскольку сейчас, в отличие от «жирных» нефтяных годов, у нас имеет место быть дефицит государственного бюджета, и осваивать такой масштабный проект для нас будет накладно, китайские инвестиции смогут наконец-то создать бензиновую независимость страны, – считает С. Султангалиев.

 

Новый этап

Эксперт по международным отношениям, специалист по Китаю Адиль Каукенов отметил, что нынешняя ШОС серьезно отличается от той организации, у истоков которой в 2001 году стоял Казахстан.
– Сейчас в организации, которую в последнее время в противовес использовавшемуся ранее термину «Шанхайская шестерка» уже нередко именуют «Евразийской восьмеркой», три державы, претендующие на глобальность, – Индия, Китай и Россия, а также три мощных региональных игрока – Казахстан, Пакистан и Узбекистан, – подчеркнул политолог.
Адиль Каукенов считает, что включение в состав Шанхайской организации сотрудничества новых участников в лице Индии и Пакистана стало серьезным вызовом привычной системе связей.
– Помимо очевидных количественных и качественных преимуществ это привнесло в существование ШОС целый комплекс задач, которые нужно решить, и вопросов, на которые нужно найти ответ. Совокупный потенциал ШОС по целому ряду показателей – от экономики и демографии до географии и военной силы – стал просто огромным, – отметил эксперт.
По его мнению, Шанхайская организация сотрудничества, вступив в новый этап своего развития, неизбежно на какое-то время снизит практическую активность своей работы, направив основные силы на идеологию, бюрократические процедуры и организационные моменты.
– В этих условиях казахстанской дипломатии важно активно внедряться во все новые механизмы и, что имеет особое значение, использовать возникший потенциал ШОС для реализации своих проектов в таких сферах, как транспортная и энергетическая инфраструктура, образовательные, научные проекты, высокие технологии и других, – полагает А. Каукенов.
К примеру, по словам эксперта, военная сфера, как и вопрос проведения традиционных совместных учений, в новых реалиях вряд ли принесут какие-то новые дивиденды.
– А вот традиционные сильные стороны Индии, такие как нанотехнологии, IT-сфера, медицина, фармацевтика, образование, несут массу возможностей для расширения сотрудничества в рамках переговорных площадок ШОС. Традиционно гибкая и одно­значно мирная позиция Казахстана, в создание которой в последние годы было вложено столько сил, сейчас может стать прекрасным полем для маневра, позволяя уравновешивать новые центры силы и продвигать те или иные пути сотрудничества, не будоража подозрительность «региональных гигантов», – подчеркнул Адиль Каукенов.
Кроме того, считает он, сейчас вполне можно начать с реформы Университета ШОС (УШОС).

 


 

Подписи под Циндаоской декларацией поставили руководители России, Китая, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, Индии и Пакистана.

 



– Будучи сетевым университетом, он включает в себя лишь 80 вузов, в основном из Китая и России. Работают только магистерские программы по семи специальностям, в которых участвуют 2 тыс. студентов. Страны проделали большую работу, для того чтобы УШОС функционировал и магистранты регулярно обучались в вузах государств-партнеров, тем не менее потенциал, как количественный, так и качественный, у ШОС в разы больше. Если к проекту подключить индийскую и пакистанскую стороны, сделать общий образовательный фонд с прозрачным механизмом распределения стипендий, внедрить бакалавриат и докторантуру, то выиграют все без исключения государства ШОС, – пояснил А. Каукенов.
Эксперт по международным отношениям обратил внимание на то, что сейчас Индия сама может предоставить мощный образовательный кластер с учетом интереса к английскому языку и существования множества образовательных программ на английском языке.
– Плюс, как мы знаем, индийские и пакистанские студенты активно получают образование за рубежом, и база ШОС здесь имеет огромный потенциал для активной и эффективной работы. Казахстанской стороне важно не просто активно продвигать подобные проекты, но и постоянно лоббировать интересы наших студентов на международном образовательном рынке, – отметил политолог. Он также добавил, что похожие возможности открываются и в сфере научного сотрудничества.
– Если вся Шанхайская организация сотрудничества сейчас стала сильнее в плане потенциала и слабее в плане функционала, то Казахстан и в этих условиях может получить неплохие дивиденды, сделав ставку на продвижение собственных интересов и налаженные связи со всеми партнерами, – резюмировал А. Каукенов.

 

Светлана ШЕСТЕРНЁВА, 
Алматы

 

 

Тематика:   ШОСсаммитЦиндао

Смотрите также: