Главная  /  Статьи  /  Казахстанские каскадеры попали в китайскую сказку

Казахстанские каскадеры попали в китайскую сказку

Иван Резванцев
816
Казахстанские каскадеры попали в китайскую сказку скачать фото

Команда каскадеров Nomad Stunts из РК принимает участие в работе над художественным фильмом «Мулан» голливудской студии Walt Disney. Эпическая картина будет презентована 27 марта 2020 года. Еще задолго до окончания съемок масштабный проект готовится побить несколько рекордов. Планируется, что производственный бюджет фильма составит рекордную сумму – около 290 млн долларов. Ожидается, что декорации и натурные съемки будут беспрецедентными по масштабу.
 

Фильм «Мулан» расскажет о смелой китайской девушке, которая переоделась в мужчину, чтобы проявить себя в сражениях и занять место своего отца во главе огромного войска. В главной роли снимается популярная китайская актриса Йифей Лью, знакомая зрителям по фильму «Запретное царство». 
Также в работе над картиной принимают участие такие известные актеры, как Донни Йен и Джет Ли. В качестве режиссера выступает Ники Каро, снявшая фильм «Жена смотрителя зоопарка». Новозеландка стала первой женщиной в мировой истории, кому голливудская студия Walt Disney доверила рекордный бюджет. 
В работе над голливудским проектом примут участие и казахстанские специалисты. В съемках картины «Мулан» задействована группа каскадеров Nomad Stunts во главе с заслуженным деятелем РК Жайдарбеком Кунгужиновым.

 

Наша фишка – конная джигитовка

 

– Американцы никогда заранее ничего не рассказывают, чтобы избежать нежелательной огласки, – отмечает постановщик трюков. – Только после заключения контракта выдается специальный кейс, в котором есть все необходимое для работы: списки телефонов, раскадровки, сценарий экшнов, расписание, географические карты и так далее. Что касается деталей самого фильма, у нас есть только самый минимум информации. Так работают все голливудские компании. 

Насколько мне известно, студия Walt Disney еще в прошлом году планировала начать съемки. Я даже стал готовить визы. Затем процесс подготовки приостановился. Вроде бы у них возникли какие-то проблемы с поиском актрисы, которая должна играть главную роль. Поэтому съемки пришлось отложить на 2018 год. 
В работе над фильмом примут участие около 30 наших каскадеров. Плюс я хочу продвинуть в голливудский проект нескольких казахстанских актеров. Уже отправил большую папку с необходимой информацией  режиссерской группе. Наши ребята им очень понравились. 
 

– Фамилии казахстанских актеров можете назвать?
– Пока не могу. Скажу лишь, что отправил данные на семерых казахстанских актеров. Возможно, кто-то из них в итоге появится в кадре.
 

– Ранее сообщалось, что съемки фильма будут проходить в Новой Зеландии и КНР.
– Да, но большую часть работы намечено проделать именно в Новой Зеландии. И примерно три месяца запланированы на Китай. Новую Зеландию выбрали только из-за красот местного ландшафта. Фильм же снимается на основе древнекитайской сказки, поэтому нужны необычные, фантастические виды. 
 

– Команда каскадеров Nomad Stunts специализируется на постановках конных трюков. Можно предположить, что вам придется играть в голливудской картине роли гуннов, которые отправились на покорение китайской империи. 
– Действительно, конная джигитовка – это наша фишка. В этом плане мы входим в число мировых лидеров. У нас самая большая команда в мире – 76 человек. Но это еще не все, на что мы способны. Почему к нам часто обращаются режиссеры из других стран? Потому что у нас очень широкий спектр услуг: мы и фехтуем, и деремся, и горим, и под водой работаем, и падаем-прыгаем. 
В фильме «Мулан» с компанией Walt Disney мы работаем по двум направлениям. Первая группа готовит фехтовальную часть, а также всевозможные трюки с горениями и падениями. Основная часть, это около 25-30 каскадеров, возьмет на себя конные трюки. Сейчас идет кастинг каскадеров по всему миру. Но с нами предварительная договоренность по сотрудничеству уже достигнута. По моим прикидкам, всего на этом масштабном проекте будет задействовано около сотни каскадеров со всего мира. 

 

Универсальные солдаты мирового кино 
 

– В каскадерском бизнесе зоны влияния наверняка уже все поделены. Вы сказали, что задаете тон в конной джигитовке. А кто вам составляет основную конкуренцию?   
– В число мировых лидеров входят три команды – из Испании, Англии и Казахстана. Причем наши каскадеры в этом трио доминируют. Когда мы только вошли в этот бизнес, о нас никто не знал. Мы готовы были заниматься всем, за что только платят деньги. Поэтому за годы работы набрали колоссальный опыт в смежных «отраслях» и, можно сказать, стали универсалами своего дела.
Испанцы – другое дело. Они специализируются только на работе с лошадьми. То есть у них очень узкая специфика. С англичанами аналогичная ситуация. Поэтому, когда режиссеру нужен весь спектр услуг, предпочитают приглашать нас. Например, в России мы снимаемся практически во всех картинах, где предусмотрен экшн. Совсем недавно отработали на таких исторических картинах, как «Викинг», «Легенда о Коловрате» и «Тобол».  В последний раз при сотрудничестве с Первым каналом снимались в историко-приключенческой ленте  «Союз спасения». 
Конечно, деление на зоны влияния у нас есть, но продюсерам это все равно, главное – чтобы был результат работы. 

 


 

– В каскадерском мире есть деления по географическому признаку? Например, мы доминируем в конной джигитовке, китайцы – в рукопашке, американцы – в постановках автомобильных трюков? 
– Одна из самых сильных каскадерских групп в мире – «Сэвэн элевен» (США). Они лидируют на рынке в постановках трюков на автомобилях и драк. Да, китайские мастера очень сильны, особенно в акробатике. Но так получилось, что они так раскиданы по всему миру, что нет одного общего центра. 
Я, например, состою в голливудской компании «Хитс Интернешнл». У нас задействовано 27 постановщиков трюков из разных стран. Здесь работают ребята из Новой Зеландии, Канады, США, Болгарии, Казахстана… Одним словом, создан творческий микс для работы. 
 

 

– А как же Россия? Там есть свои легенды. Например, Александр Иншаков.
– Да, у них есть своя гильдия и ассоциация каскадеров. Но россияне больше «заточены» под местный рынок. Потому что в РФ снимают много фильмов и всем хватает работы. Есть ребята, которые перебрались в Голливуд, но их пока мало. 

 

В Болливуде не все танцуют! 
 

– Вам довелось поработать в Голливуде, Болливуде, России и других центрах мирового кино. Расскажите об особенностях работы в разных странах? 
– Мне нравится работать с американскими продакшенами. Они более гибкие и четкие. Был приятно удивлен сотрудничеству с болливудской компанией. По своему уровню и организации индийцы практически сравнялись с лучшими производителями картин из США. Есть четкое расписание, более-менее отлажен порядок на съемочной площадке.
Ирландские компании очень хороши для работы. Самая высокая оплата труда – в Великобритании. Но европейцы славятся своими жесткими условиями. Например, ты должен рассказать о себе все: где и когда получал травмы. Например, на съемках фильма с американской актрисой Натали Портман в главной роли пришлось поведать продюсерам о том, что ломал руки, ноги, спину. Они переглянулись между собой и спрашивают: «Ты же весь переломан, а сможешь вообще трюки делать»? (Смеется.) Потом они долго обо мне собирали информацию по своим каналам. И все-таки заключили контракт. 
Российские и казахстанские продакшены практически одинаковы. У соседей, правда, условия для работы чуть лучше, но ненамного. Очень сложно работать в Азии. Несколько раз приходилось сниматься в Иордании. У них практически нет четкой организации. Могут запросто сказать каскадерам: «Завтра выходите на площадку и начинайте делать трюки перед камерой»! Они даже не понимают, что нужно подготовиться, подобрать ракурсы, провести предварительную съемку. 
 

– А в Китае?
– У них постепенно растет профессиональный уровень, появляется четкость в работе. Еще не Голливуд, но уже начинают наступать на пятки Болливуду. В Индии условия работы зависят от компании. В крупных продакшенах – международный уровень. В мелких – уже не так все строго. Заключаешь контракт на 12 часов работы в день, а пахать иной раз приходится все 16. И лишние часы не оплачиваются. 
Американцы лидируют по всем позициям. Они не жалеют денег на людей, если те работают. У них создаются все условия для творческого процесса. Предусмотрена каждая мелочь. Когда прилетаешь в США, в аэропорту тебе сразу выдают пакет, в котором есть телефон с вбитыми в него необходимым номерами, ключи от машины, памятка об особенностях местного законодательства, раскадровки, расписание… Одним словом все, вплоть до локации. Чтобы нанятый сотрудник знал: сколько ему понадобится времени, чтобы добираться от гостиницы до места съемок. Все просто и четко. 
И еще одна особенность. Тебя нанимают, чтобы ты работал. Поэтому критически относятся, когда сотрудник сидит без дела, с кем-то болтает. Если  тебя застукали за праздным времяпрепровождением, считай, что следующий фильм будут снимать без твоего участия. 

 


 

– Зато в Болливуде все танцуют…
– (Смеется.) Не совсем так. Они сейчас привлекают к съемкам фильмов много иностранных специалистов. Индийцы пытаются выйти на мировой рынок и постепенно отходят от старых клише. У них прокаты очень солидные. Местные фильмы покупают все соседние страны – Пакистан, Афганистан, Бангладеш, Таджикистан и другие. Болливуд весьма неплохо на этом зарабатывает. 
Четыре-пять лет назад они начали усиленно привлекать к себе режиссеров, каскадеров и других специалистов из других стран, чтобы сделать картины более реалистичными, без фирменной индийской наигранности и помпезности. Они понимают, что, если будут играть по правилам остального мира, география распространения их продукции только расширится. 

 

Спортивная подготовка – прежде всего
 

– Вы родом из Восточно-Казахстанской области. Прежде чем стать каскадером, спортом профессионально занимались?
– Только конной акробатикой, немного тайским боксом. Мой ассистент – чемпион мира по этому виду единоборств. Все каскадеры у нас чем-то занимались. Например, есть два титулованных таеквондиста. Олег Наумов из Кыргызстана – чемпион Азии. Мурат Бурханов также становился победителем первенства континента. Ардак Кадырхан пришел к нам из ММА. Одним словом, собрались единомышленники из разных видов спорта. 
 

– Кандидатам приходится сдавать какие-нибудь тесты? 
– Конечно. Если на лошадях еще как-то можно научить актера ездить или падать, то для всего остального – падение со здания, драки и прочие трюки – нужна специальная физическая подготовка, навыки акробатики или гимнастики. Каскадеру приходится часто попадать в экстремальные ситуации. Он за доли секунды должен уметь принять правильное решение, чтобы остаться целым и невредимым. Поэтому спорт – прежде всего.

 


 

– Одно время в кино была мода на «ударников». Потом на представителей паркура. Какие спортивные тенденции сейчас преобладают?
– Действительно, раньше особым спросом в кино пользовались боксеры и каратисты. Сейчас другое время, иные правила. Например, боксеров практически перестали приглашать. Понимаете, очень сложно профессионального бойца переучить в каскадера. У нас же даже техника ударов совсем иная: показушная, «киношная». Он же будет работать профессионально, а это смотрится в кадре не очень эффектно. 
Поэтому лучше брать ребят, которые занимаются таеквондо, тайским боксом, ушу или спортивной гимнастикой. Знаменитый английский актер Джейсон Стейтхем вообще профессиональный прыгун в воду. 
 В фильме «Неудержимые-2» довелось поработать с британцем Скоттом Эдкинсом. Он большой специалист в таеквондо и кикбоксинге. Сейчас очень важна для актеров с уклоном в экшн хорошая  физическая подготовка и умение хорошо работать в кадре ногами. Таких ребят легко научить правильно падать, поставить «киношные» удары.
Зато научить верховой езде – не самая простая задача. К нам в Алматинскую область, где находится наша база, приезжает много иностранцев, чтобы научиться этому искусству. Немного поработают с лошадьми и сразу отмечают: «Это сложно». Поэтому конных каскадеров в мире мало. Действительно, это очень тяжелый труд. 
Сейчас молодежь старается идти по пути наименьшего сопротивления. Если речь заходит о каскадерах, рвутся в драки. Оплата труда такая же: подрался, пару раз упал – на кусок хлеба с маслом заработал. И не надо за лошадью смотреть, постоянно ее выгуливать, тренировать. Скакуна нельзя, как мотоцикл, на неделю-две оставить, а потом сесть и поехать. 
Конные каскадеры всегда первыми начинают готовиться к съемкам фильма. Необходимо подготовить лошадей под актеров. Не дай бог главный герой упадет и травмируется. Это же ЧП огромного масштаба – конец всему фильму. Поэтому мы тщательным образом подбираем лошадей для съемок, заранее отрабатываем с ними трюки. Такая подготовка занимает много времени. 

 

С лошадьми надо… договариваться 
 

– Все известные актеры, с кем вам доводилось работать, поначалу с опаской учились верховой езде или были смельчаки? 
– Конечно, первоначальный страх был у всех без исключения. Единственный, кто из звезд сразу вошел в этот процесс, – американский мастер боевых искусств Марк Дакаскос. Он действительно смелый актер. Лошади чувствуют, когда их боятся. Поэтому с ними надо вести себя четко, строго, никогда не бить, а договариваться. Это же махина весом в 400 килограммов. Если она решит отомстить, мало не покажется: один раз тебя ударит и все!
Актеры прекрасно понимают, что это не автомобиль: тут не получится нажать на педаль газа, чтобы поехать. Сначала мы сами все сцены обкатываем, снимаем на видео и отправляем продюсеру и режиссеру, чтобы они наглядно все видели и понимали. Всегда имеем под рукой несколько скакунов. Под актеров подбираем спокойную лошадь. Для трюков – тех, что с характером, которые на дыбы встают или падают. 
 

–  На съемки лошадей везете с собой или на месте подбираете?
– Если отправляемся в дальнее зарубежье, работаем с местным контингентом. В Россию предпочитаем возить своих лошадей. Потому что это более экономично и эффективно. Все началось на съемках «Викинга». У россиян было всего пять лошадей, годных для работы: способных падать, выполнять другие трюки. У нас в компании – 33 подобных скакуна.
Когда первый раз сказал режиссеру и продюсеру, что нам лучше привезти своих лошадей, это нам сэкономит бюджет и время, они с опаской отнеслись к моему предложению. Специалисты приехали к нам на базу, посмотрели, как у нас лошади работают, на что способны. После чего дали «добро» на выезд. С тех пор мы стали выезжать в Россию только со своими лошадьми. 
Иногда в Китай выезжаем. Но что касается дальнего зарубежья,  предпочитаем работать с местными лошадьми. Дорога очень тяжелая. Да и я не хочу лишний раз рисковать. По 4-5 лет их готовишь, чтобы за один раз потерять? 
 

– С какой породой работать легче всего? 
– Арабские скакуны – с ними работать проще. Они смелые, падают хорошо. В Великобритании пришлось сложнее. Местная английская порода грубовата, с ними сложно. «Испанцы» – одно удовольствие! С индийскими экземплярами пришлось помучиться.
 

– Что же с ними не так?
– Они очень смелые, но характер – несносный. К тому же прыгают плохо. Труднее всего пришлось с монгольскими лошадьми. Они же полудикие, всего боятся, шарахаются при каждом резком звуке. 
 

– На ваш взгляд, о какой породе можно сказать, что она создана для съемок в кино?
– Я думаю, что это андалузская порода. Еще могу отметить фризскую. Они очень умные, не агрессивные и полностью доверяют людям. То есть дикие табунные инстинкты у них практически отсутствуют. Они также легко поддаются обучению. Я мечтаю их приобрести, да столько денег пока нет (Смеется.) Единственная проблема у них – слабые связки. 
 

– Что скажете про нашу, казахскую породу?
– Они сильные, резвые. Но труднее поддаются обучению. Они импульсивные. По статистике из 10 лошадей только одна сможет работать. У андалузов из того же числа подойдут восемь. Также их учить дольше. Но есть уникумы. 
 

– Сколько у вас сейчас лошадей?
– 34. У нас есть своя база. Несколько лет назад мы купили землю за Иссыком. Построили конюшни, тренировочные залы, небольшую гостиницу. 
 

– Не задумываетесь о чем-то большем? Например, самому сняться в главной роли?
– Каждый должен заниматься своим делом. Да, мне предлагали одну-другую роль. Но это не мое. Многие каскадеры, когда достигают определенного уровня, переходят в актеры. Понимают, что внутренний запал не вечен. А актерам к тому же платят гораздо больше. Плюс они особо не напрягаются, как мы. Но я хочу оставить все так, как есть.

 

Иван РЕЗВАНЦЕВ, 
Алматы

 

Тематика:   каскадер