Главная  /  Статьи  /  Таинство серебра

Таинство серебра

Соб. инф
136
Таинство серебра скачать фото
А вы знаете, как выглядели зубочистки и ухочистки лет, эдак, двести назад?

Вероятно, у большинства из нас в воображении возникают тонкие деревянные палочки, которые быстро ломаются и застревают в зубах? Или пластмассовые трубочки с кусочками ваты, которые норовят соскользнуть и остаться в ушном канале?


Но отбросьте этот ширпотреб! Предки пользовались серебряными зубочистками и ухочистками, которые, несмотря на свое  утилитарное назначение, имели весьма аристократичный вид: изящные, толщиной почти с иглу палочки с удобными округлыми ручками украшались резьбой и чеканкой, а иногда и драгоценными камнями. Понятно, что стоили изделия из чистого металла высшей пробы недешево и были доступны не всем.
Что уж говорить о стоимости саукеле – высокого конусообразного головного убора невесты, полностью расшитого серебром, и фате из тончайшей сетки, выкованной из того же благородного металла! Да и весила такая приметная шапочка, наверное, не меньше трех-четырех килограммов. Прибавьте сюда еще и другие украшения: серьги, браслеты, кольца, шолпы, колье, капсырма, шашбау, пояс… Невесте нужно было обладать хорошим здоровьем, чтобы носить все это великолепие на протяжении нескольких дней, пока длился той.
Кстати, сегодня старинные саукеле, сплошь украшенные серебром и золотом, снова актуальны. Не так давно дочь одного из известных людей выдавали замуж в умопомрачительном головном уборе, затмившем своим великолепием бриллиантовые подвески и диадемы гостей. А вы говорите камни от Сваровски! Так, бижутерия.
После свадьбы молодки прятали свои роскошные саукеле в сандыки на долгое хранение, но кольца и браслеты из серебра носили, не снимая, днем и ночью. Днем, чтобы обеззараживать продукты при готовке, ночью – чтобы отгонять злых духов. Об антисептических свойствах серебра казахи знали давно. Как и о его целительном качестве. Не случайно почтенные байбише носили кимешеки – полотна, сшитые специальным образом, накрывавшие голову, грудь, часть спины, плечи и предплечья, с узорной широкой тесьмой у подбородка, а иногда и у каймы (на пояснице). В тесьму обязательно вшивались серебряные нити, таким образом, горло женщин находилось под невидимым постоянным излучением. Вот вам и профилактика зоба и других заболеваний щитовидной железы! Широкие пояса с бляхами из серебра и расшитые серебром же, носили и мужчины, и женщины, и молодые, и пожилые, что также оказывало целебное воздействие на все внутренние органы.
А шолпы – увесистые ленты с монетами на концах, которые вплетались в косы девочкам и девушкам, невольно заставлявшие их держать прямую осанку, разве не предотвращали сколиоз, не способствовали силе и росту волос? Причем количество монет возрастало по мере взросления и соответствовало весу и росту ребенка или подростка. К тому же по приметному звону шолпы родители могли определить место нахождения своего чада. Тут вам и строгий пригляд, и народная педагогика.
Удивительные перстни с двумя кольцами под одной литой шляпкой, надеваемые сразу на два пальца, имели смысловое значение в народной бытовой дипломатии. И применялись только в одном случае: когда мать джигита молча надевала матери подросшей дочери приметное объемное украшение, всем был понятен ее недвусмысленный намек – давай будем сватьями! Ветвистых лишних фраз не надо! Как и в том случае, когда мать претендента на руку и сердце девушки дарила ей сережки. 
Все незамужние девушки во все времена мечтают об избранниках, загадывают желания… Казахские юные особы не исключение. Их желания часто исполнялись, как верили они, благодаря кусочкам бумаги с записанными пожеланиями, зашитыми в сокровенные мешочки. Мешочки хранились в серебряных полых кулонах, которые защелкивались на замочек и носились на груди, как амулеты, у самого сердца. Изредка в уединении девушки открывали потайные замочки и перечитывали записочки, рисуя в воображении будущих женихов. Разве это не медитация и визуализация, о которых нам прожужжали все уши современные коучеры?
Эти любопытные факты о благородном металле узнали посетители выставки «Таинство серебра», которая открылась 17 июля в областном историко-краеведческом музее города Семея. Выставка организована в рамках реализации программной статьи 
Н. Назарбаева «Взгляд в будущее: духовное возрождение» и посвящена 20-летию Астаны.
Много полезных знаний можно почерпнуть из безмолвных экспонатов о нравах, обычаях и традициях, бытовом и торжественном этикете и даже о мировоззрении казахов, об их вековых укладах, послушав экскурсоводов музея. Мирас Кусаинов, ставший моим гидом, рассказал, какой смысл заключен в витых узорах на оружии, поясах, головных уборах, конской упряжи, посуде, мебели, музыкальных инструментах и предметах для охоты. Оказывается, по способу их обработки, ковки, в общем, по технологии изготовления, нанесению узоров, которые были тайными и явными знаками, можно было узнать о его владельце если не все, то многое. Например, откуда он, его статус, род занятий, родословную и так далее…
Экспонаты выставки, а это 135 изделий из чистого серебра 999-й пробы, собирались более ста лет. К слову сказать, нынешние ювелиры используют только серебряно-медные сплавы 960-й и 925-й пробы. В коллекции музея есть уникальные изделия зергеров XIX и прошлого веков. А также современных мастеров-ювелиров: 
Ж. Мукажанова и Н. Казбалинова, изготовленные по заказу музея под старину. Отрадно, что секреты мастерства не канули в Лету, а передаются из поколения в поколение.
Вот еще один любопытный факт. Шакир Абенов – известный писатель, народный поэт-острослов, дважды осужденный как «поэт, пишущий против советского строя» и впоследствии реабилитированный,  человек, давший в свои 90 с лишним лет благословение первому Президенту страны на торжественной церемонии инаугурации 10 декабря 1991 года, при жизни подарил музею около десятка серебряных браслетов и колец. Изделия действительно антикварные и потому ценность их велика. Также в числе дарителей: жительница Семея Нуржамал Жакиева, отдавшая в коллекцию в 1969 году украшения, датированные началом ХХ века; Сагдат Молдаева, в 1990 году преподнесшая музею антикварные серьги и пуговицы; Алтынзере Мамбетова в 1979 году передала в дар шарнирные и плоские браслеты; Шарифа Оспанова, в 1978 году передавшая в хранилище музея женские пояса, и многие другие люди, пожелавшие сделать народным достоянием личные вещи, ставшие уже исторической ценностью.
Любопытство журналиста заставило меня прикинуть примерную стоимость всего этого великолепия. О чем я не преминула спросить у руководителя отдела истории Семейского региона Ляззат Альжан. Сотрудница музея удивленно взглянула и задумалась. Вероятно, она никогда не оценивала эту красоту в денежном эквиваленте.
– Во-первых, коллекция не продается, – размышляя вслух, сказала  Ляззат, – во-вторых, если бы и нашелся покупатель, то мы не отдали бы ее ни за какие миллионы. Раритетные вещи! Антиквариат! Это же история в вещественных проявлениях. Коллекция  бесценна! – победно заключила она.
Действительно, сколько интересного и удивительного я узнала за короткое посещение музея! Немые вещи вдруг красноречиво заговорили со мной: ожившие картинки замелькали, словно на экране плазменного монитора, пробуждая нечто сокровенное, хранящееся в глубинах подсознания, покоящееся на генном уровне, вызывая гордость и глубокое почтение к философской и житейской мудрости предков, которые уже тогда владели знаниями, дающими ключи к разгадке многих тайн, ответы на которые мы не находим до сих пор…

 


 

В ТЕМУ

Кимешек – женский головной убор, смоделированный и сшитый Шакаримом Кудайбердиевым, представлен на выставке, организованной к его 160-летию в Государственном историко-культурном заповеднике-музее Абая.

Сохранилось свидетельство современников о том, что воспитанник Абая сам моделировал и шил одежду. Юношей он освоил азы изобразительного искусства и резьбы по камню, создавал музыкальные инструменты (домбры, скрипки), играл на нескольких инструментах, умело управлялся с лошадьми, охотился с беркутом…
Вот такой это был удивительно разносторонний человек!
Среди множества экспонатов представлены и другие личные вещи Шакарима Кудайбердиева, переданные в дар музею его потомками: шокпар, стремя, 
клобучок – металлический колпачок для головы ловчей птицы и другие.
Поэт, писатель, гуманист, философ, историк, политический и общественный деятель, путешественник, композитор, переводчик …
Круг его интересов составляли не только духовные и философские трактаты, античные и современные художественные тексты, но и география, естественные науки, история, физика.
В 20 лет он стал волостным управителем. В зрелые годы – участником национально-освободительного движения «Алаш».
Он перевел на казахский язык повести Пушкина «Метель» и «Дубровский», рассказы Льва Толстого, роман Г. Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома», поэму Физули «Лейли и Меджнун». Также популярными стали басни, афоризмы и загадки Шакарима.
Он посетил Турцию, где изучал древние тексты в Стамбульской библиотеке, Аравию, совершил паломничество в Мекку.
Во Франции Кудайбердиев особое внимание уделил богатому собранию древних книг, что хранятся в Парижской библиотеке.
Сотрудники музея подготовили к юбилею Шакарима множество мероприятий, среди которых реконструкция дома-музея Шакарима, расположенного в Абайском районе; создание веб-сайта Shakarim.kz; проведение выставок, в том числе и выездных, в городах Астана, Алматы, Шымкент (на выставке в Астане побывали около 20 тысяч посетителей); публикация научных трудов по шакаримоведению в журналах; издание книги воспоминаний Ахата Шакаримулы; экспозиция картин о жизни Шакарима художника 
М. Алиакпарова; проведение научных конференций и семинаров, в том числе для учителей школ; конкурсов на знание творчества Кудайбердиева среди учащихся школ и колледжей; конкурсов чтецов, певцов и инструментальных исполнителей; выпуск телепередач; подготовка специальных выпусков в республиканских печатных изданиях и многое другое.
Долгое время творчество Шакарима Кудайбердиева было под запретом, его труды, фотографии пытались уничтожить, стереть из памяти народной его имя и наследие. Не вышло…



Айман ШАРИПХАНОВА, 
фото автора, Семей

Смотрите также: