Главная  /  Статьи  /  Казахская душа Ахико-ата

Казахская душа Ахико-ата

Мира Мустафина
164
Казахская душа Ахико-ата скачать фото
В небольшом поселке Актас под Карагандой Ахико Тецуро знает каждый

Правда, экзотическую фамилию могут выговорить немногие односельчане, потому зовут его просто Ахико-ата. Он, пожалуй, единственный японский самурай, живущий в казахской глубинке.

 

Причем не просто самурай: Ахико Тецуро был курсантом военного училища. В свои 15 лет он попал в плен, потом был КарЛаг. Сейчас Ахикоата болеет за казахстанских спортсменов, празднует День Победы и считает своей родиной бескрайние казахские степи. О необычной судьбе японского военного пленного, полной драматизма и счастливых моментов, написала пьесу драматург Мадина Омарова. Режиссер-постановщик – заслуженный деятель РК, доктор философии (PhD), обладатель президентской стипендии «Болашак», вице-президент Ассоциации театров Казахстана Асхат Маемиров и художник-постановщик Камилла Курманбекова талантливым образом воплотили ее на сцене Казахского государственного академического театра драмы имени М. Ауэзова.

Этот спекталь, поставленный в канун 25-летия Независимости РК, по мнению зрительской аудитории, признан лучшей постановкой ауэзовцев за последние театральные сезоны. В прошлом году работу ауэзовцев смогли увидеть и японские театралы. Публика и здесь, в Стране восходящего солнца, тепло приняла спектакль. Зрители, как и профессиональные театральные критики, отметили, что постановочная группа придумала талантливую инсценировку, в которой драматическая пьеса Мадины Омаровой, соединившись с воспоминаниями Ахико Тецуро, заново и как будто впервые задает самые неудобные вопросы о страшных страницах нашей истории.

Ахико Тецуро – единственный среди японских пленных, оказавшихся в Казахстане не по своей воле после Второй мировой войны, оставшийся в Казахстане. В течение нескольких месяцев Посольство Японии в Казахстане оказывало консультативную помощь в постановке спектакля, в частности, в вопросах, связанных с национальными традициями. Спектакль поставлен в рамках казахско-японского сотрудничества в области культуры. Ауэзовцы смело берутся за современные драматургические произведения. Театр в состоянии поиска. И в этом ауэзовцы во главе с художественным руководителем, народным артистом СССР, Героем Труда Казахстана Асанали Ашимовым и директором театра, заслуженным деятелем РК Асхатом Маемировым видят главный приоритет. Как сказал режиссер-постановщик Асхат Маемиров, это спектакль о том, что надо не смотреть назад, а двигаться вперед. Судьба Ахико Тецуро – не единственная. Его судьба – отражение судеб тысяч людей, которые оказались в Казахстане в годы сталинсих репрессий. Кто-то из них  был сослан, кто-то невинно осужден и отправлен в лагеря. Это люди разных национальностей, и для большинства из них Казахстан стал второй родиной. Многие вернулись домой. Но многие остались жить здесь, создали семьи, трудились на благо нашей общей родины. Дети и внуки этих людей продолжают жить здесь. В этом главный посыл спектакля: в нашей общности. Молодой, исполненный романтической отваги герой актера Дулыги Акмолды неуловимо похож на самого Ахико Тецуро. Из небывалых глубин страданий и безжалостной тоски по родине он восстает несломленным. 

Для молодых актеров это уникальная школа. Тому, как строит психологический рисунок роли Дулыга Акмолда, можно поучиться. История о судьбе Ахико Тецуро рассказана в жанре глубокой философской притчи. Для выполнения этой сверхзадачи режиссер собрал талантливый ансамбль артистов и умело вместе с драматургом поработал над текстом. Это большая работа, коллектив сделал ее точно и хорошо. В частности, речь идет о собирательном образе пожилой казахской женщины-матери в исполнении актрисы Данагуль Темирсултановой, которая выхаживает ослабленного лагерным режимом Ахико. И не только одного его. Она помогала многим узникам сталинских лагерей, причем разных национальностей, избежать смерти и участи быть расстрелянным НКВД. Так случилось с Ахико. Его приговорили к расстрелу, немощного вели к стенке. Женщина попросила расстрельную команду не убивать. «Бабка! Можешь забрать! – разрешили они, посчитав, что ему жить осталось всего ничего. Заслуженный деятель РК Данагуль Темирсултанова говорит, что ей пришлось много поработать над этим образом.

Немало времени она провела, знакомясь с семейными историями. Нет в Казахстане такой семьи, которая бы не пережила войну, репрессии. Ей хотелось зафиксировать уходящее время, извлечь из «коллективного бессознательного» обрывки воспоминаний о том времени и создать настоящий образ матери. Несмотря на то, что ей пришлось самой много пережить, потерять сына, она остается женщиной, чья миссия на земле сохранить жизнь. Ахико так и не вернулся на родину. Он обосновался в Актасе. Позже встретил свою любовь. Женился. У него четверо детей. Спустя 50 лет он побывал в отчем доме на острове Хоккайдо. Но как ни умоляли его родные, в Японии он не остался. Вернулся домой, в Актас. Его глубоким, проникновенным монологом и заканчивается спектакль:

– Я вернулся к тебе, мой Казахстан. Не из-за того, что не любил свою родину, а из-за того, что в долгу перед тобой. Казахстан – свободная и сильная, важная, драгоценная моя страна. Казахстан – это земля обетованная, гнездо согласия – и теперь это моя Родина». Этим спектаклем ауэзовцы могут гордиться. Это настоящая творческая победа постановочной команды и драматурга Мадины Омаровой – они сами придумали декорации, сами подобрали музыку, изучили историю тех лет, работали в архивах – и все у них получилось.

 

 

Мира МУСТАФИНА, фото предоставлено пресс-службой Казгосдрамтеатра им. М. Ауэзова, Алматы

Смотрите также: