Главная  /  Статьи  /  В нашем доме поселился замечательный сосед

В нашем доме поселился замечательный сосед

Akorda
250
В нашем доме поселился замечательный сосед скачать фото
Второй год в Алматы реализуется довольно нетипичный театральный проект

Театр «Соседи» позиционирует себя как единственный коллектив, решивший разнообразить серый театральный досуг алматинских окраин и спальных районов. Как удается воплощать эту задумку в жизнь, как проект из культурного превратился почти в социальный и о многом другом мы поговорили с автором и руководителем театра «Соседи» Алесей Нугаевой.
 

ЛИТЕР-Неделя: Алеся, в нашей творческой среде мы все привыкли, что какой-либо проект редко имеет чисто отечественное происхождение. У кого вы «подсмотрели» или чем вдохновлялись при создании театра «Соседи»?

 

А.Н.: Я не буду бить себя в грудь и говорить, что мы изобрели ноу-хау или франшизу. Хотя в чистом виде такого же театра я нигде больше не видела – по крайней мере, из всех примеров, которые я знаю. Рождение этого проекта связано с моей деятельностью – а это работа с местными локальными сообществами, дворами, районами. И параллельно я изучала такое направление, как плейбек-театр, то есть театр истории. Это относительно молодое направление. Оно зародилось в 70-е годы в США. Это диалоговое направление театра. И я подумала: когда нужно найти диалог между КСК, жителями, акиматом, да и вообще друг с другом, нужен инструмент, с помощью которого люди учились бы цивилизованно разговаривать, слышать друг друга и при этом самовыражаться! И мне понравился эдакий «коктейль Джеймса Бонда» – взбалтывать, но не смешивать. Попытаться объединить эти две сферы – театр и общественную деятельность.

 

Так-то, конечно, плейбек-театр не нами изобретен, но попробовать применить его с простыми жителями, в спальных районах, в решении их будничных проблем – наверное, наша идея!

 

 

ЛИТЕР-Неделя: Как на практике работает ваш театр?

 

А.Н.: Два года назад нам попалось исследование о нецентральных районах города Алматы, о том, чем они живут, какие у них проблемы. У нас была идея реализовать культурный проект, и мы решили шагнуть именно в эти нецентральные районы города. Чтобы этот дисбаланс, когда все сосредотачивается в центре, как-то сократить. Люди центра не знают, чем живут окраины, и этот разрыв усиливается, как это ни печально, и приводит к неприятным последствиям. Мы живем разным жизнями. Те, кто в центре, и почти миллион жителей микрорайонов и окраин. К сожалению, вливаний в городскую периферию делается значительно меньше, чем в центр. Даже реконструируют улицы опять  же в центре. Хотелось влить жизнь в окраи­ны, и мы пошли туда.

 

У нас была идея не просто там творчески самореализоваться, а соз­дать точку культурного притяжения. Мы построили там сцену, нашли архитекторов, которые бесплатно нам ее построили. Сцена находится на пересечении улиц Дуйсенова и Брусиловского – это летняя площадка под летним солнцем. Меня проконсультировали местные жители – мы вытаскивали их на беседы, проводили даже своего рода мастер-классы для мужчин, как собрать скамейки, чтобы поместилось как можно больше народу. И когда сцена была готова и мы уже думали о наполнении нашего театра, перед нами, среди прочего, стоя­ла еще цель – делать труппу именно из жителей этих районов. Мы пригласили актеров и режиссеров из всех театров, самых разных – от театра им. Лермонтова до «Бункера» и «Дома Q», и все согласились помочь на безвозмездной основе сделать вклад в культуру города. Каждые выходные они приезжали и делали перформансы для жителей микрорайона «Тастак» под лозунгом: «Если Тастак не идет в театр, то театр идет в Тастак». Это было своего рода знакомство. На самом деле мы одинаковые – просто нужно найти точки соприкосновения людей, культурных слоев.

 

 

Другое направление нашего театра – мы открываем местным жителям культурный контент самого микрорайона. Ведь там же работает не так уж и мало творческих объединений. Например, Театр сестер Габбасовых тоже находится в «Тастаке» и тоже нуждается в новых людях и в том, чтобы просто заявить о себе. Еще много интересных кружков и секций, певческие коллективы. Дедушки проводили чемпионаты по шахматам и учили маленьких детей играть. Сцена зажила и стала притяжением. Плюс к этому каждую субботу мы стали устраивать репетиции для всех желаю­щих и стали обучать их актерскому мастерству, и весь прошлый год с мая по октябрь они репетировали. И к концу года сформировалась труппа в 15 человек – кто-то постоянный, кто-то приходящий, уходящий. Школьники, студенты, бухгалтеры. Получился полноценный народный театр.

 

ЛИТЕР-Неделя: Практически как в фильме «Берегись автомобиля»! Какой материал вы играете – это драматургия, перформансы или импровизации? Каково репертуарное наполнение вашего театра?

 

А.Н.: Это близко сразу к трем направлениям. Уже упоминавшийся плейбек-театр, документальный театр и социальный театр. Они строятся на реальных историях, иногда даже травмирующих. Сначала это были истории микрорайона. Достаточно печальные – о том, как кого-то в школе периодически избивают. Эта история была рассказана актерам, они переработали ее в полноценную импровизацию, даже мини-спектакль. Уникальная схема, когда рассказчику в течение довольно короткого времени «возвращается» его история в виде актерского монолога или даже сценки-импровизации. У рассказчика есть возможность  изменить сюжет – в этом плане у нас нет ограничений. Он может его отрефлексировать. Многие у нас плачут. Но в этот момент у этого мальчика, которого избивают, есть возможность изменить ход истории, поменять героев местами. Пускай пока только на сцене. Но когда он видит, что эта история может развернуться по-другому, для него это может стать большим поддерживающим опытом. Мальчик увидит, что это не безысходная ситуация. Такие истории ложатся в основу. Для нас было принципиально, чтобы эти истории были близки жителям микрорайонов – спальные районы, дворы, мечети, базары. Быть может, это не несет большой художественной ценности, но несет большую гражданскую. Потом мы начали для этих жителей проводить встречи с акиматом, КСК, правозащитниками. В случае с последними нас попросили «не увлекаться» этим делом, хотя о правонарушениях мы узнали именно посредством театра. В этом году мы приглашаем на наши представления представителей акимата, дабы они увидели, что у нас нет цели кого-то спровоцировать, раскачать ситуацию и т.п. В результате представители власти стали встречаться с людьми и сдвигать с мертвой точки какие-то проблемы. И хорошо, что через творческие методы это происходит. У нас уже есть особый перформанс «Тастак», который является выжимкой из всех этих историй, которые нам рассказали за эти два года.

 

 

ЛИТЕР-Неделя: Как народ принимает такое новшество? Ведь у жителей микрорайонов репутация довольно консервативных людей.

 

А.Н.: В прошлом сезоне были определенные сложности, связанные с тем, что у нас нет казахскоязычных специалистов. Очень многие казахскоязычные граждане плохо владеют русским языком. И, работая только на русском, мы поняли, что отсекаем довольно большой пласт зрителей и людей, которые нуждаются в этом проекте. В этом году мы пригласили ребят с «Жас Сахны» и с «КЕЛТА», чтобы они помогли разбавить нам контент, и мы приобрели новую аудиторию. Многие просто стеснялись к нам подойти. Языковой барьер мы хотим по возможности преодолеть. Хотя, признаться честно, казахскоязычных специалистов именно по плейбек-театру у нас нет.

 

ЛИТЕР-Неделя: А что до непосредственно театра? С социальными проблемами более-менее ясно. Но как быть именно с драматическим искусством, ведь опять же известно, что жители микрорайонов намного реже посещают театры.

 

А.Н.: Мы пробовали вводить художественную часть. Но это не возымело того эффекта, как в случае с социальным театром. Если на «социалку» приходило 100 человек, то на «художку» человек 20, которые, мягко говоря, скучали. Действительно, это не самая лучшая площадка для художественных поисков. Приглашали и другие театры. Если это легкий контент, легкий тренинг, то это идет. Если планку художественности ты повышаешь, народ на это не идет. А была задача создать там интересное комьюнити, заинтересованное в театре. Вообще, не хочется никого унижать, говорить, что кто-то больше или меньше разбирается в культуре. Но первокласснику невозможно дать учебник за пятый класс и требовать, чтобы он решил все задачи. Это не значит, что они глупые или плохие. Но людям, которые вечером приходят с работы и хотят перестроить свое внимание, подходит лучше это. Хотя художественные искания нам предлагали почти все театры.

 

ЛИТЕР-Неделя: Расскажите о ваших своеобразных гастролях по городским окраинам.

 

А.Н.: О, это очень интересно! Это напоминает мне настоящий цирк-шапито. Мы едем в отдаленные районы: Алгабас, Карасу. Мы организуем площадки, привозим аппаратуру, встречающая сторона расклеивает объявления, распространяет листовки. В общем, как в допотопные времена! У нас с собой есть диспенсер – практически как самовар! Люди ждут какого-то действа, а их просто сажают рядом с собой, просят рассказать какие-то истории. Потом актеры, как я уже рассказывала, «возвращают» им все это. Реакция довольно интересная. Они же почти ничего не видят у себя на своих окраинах. Поэтому реакция этой публики, наверное, самая живая. Не представляете, сколько детворы нас встречает. Это дорогого стоит.

 

Мы уже осенью хотим поставить это на рельсы и обучить наших ребят основам этого плейбек-театра. И очень надеемся, что осенью мы привезем на мастер-класс основателя этого направления Джо Салласа.

 

Беседовал Константин КОЗЛОВ, Алматы

Тематика:   театр соседей