Главная  /  Статьи  /  Как поссорились Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган

Как поссорились Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган

Марат Елемесов
445
Как поссорились Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган скачать фото
Президент США Дональд Трамп ввел жесткие ограничительные меры против Турции после того, как Анкара отправила за решетку американского пастора

Президент США Дональд Трамп ввел жесткие ограничительные меры против Турции после того, как Анкара пошла на беспрецедентный шаг и отправила за решетку американского пастора Эндрю Брансона, которого турецкие власти обвиняют в терроризме. Лидер США заявил, что никто в мире не имеет права нарушать права американских граждан, а кто это делает, понесет заслуженное наказание. 
 

И оно началось.

 

Введенные США против Турции санкции моментально обрушили турецкую лиру до исторических минимумов. Инвесторы активно покидают турецкий рынок. Эрдоган заявляет о том, что он готов и вовсе отказаться от доллара и даже выйти из НАТО. Однако эксперты убеждены, что пока это лишь громкие заявления. Турецкая экономика настолько зависима от США, что рано или поздно Эрдогану придется искать пути отступления и примирения со Штатами.

 

Тем временем стало известно, что, если американский пастор Энд­рю Брансон не будет отпущен на свободу, против Турции могут ужесточить санкции. Об этом заявил глава Минфина США Стивен Мнучин.

 

– Мы вносим санкции в отношении некоторых членов кабинета министров. У нас есть еще то, что мы планируем сделать, если они не выпустят его быстро, – сказал он.

 

Вашингтон не заплатит ничего Анкаре

Американский лидер в своем Twitter сообщил, что Вашингтон ничего не будет платить Анкаре за освобождение находящегося под домашним арестом в Турции американского пастора Эндрю Брансона, а вместо этого сэкономит на Турции.

 

«Турция использует США в своих интересах в течение многих лет. Они держат под арестом нашего замечательного христианского пастора. Мы ничего не будем платить за освобождение невинного человека, и мы сэкономим на Турции», – написал Трамп.

 

Стоит отметить, что протестанский пастор Эндрю Брансон, проживавший в районе Измира, был арестован в 2017 году по обвинению в связях с запрещенными в Турции Рабочей партией Курдистана и последователями мусульманского проповедника Фетхуллаха Гюлена.

 

7 мая Брансон предстал перед турецким судом и отверг обвинения в террористической деятельности и шпионаже, а 25 июля он был помещен под домашний арест. Прокуратура требует для него 35 лет лишения свободы.

 

В ответ США запретили въезд на свою территорию министрам юстиции и внутренних дел Турции, а также повысили вдвое пошлины на сталь и алюминий из Турции – до 50% и 20% соответственно.

 

Президент Турции Тайип Эрдоган в ответ заявил о бойкоте всей американской электроники и повысил пошлины на товары из США. Но все это имело обратный эффект и сильно сказалось на самочувствии турецкой лиры, которая с начала года потеряла более 40% стоимости.

 

10 августа турецкая лира обновила исторический минимум, установленный в 2001 году, – ее курс обрушился на 18 процентов. Президент Турции призвал граждан продавать доллары и евро, чтобы спасти нацио­нальную валюту. Но, как выяснилось, турки не спешат прислушаться к совету Эрдогана и никакого массового избавления граждан от долларов и евро не наблюдается.

 

Так к чему может привести противостояние Трампа и Эрдогана и как это отразится на турецкой экономике?

 

Настроения стали улучшаться
 

В минувший четверг настроения мировых инвесторов стали все-таки немного улучшаться. Страхи по поводу распространения турецкого кризиса постепенно утихают. Цены на нефть восстанавливаются после падения. Бегство от рисков отступает, а вместе с ним и спрос на доллар. Фондовые площадки сократили потери, благодушно отреагировав на анонс предстоящих торговых переговоров между Вашингтоном и Пекином. Эти сообщения послужили главным катализатором оживления интереса к риску, в дополнение к динамике турецкой лиры, которая восстанавливается на фоне короткого сжатия, заметил руководитель департамента аналитики Global FX Натан Ламберт.

 

Тем не менее, по его словам, на рынке остается много страхов, сом­нений и неопределенности в вопросе торговых войн, Турции и санкций со стороны США. Все это продолжит довлеть над мировыми активами в ближайшее время.

 

Эксперт «Международного финансового центра» Владимир Рожанковский считает, что постановочная атака институциональных спекулянтов на валюты развивающихся рынков быстро закончилась за неимением фундаментальных причин для продолжения. Турецкая лира также прекратила отвесное падение и покинула очень болезненный для турецких потребителей уровень 7+ за доллар.

 

Причем оздоровление ситуации в Турции в рамках восстановления активов глобальных развивающихся рынков происходит на фоне не снижаемого ни на минуту градуса накала политических страстей. Президент Турции Эрдоган призвал нацию «снизить импорт, производить больше качественных товаров для внутреннего потребления, а также отказаться от электронных гаджетов американского производства».

 

Более того, Турция организовала экстренную конференцию министров иностранных дел в Анкаре. По окончании встречи министр иностранных дел России Сергей Лавров провел совместную пресс-конференцию с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу, на которой прозвучало единство мнений почти по всем вопросам повестки дня – от региональных торговых тем и международных вопросов, включая ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке, до нынешнего валютно-финансового кризиса, основанного на политических трениях Анкары и Вашингтона, на что глава МИД Турции заявил, что «действия США подрывают все принципы мировой торговли и подрывают роль доллара в качестве главной международной валюты расчетов». Кроме того, Чавушоглу призвал США вернуться к диалогу, предупредив, что «угрозы и давление в Турции вызовут хаос».

 

Возможно, именно последний фактор сыграл решающую роль в ослаблении страстей вокруг лиры. Потери турецкой валюты хотя по-прежнему значительны, но хорошо, как минимум то, что теперь «виден свет в конце тоннеля». Лира торгуется на уровне 6,57 за доллар. Риски повторных спекулятивных вспышек – которые, впрочем, будут уже быстро выкупаться поднаторевшими в вопросах геополитических спекуляций биржевиками – по-прежнему остается.

 

Валюты на перегреве
 

Руководитель аналитического де­­­­­­­партамента «Международного фи­­­нан­­­сового центра» Роман Блинов заметил, что турецкая лира и российский рубль, вместе с ними единая европейская валюта и британский фунт – всех их объединяет сегодня один простой триггер – курс этих валют к американскому доллару США и санкции. Правда, к Великобритании санкции не применяются, а вот КНР, Иран, Россия и Турция вместе с европейскими производителями стали и не только, имеют общий санкционный налет. И не только налет. Риторика американского президента Дональда Трампа напоминает стрельбу из револьвера на просторах Дикого Запада и прерий штата Техас.

 

Не нравится сталь и машины из Европы – выстрел в сторону европейских производителей стали и автомобилей. Нет нужды в таком количестве товаров из КНР – выстрел в виде торговых пошлин на китайские товары. Иран – объект национальной угрозы – задавим Иран новыми санкциями и разорвем с Исламской Республикой ядерную сделку с их же ядерной программой. И плевать Америке на то, что это международное соглашение и касается оно и Америки так же.

 

Что в сухом остатке?
 

Главная проблема – к чему в итоге это приведет? Сможет ли нер­возность с рынков «санкционных» стран перекинуться на американский фондовый рынок и стать причиной новой волны коррекции и переоценки ценностей на мировом фондовом и валютном рынках, задается вопросом аналитик.

 

По его словам, пока итоги нерадостные для РФ и Турции – национальные валюты этих стран явно не нуждаются в глобальных комментариях и на внутренних валютных рынках если не паника, как в Турции, то как минимум беспокойство, как в РФ.

Единая европейская валюта, испытывая трудности с диалогом о выходе из состава единой Европы, в Англии так же не пользуется популярностью у инвесторов, но к ней присоединился и британский фунт, по причине общего настроя глобальных инвесторов уйти в качество в их привычном понимании. Поэтому все бросились покупать американские доллары в надежде на глобальный прорыв американской экономики и геополитики.

 

– Уже звучат с разных сторон пока робкие заявления о том, что проводимая Америкой внешнеполитическая линия по санкционному давлению и распространению торговых преференций в отношении своих корпораций ставит под сомнение общемировую торговлю в текущем ее контексте. Ситуация может зайти крайне далеко и привести к общему коллапсу, что несомненно приведет к новому кризису, а это уже будет общей угрозой и не укрепит мировое сообщество, – сказал Роман Блинов.

 

Слишком импульсивные лидеры
 

Американский эксперт Джеймс Фриман на страницах The Wall Street Journal отмечает, что повышение Дональдом Трампом пошлин оказало давление на турецкую экономику, но главная проблема заключается в том, что президент Турции Реджеп Эрдоган «гнет» институты страны как ему вздумается. Национальная валюта утратила надежность, потому что денежно-кредитная политика проводится не для удовлетворения нужд потребителей, вкладчиков и инвесторов, а для достижения его политических целей.

 

Что же касается США, Дональд Трамп вытесняет власть из Вашингтона обратно в частную экономику – путем сокращения налогов, введения правил, регулирующих деятельность, и назначения руководителей ведомств и судей, которые верят в ограниченное конституционное правление. Это – крупномасштабный антиавторитаризм, и его результаты с точки зрения процветания США уже весьма ощутимы.

 

Производительность труда в США росла этой весной самыми быстрыми за три с лишним года темпами, что, возможно, является признаком того, что с увеличением инвестиций в бизнес у работников появились инструменты, необходимые для роста объемов производства.

 

Как бы то ни было, но пока ни Турция, ни США не заинтересованы в окончательном разрыве отношений. Постепенное болезненное восстановление турецкой лиры и более примерительные словесные интервенции Вашингтона настраивают на оптимистичный вывод, однако никто не берется предсказать, чем в итоге закончится противостояние двух гигантов мировой политики Дональда Трампа и Реджепа Эрдогана. При этом многие эксперты отмечают импульсивность обоих лидеров, что также осложняет переговорный процесс и возможности поиска выхода из кризиса.

 

Таким образом, турецкий кризис может затянуться, а значит, для лиры наступили не самые простые времена.

 

Марат ЕЛЕМЕСОВ, 
Алматы

Тематика:   ТрампТурцияЭрдоганСША

Смотрите также: