Главная  /  Статьи  /  Горы, помните нас!

Горы, помните нас!

Ольга Нежданова
197
Горы, помните нас! скачать фото
Легенды и были горных окрестностей Алматы

Весна, лето, осень. Наш огромный, сияющий огнями, дымящий трубами и чадящий автомобильными выхлопами город смотрит на горы. А горы снисходительно-молчаливо глядят на него. Поэтому неудивительно, что в списке обязательных к посещению алматинских достопримечательностей почетное место занимают предгорья с их живописными пригорками, горно-лыжными курортами, ущельями и горными гостиницами.
 

Конечно, Заилийский Алатау по высоте вряд ли сравнится с Памиром и Гималаями, а вот Кавказу и даже Альпам конкуренцию составить вполне может. Ведь у нас есть и разнообразные по сложности и неповторимые по красоте вершины, живописные ущелья с бурлящими речками, морены с озерами удивительной красоты, ледники и альпийские луга с их пестрым разнотравьем и неожиданными подарками-родниками. Недаром в Алматы в теплый сезон приезжают альпинисты и туристы не только из разных уголков России, но и из-за рубежа. С недавних пор в городе есть специализированные фирмы, которые могут для любого желающего организовать хоть горную прогулку-треккинг, хоть восхождение на вершину – на европейский манер: с гидом и с предоставлением нужного снаряжения – лишь бы здоровье позволило. А уж до горных ущелий можно добраться легко и быстро даже на обычном городском автобусе.

 

 

А потому, не смотря на разн­о­образные «спотычки» и преграды в виде сборов за посещение горных ущелий, люди летом в хорошую погоду частенько отправляются отдохнуть на полянах у горных речек. Но горы, ласковые и зеленые, могут быть и грозными. И видят иногда туристы и альпинисты на камнях и скалах напоминания о судьбах тех, чьи жизни оборвались в этих красивых местах.

 

Из истории с географией
Наши горы хоть и считаются исследованными, но остаются дикими и необустроенными. Хорошая горная дорога с асфальтовым покрытием, с ограждениями и катафотами имеется лишь в Малоалматинском ущелье. Ведет она от «Медеу» до «Шымбулака» и заканчивается немного выше известного курорта, у горного отеля «Ворота Туюксу», превращаясь в обычную грунтовку, разбиваемую камнепадами и лавинами. В Большом Алматинском ущелье нормальный асфальт кончается на развилке, где оно превращается в два – Озерное и Проходное. В Проходном дорога как таковая заканчивается у санатория «Алма-­Арасан», а в Озерном – немного ниже серпантина, ведущего на Большое Алматинское озеро. А в Левом Талгаре никаких дорог нет. В Каргалинском ущелье – а где оно, это ущелье?!

 

 

Так и получается, что в верховья самых известных ущелий с их знаменитыми и «зачетными» для альпинистов вершинами можно добраться только по грунтовым дорогам да по горным тропам, известным только опытным альпинистам, туристам и горноспасателям.

 

Вот они-то и знают, что случилось с теми, кому посвящены мемориальные таблички на камнях и скалах. Истории эти грустные, иногда поучительные, иногда просто невыразимо печальные. Теперь мало кто знает, почему Алешкин мост в Проходном ущелье получил такое название. И, говорят, даже даты на табличке, что имеется на большом сером камне на противоположном от тропы берегу реки Проходной, не совсем верны.

 

Вот что рассказывал об этом случае Владимир Абалаков, инструктор, работавший на горно-лыжной базе «Динамо» в 1980–90-х годах: «Видите ли, случай-то с этим Алешей Молчановым получился глупейший. Пошли пионеры в поход, собирались зайти на Большой Алматинский. Тут, у поворота на перевал Жусалы-Кезень, давно два бревнышка перекинуты были. Перешли реку, отдохнули. Надо дальше идти, а воду здесь набирают, дальше воды-то нет. Алеша пошел за водой, да и поскользнулся с камня, упал в речку. Течение тут бурное, река быстрая. Еле вытащили – то ли захлебнулся, то ли головой о камень ударился. И не стало Алешки. Хороший парень был. Поэтому назвали мостик Алешкиным. А потом и табличку на камень прикрепили, чтоб помнили Алешу».

 

 

 На вопрос, зачем пионеры реку переходили и что с датами на табличках не так, Абалаков только головой качнул: «Кто помнит, тот помнит – раньше тропа по другому берегу шла, да не так давно обвалилась. А даты... Вон возраст его посчитайте – 25 лет получается. А я-то и другие ребята знаем – пионер он был, мальчишка лет 15».

 

Еще одна загадочная табличка есть совсем в другом ущелье, точнее – в районе морены ледника Богдановича. Там, на скале одного из отрогов пика Абая, на высоте в два человеческих роста закреплена стальная мемориальная табличка – «Юрий Кока» и даты. Кто он и что с ним случилось, знают сегодня только ветераны альпинистского клуба СКА-12, участвовавшие в поисково-спасательных операциях в горах. Один из альпинистов СКА-12 и рассказал об этом случае: «А это Кока, он с вершины Школьник сорвался. Там обходить жандарм надо, чуть зазевался, перепутал поворот и выходишь на такие отвесы, где без страховки не пройти. И назад невозможно повернуть. А кто веревку и крючья на маршрут 1а тащит? Вот там он и упал».

 

Такая вот полузабытая история из разряда «горы ошибок не прощают». Обидно то, что этот самый Школьник – вершина небольшая, всего 3590 м, несложная. И названа-то она так за свою «незамысловатость» – мол, доступна даже школьникам. Однако значок «Альпинист СССР» за восхождение на нее давали. А впервые альпинисты взошли на нее в 1937 году.

 

 

Сама же морена ледника Богдановича относится к ущелью Левого Талгара, но попадают на нее из Малоалматинского ущелья. Лежит она к югу от Талгарского перевала и именно с нее начинаются подходы для восхождений на вершины Чкалова 

 

(3890 м), Физкультурник (4068 м), Нурсултан (прежде – Комсомола) (4376 м), Карлытау (4100 м), Абая (4010 м), Школьник (3590 м). Морена эта очень протяженная, старая, камни ее лежат прочно, а от Талгарского перевала по направлению к Комсомольскому перевалу ведет хорошо утоптанная тропа, именуемая «проспект». Еще почти посередине этого каменного поля торчит островерхая, сильно разрушенная скала-останец, названная каким-то шутником – Пуп Веры Ивановны, в честь В. И. Степановой, алматинской альпинистки, тренера, мастера спорта по альпинизму и автора книг «По Заилийскому Алатау», содержащих подробное описание маршрутов восхождений на все значимые вершины наших гор.

 

А именем еще одного знаменитого альпиниста назван большой серый камень в самом начале подъема на морену – камень (Виктора) Зимина. Место там хорошее, защищенное от ветра, растет мягкая травка и есть родник. Там любили ставить лагерь туристы и альпинисты, шедшие через Комсомольский перевал или на вершины Абая, Нурсултан.

 

Такой вот горный перекресток и место притяжения.

 

Про моря и про «Маяк»

Малоалматинское ущелье недаром считается самым известным и интересным в наших горах. Именно в нем расположены кузница конькобежных рекордов высокогорный каток «Медеу», знаменитый лыжный курорт «Шымбулак», а в его верховьях – самые известные вершины наших гор – Иглы Туюксу, Партизан, Орджоникидзе. И пик Маяковского. Еще одна точка притяжения. И не даром – с него начинается один из самых сложных, признаваемых альпинистами всего мира траверсный маршрут «Подкова Туюксу». Оценивается этот траверс, включающий четыре вершины: Маяковского (4208 м) – Орджоникидзе (4410 м) – Партизан (4390 м) – Иглы Туюксу (4213 м) – 4б категорией трудности. Некоторые мастера добавляют еще четыре вершины, лежащие дальше к востоку, но их прохождение на общую сложность маршрута не влияет. И без того 4б – это сложные скалы, технические трудности на всем маршруте плюс наледи, снежники и карнизы. Проходят траверс не менее чем за трое суток и только в хорошую погоду, поскольку ухудшение видимости может сделать маршрут непроходимым, и тогда любая ошибка будет стоить альпинистам жизни. Хотя этот траверс впервые был пройден в далеком 1945 году инструкторами альплагеря «Горельник», его до сих пор проходят наши и зарубежные горовосходители. Часто – в ходе подготовки к штурмам гималайских вершин.

 

 

Вообще, Малоалматинское ущелье богато на сложные и красивые вершины высотой более 4000 м. Есть среди них и довольно простые по категорийности, есть и очень сложные. Но особой популярностью у восходителей из всех пиков, возвышающихся над ледником Туюксу, пользуется пик Маяковского. Впервые альпинисты побывали на нем в 1940 г. И с тех пор, ну, может, несколько позже, в Алматы заработал своеобразный клуб восходителей на «Маяк». В течение какого-то десятка лет на эту вершину были проложены маршруты буквально со всех сторон света: по западному гребню и северному ребру (самый простой, 3а категории), с юга (3б), по северо-западной стене (4б), по юго-восточной стене (4а), по восточной стене (4а) и по западной стене (3б). Как видно – вершина не самая простая. И почему-то служит (или, дай Бог, служила) несказанным магнитом для смелых и любителей рискнуть.

 

На «Маяк» все идут и идут альпинисты – профессионалы и любители. С профи ясно – с «Маяка» начинается Подкова Туюксу. А любителям – престижно. И очень страшно и нер­вотрепно – для спасателей. Дело в том, что это одна из вершин, имеющих чрезвычайно дурную репутацию. Первая – пик Благовещения (бывший Безбожник), затем – «Маяк» и, как ни странно, пик Абая. Пик Благовещения находится в районе пика Талгар и по высоте немного недотягивает до 5000 м. А вот Абая и Маяковского и поближе, и пониже, но свою дань смертельных случаев собирали регулярно. И причина – не столько в сложности маршрутов, сколько в «норове» этих гор. Как известно, пик Абая состоит из мягких, выветренных пород, и скалы его очень ненадежны: от небольшого усилия может обрушиться глыба размером 2х3 м. То же самое касается «Маяка». Его рыжие скалы плохо держат крючья, расщелины и зацепки в них ненадежны. И потому в теплый сезон – камнепады и в начале лета (апрель-май) и лавины – уносят много жизней. Лет тридцать назад был случай, когда при восхождении по северо-западной стене из двоих альпинистов уцелел один – падающий камень перебил сразу две страховочные веревки и сбросил вниз его напарника. Оставшемуся пришлось провисеть на скале в ожидании помощи около суток...

 

 

И есть рядом, в начале подхода к пику Маяковского, огромный, одиноко стоящий черный камень. Это своеобразный мемориал, посвященный тем, кто отдал свои жизни «Маяку». Причины разные – лавина, камнепад, срыв. Хотелось бы, чтобы число табличек там не увеличивалось. Впрочем, иногда таблички исчезают. Буквально до начала 1990-х годов большой камень в начале тропы, ведущей на ледник Туюксу, именовался Светкиным камнем – по табличке в память о некой Светлане Сидельниковой. Кто она была, когда и от чего погибла – теперь и гадать бессмысленно: таблички больше нет. Так окончательно уходят люди и исчезает сама память о них.

 

Горы зовут, манят, притягивают. Тот, кто услышал их зов, вдохнул разреженный воздух, хоть раз взглянул с высоты вершины на величественные горные ландшафты, будет приходить к ним снова и снова. Мужчинам, а иногда и женщинам, так хочется побороться, испробовать свои силы в «сражении» один на один – с горой и с собой. Но часто цена победы или даже попытки бывает очень велика. Хотя, наверное, прав Владимир Высоцкий: «Лучше уж так, чем от водки и от простуд». И пусть будут альпиниады, восхождения с гидами и «супертренировки» по сложнейшим вершинам. Лишь бы не прибавлялось табличек на Мемориале погибшим альпинистам (в этом же ущелье, немного выше бывшего альплагеря «Эдельвейс») и просто на скалах. И все это – повести о мужестве и дерзании. Такой чистосердечный, бесхитростный призыв: «Помните нас, горы и люди!»

 

А в Гималаях таких табличек на скалах нет. Там складывают пирамидки-ступы из камней и перед восхождением приносят в жертву духам немного муки и масла. И, наверное, духи и боги помогают...

 

Ольга НЕЖДАНОВА, 

Алматы

Тематика:   Алматыгоры

Смотрите также: