Главная  /  Статьи  /  Последний удар наставника

Последний удар наставника

Алим Анапьянов
89
Последний удар наставника скачать фото
Известный кайратовец шестидесятых годов прошлого столетия Юрий Акимов всю жизнь посвятил футболу

После завершения спортивной карьеры тренировал детей, даже умер на футбольном поле. 38 лет тому назад прямо во время игры у него остановилось сердце.


Это случилось весной 1980 года в городе Джалалабаде, что в соседнем Кыргызстане. Тренеры алматинского спортинтерната Юрий Георгиевич Акимов и Борис Брониславович Лях на весенних каникулах повезли своих подопечных на турнир. Соревнования уже закончились, и казахстанцы решили сыграть товарищеский матч с одной из местных команд. Так как в составе не хватало одного игрока, Акимов тоже вышел на поле. В одном из моментов он выбил мяч от своих ворот и, схватившись за сердце, упал. Но до больницы его не довезли. Наставник скончался. Ему было всего 37 лет.
– Для меня это было громом среди ясного неба, – рассказывала его супруга Тамара Ивановна Акимова. – Уехал здоровым, а привезли уже в гробу. У него футбол всегда был на первом месте. Все свое время посвящал игре. Помню, как он вел альбом на каждого своего воспитанника. Записывал туда все, что связано с игрой, вносил изменения.


И такая творческая личность не могла не достичь высоких результатов. Двое его подопечных играли в юношеской сборной СССР. Это Сергей Пасько и Фанас Салимов. Позже они были призваны защищать честь республики в составе «Кайрата».


Любовь пришла весной


Юрий – уроженец Сухуми, приехал в Алма-Ату поступать в железнодорожный техникум. Не сложилось, и он был вынужден пойти учиться в 8-й класс в СШ № 17. В одном классе с ним оказалась и будущая его супруга – бойкая Тамара Миронова. Но дружить они стали только через год.


Юра понравился девушке своим покладистым характером, активным образом жизни. Он так увлекся футболом, что все свое свободное время посвящал этой игре. Тамара гордилась, что ее парень играет за сборную школьников Казахстана. Вместе они радовались тому, что Юра попал в группу подготовки «Кайрата». Тренировал ее небезызвестный Владимир Котляров. Через год в 1962 году юный футболист был зачислен в дубль легендарной команды. И практически до 1968 года выступал в составе алма-атинской команды.


– Это был универсальный футболист, – вспоминает ветеран «Кайрата» Диас Омаров. – Мог сыграть и как диспетчер, и как разрушитель. Помню его гол, забитый ударом через себя, ножницами в одной игре за дубль. Об этом даже «Казахстанская правда» писала. На поле он боец, а в жизни скромный парень. Его любили практически все тренеры, поэтому Акимов целых семь сезонов играл за главную команду республики.


Горько, горько…


– В 1966 году мы поженились, – продолжала рассказывать супруга Юрия Акимова – Свадьба была скромной. Приехали на торжество его дед с бабушкой, мои родственники. Посидели, отметили и поехали к Каминским. А там Алла, жена игрока «Кайрата» Станислава Францевича, такой стол накрыла! До сих пор помню тот вечер. Тогда немногие футболисты были женаты. Но кто обзавелся семьей, получал моральную поддержку от тех, кто уже свил свое гнездышко. Это мы почувствовали. Любой праздник отмечали вместе. Мы посещали и матчи своих мужей. У нас даже своя ложа на трибуне была. Радовались победам, переживали неудачи.


В 1968 году Юрий Акимов выступал за «Шахтер», потом проходил срочную службу в армии. Играл за СКА (Алма-Ата). Трудовую деятельность как тренер начал в Павлодаре, затем был Кокчетав. А потом вернулся в Алма-Ату и стал тренировать детей. Он относится к числу первых тренеров созданного в 1978 году спортивного интерната.


– Эта история требует отдельного разговора, – рассказывал Талгат Альмуханбетович Нурмуханбетов, работавший в те годы в Федерации футбола Казахстана. – Я сам пробивал этот вопрос в Москве. Но сначала заартачились в Министерстве образования Казахской ССР. И все же приказ с центра пришел и в спортивную школу, что находилась на Тимирязева – Байзакова.

 

Нам дали 47 мест и три ставки тренера. Я пригласил на работу Сергея Прокопьевича Квочкина и Валерия Владимировича Малыгина. Когда уехал набирать контингент учащихся по республике, они уволились по разным причинам. Квочкина, например, пригласили тренировать в команду мастеров.

 

Мне пришлось заново искать наставников. Как раз освободили из кокчетавской команды Владимира Кисилева, бывшего кайратовца. И я, поговорив с ним, получил «добро». Но он поставил условие: буду работать, если придешь старшим на отделение именно ты. Я тогда обратился к руководителю федерации Владимиру Давыдовичу Толчинскому. Он ни в какую не хотел меня отпускать. Но я решил идти до конца, и с третьей попытки мне подписали заявление. Теперь нужно было искать третьего наставника. И мой выбор пал на Акимова. Приезжаю к нему домой, а его нет. Жена говорит, что он на рыбалке. Передал Тамаре Ивановне, чтобы позвонил. Рано утром, семи еще не было, звонит Юра.


– Альмуханбетович, ты меня искал?
– Искал. Тут такое дело. Пойдешь работать в интернат?
– А кто еще там будет тренером?
– Кисель…


Юрий Георгиевич обрадовался – они хорошие друзья еще по «Кайрату». И свое согласие дал сразу. Это учебное заведение было последним трудовым оплотом Юрия Георгиевича Акимова. Его уважали в коллективе, а подопечные любили. Он никогда никого не оскорблял, не обижал, относился к детям, как к своим родным.


Новый оборот


Хорошим другом Юрия Акимова был Виктор Абгольц. Они впервые встретились на Всесоюзной спартакиаде школьников (1959-й год) в Ташкенте. Оба выступали за сборную Казахстана. Юра был немногословным, но в то же время надежным игроком.


– Мы с ним даже успели познакомиться поближе, – рассказал незадолго до смерти Виктор Алексеевич Абгольц. – Уже тогда мое сердце приняло Юру, как родственную душу. И я чувствовал, что рано или поздно мы встретимся. Так и случилось в 1964 году, когда меня пригласили в «Кайрат». Юра Акимов уже играл в команде, и наша дружба приняла новый оборот, мы стали общаться. После второго моего прихода в «Кайрат» стали дружить уже семьями и эту дружбу пронесли через всю жизнь. Когда он скончался, было не по себе. Я и Хаби Атаханович Иманбаев поехали в Киргизию и привезли Юрия в Алма-Ату. Похоронен он здесь.


– Какие интересные моменты жизни Акимова вы вспомните? – спросили мы тогда. И Виктор Алексеевич рассказал анекдотичный случай.


– Было это на базе «Кайрата». К нам приехал играть знаменитый спартаковец Сергей Рожков. После ужина собрались в одном из номеров и стали играть в преферанс. Мы тогда не знали, что Рожков заикается. Сидим играем.


– Ч-ч-черви, – выдавил Рожков.


Кто-то сыграл в «пас». Картежники знают, что это такое. И очередь подошла до Акимова, тоже заики. Юрка тоже: «Б-б-б-у-б-б-би!»


Рожков рассвирепел. Подумал, что тот его передразнивает. Соскочил с места и схватил за грудки Акимова.


– Ттт-ы ч-ч-то д-д-д-д-разниш-ш-шься?


– Я н-н-не д-д-д-дразнил… 


И тут мы вмешались. Объяснили Сергею, что Юра тоже заикается. Потом долго смеялись. И даже вспоминали это на посиделках.


Полосы белые, полосы черные


В жизни бывает всякое – и плохое, и хорошее. Виктор Алексеевич Абгольц как-то в разговоре отметил, что судьба порой просто экзаменует на прочность любого человека. И в его жизни тоже не раз случались черные полосы. Он терял и родителей, и родственников, хоронил друзей. А вот смерть Юрия Георгиевича Акимова его потрясла. Он долго не мог прийти в себя. А через пару десятков лет тяжелым ударом стала смерть жены, с которой он прожил более тридцати лет. На душе было тоскливо и даже время не могло вылечить. Хорошо, что есть близкие люди, которые подставили плечо в трудные годы. Одним из таких людей стала жена Акимова Тамара Ивановна. Она приходила, помогала, поддерживала. А потом они решили вместе коротать старость. Два года назад Тамара Ивановна похоронила и Виктора Алексеевича.


Алим АНАПЬЯНОВ, 
Алматы

 

Тематика:   Казахстанспорт

Смотрите также: