Главная  /  Статьи  /  Самал ЕСЛЯМОВА: «Когда я скучаю по Казахстану, мне снится Аралагаш»

Самал ЕСЛЯМОВА: «Когда я скучаю по Казахстану, мне снится Аралагаш»

Зауре Жумалиева
1054
Самал ЕСЛЯМОВА: «Когда я скучаю по Казахстану,  мне снится Аралагаш» скачать фото
Несомненно, открытием прошлого года лучшая актриса года по итогам 71-Каннского фестиваля, заслуженный деятель Казахстана, получившая недавно из рук Президента высокую награду, Самал Еслямова.

Она провела в кругу семьи праздничные дни и насладилась обществом любимых людей. О том, как она встретилась с Президентом Казахстана, какие съемки ей предстоят в феврале 2019 года и многом другом Самал рассказала в эксклюзивном интервью газете «Литер».

 

Мне посчастливилось сидеть за одним столом вместе с Елбасы
 

– Самал, мы все с нетерпением ждем премьеры фильма «Айка». Когда, наконец, он появится в широком прокате?
 

– Возможно, премьера фильма состоится в феврале. Насчет широкого проката не знаю. Это авторская картина, не вестерн и некоммерческий фильм. Такие картины обычно показывают для небольшой аудитории. Потому что зрителей авторских картин меньше, чем зрителей блокбастеров. Молодежь больше любит коммерческие картины.

 

– Этот фильм номинирован на «Оскар»?
 

– Он попал в шорт-лист американской киноакадемии от Казахстана.

 

– Мы желаем вам победы. Тем более, что ваши мечты, как выяснилось, сбываются. Когда вы получали награду из рук Президента Казахстана, вы сказали, что с детства мечтали его увидеть…
 

– Мне кажется, что каждый житель нашей страны думает, как здорово было бы увидеть Президента. Мне всегда этого хотелось, но как-то не получалось. Когда он пожелал мне удачи и всего наилучшего, я поблагодарила его и призналась, что с детства мечтала его увидеть. Он улыбнулся.

 

– Редко кто может похвалиться, что ужинал с Президентом. Что подают к столу на приеме у Главы государства?
 

– Там бешбармак был, рыба. Я очень люблю бешбармак и когда я не в Казахстане, я очень скучаю по нему. Все было очень вкусно. На приеме были деятели культуры, послы разных стран. Мне посчастливилось сидеть за одним столом вместе с Елбасы.

 

– Вам будет что рассказать…
 

– Моим внукам (смеется). Да. Осталось родить детей, а потом чтобы они родили мне внуков.

 

– А у вас есть любимый человек?
 

– Вы знаете, я всегда занята, все время – в работе. Но надо задуматься об этом, давно нужно было задуматься…

 

– Вам тяжело было отходить от фильма «Айка». Я читала про актрис, которые играли подобные тяжелые роли, что они доходили до нервного срыва.
 

– Не могу сказать, что это было легко. Но все-таки – это роль в кино. Это как читаешь что-нибудь интересное и веришь читаемому. Но книгу можно закрыть и жить своей жизнью. К тому же у нас на съемках была очень добрая атмосфера. Нас было 15 человек, и за это время мы стали одной семьей. Это прекрасные люди, – фанаты кино, своего дела, нашей картины. Бывали моменты непростые, когда надо было работать, а мы очень уставали. Но интерес сделать эту картину был превыше всего, мы были охвачены этим желанием и это помогало. Так что никаких срывов.

 

Я открыта для всех ролей
 

– Сейчас велик интерес к истории Казахстана. У вас не было предложений сняться в историческом фильме?

 

– Я всегда хотела играть в исторических, военных фильмах. Даже хотела, чтобы в моей жизни, карьере была какая-нибудь мистическая картина из серии «Другие», что-нибудь настоящее, классное. Конечно, мне, как актрисе, интересно все. Если будут снимать фильм про Казахстан, тем более про Северный Казахстан, я бы хотела сняться в таком фильме. В исторической картине довелось играть, хотела бы сейчас сыграть в военном фильме. Но в феврале, даст бог, снимусь.

 

– Это то, о чем уже можно говорить? Что это за фильм?

 

– Это фильм Сергея Бодрова «Калашников» о судьбе гениального конструктора Михаила Калашникова. Вообще уже в декабре должны были быть съемки, но перенесли на февраль. Я буду играть военного человека, женщину в звании капитана. Съемки будут проходить в Казахстане и в России.

 

– В фильме «Айка» вы заявили о себе как драматическая актриса, а вам не хотелось бы сыграть комедию?

 

– Я с удовольствием в театре на нашем курсе играла как раз-таки комедийные роли. Я могла играть возрастные роли, фарсовые. Моя любимая роль – пожилой женщины, бабушки в спектакле «Общество велосипедисток». Помню, я только уволилась и через какое-то время приехала снова в казахский театр в Петропавловск, и нам предложили надеть свои костюмы. Я подошла к своему костюму… это было такое чувство! Как частичка тебя самой. Я с большим трепетом отношусь ко всем своим ролям, и я открыта для всех ролей. Если понравится история, мотивация, драматургия, я, конечно, с удовольствием буду играть.

 

– К «мыльным операм» как относитесь?
 

– Неплохо, кстати. Недавно мне прислали видеопоздравление с наградой актеры из Аргентины. С ними связана интересная история. Меня пригласили в жюри кинофестиваля в Каир. Там было большое жюри из 10 человек, председателем был Билле Аугуст. И мне тогда посчастливилось работать с ним в жюри несколько дней. Там были представители Дании, Бельгии, Ливана, Китая, Туниса, Аргентины… Как-то я вспомнила, как у нас показывали аргентинский сериал в начале 2000-х – «Мануэла». Я сказала, что помню, там был красивый такой актер Габриэль Карадо. Он так удивился, что я его знаю! И вот недавно просыпаюсь и смотрю, он прислал мне поздравление вместе с этим актером. Было так прикольно! Я в детстве смотрела сериал с этим  актером, и теперь он мне видео присылает. Они, кстати, в этом сериале очень хорошо играли. А я хорошо отношусь к профессионально проделанной работе.

 

Не люблю блестящее
 

– Почему не приемлете косметики?
 

– Раньше я всегда думала, что вот начну краситься, когда мне будет 30 лет (улыбается). Потому что мне казалось, что у меня лицо какое-то детское и мне это не пойдет. Не знаю, мне непривычно. Я и в Каннах просила сделать мне легкий макияж.

 

– А наряд для красной ковровой дорожки в Каннах вы как выбирали?
 

– Я хотела, чтобы на мне был казахский костюм с казахскими аксессуарами. Ведь не часто наши казахстанские актрисы ходят по этой дорожке в Каннах. Но у меня совершенно не было времени. Потому что мы картину завершали буквально в последний момент. 18 мая у нас премьера, а мы 12 – еще снимали. И выбор платья занимает много времени. Нужно найти модель, дизайнеров. Мне привезли несколько нарядов, выбрали один. Это наряды от казахстанских дизайнеров: платье в стиле «курак корпе» и жилетка из шелка с войлоком. Второе платье, черное, в котором я была на премьере, предоставлено Францией.

 

– А вы вообще большое значение придаете красивой одежде? Вам нравится наряжаться?
 

– Я очень люблю красивую одежду, и я всегда очень щепетильна в выборе. Если я нашла платье красивое, так радуюсь! Не люблю блестящее, какие-то рюши. Мне важны ткань и крой. И необязательно, чтобы это была брендовая вещь. Главное, чтобы красиво сидело, элегантно.

 

– У вас есть кумиры среди актеров, режиссеров?
 

– Я очень люблю фильмы иранского режиссера Асгара Фархади. Он был в этом году на конкурсе в Каннах только в первый день. Поэтому мы разминулись. Мне очень нравятся его картины. К примеру, «Развод Надера и Симин». Главное в этих картинах – правильная драматургия. Когда начинаешь смотреть, абсолютно веришь этой истории, веришь этим артистам. Когда я смотрю какие-то фильмы, мне очень хочется, чтобы меня по-хорошему обманули, чтоб я поверила, и я радуюсь, когда это происходит. Из актеров мне очень нравится Дастин Хофман, Мерия Стрип, Роберт де Ниро. Из советских – Нонна Мордюкова, Леонов. Почти все нравятся, прекрасные советские актеры.

 

– Как вы восстанавливаетесь после съемок? У вас есть хобби? Может, спортом занимаетесь?
 

– Чувствую, что, пребывая в Казахстане, я интенсивно набираю вес. Тем более, после съемок, когда надо было держать один вес, чуть-чуть расслабилась… и понимаю, что надо бы спортом заняться. Но пока не получается. Съемки обычно долго идут. Десять месяцев примерно один съемочный сезон длится. И остается два месяца, когда просто отдыхаешь, спишь, ходишь в гости. Летом – Ишим.

 

Не стремлюсь к материальным благам
 

– Вас узнают на улицах Петропавловска?

 

– Сейчас уже да, начали узнавать. Зачастую здороваются и просят сфотографироваться вместе. Я к этому нормально отношусь. Просто профессия такая. Если ты хорошо поработал, и твоя работа вышла на экран, тебя неизбежно будут узнавать. Хотя, конечно, для своего Северного Казахстана я хотела бы оставаться обычным жителем, как в детстве пройтись по магазинам (смеется).

 

– А где ваш дом? Ведь вы давно живете в Москве…
 

– В Аралагаше, наверное. Я когда скучаю, мне снится только Аралагаш, Петропавловск никогда не снится, хотя родители давно живут в городе, потому что детство там у меня прошло. Я гражданка Казахстана и никогда не пыталась изменить гражданство, хотя 12-й год я – в Москве. У нас такая профессия: где работа, там и ты. Ты можешь быть и в России, и в Казахстане, и за границей где-нибудь. Но, прежде всего, я казахстанка, я здесь родилась, у меня казахстанский паспорт.

 

– Казахи – очень певучий народ. Ваши родители поют, играют на каких-то инструментах?
 

– Да, поют, конечно. Мама зачастую пела нам русские песни, папа – казахские. Он на домбре играет. По профессии они агрономы. Но моя мама, наверное, могла бы быть педагогом. Она и сестры очень хорошо знают литературу, и мы всегда можем поговорить о литературе. Я спрашиваю, откуда вы все это знаете? Они говорят – со школы. Я удивляюсь, насколько хорошо их тогда учили. И, что интересно, они никогда не допускают ни одной орфографической ошибки.

 

– Родители, наверное, гордятся вами?
 

– Я думаю, что им приятно. Они, конечно, радуются моим победам. Но у нас такая семья, где это делают тихо. Моя бабушка с маминой стороны прожила 80 лет, увидела всех внуков от всех своих детей, а последнего внука своего назвала Канагат. Это слово на казахском означает удовлетворение, довольство, когда больше уже ничего не надо. Когда она заболела и слегла, собралась вся родня, и она сказала, что она абсолютно счастливый человек, хотя они всегда очень скромно жили, потому что все ее желания исполнились и она может хоть сейчас уйти. Я помню, как она это говорила. И это действительно показатель того, что такое счастье. Не сказать, что у нее были шикарные шубы или еще что-то такое. Ей не нужно было это, ей нужно было то, что по-человечески важно. И она всех своих детей учила так жить и они нас так научили. Я вот лично сама никогда не стремилась и сейчас не стремлюсь к каким-то материальным благам.

 

Фото: gazeta.ru

Смотрите также: