Главная  /  Статьи  /  Динислам Болатханулы: «Попечительские советы – рычаг воздействия на администрацию школы»

Динислам Болатханулы: «Попечительские советы – рычаг воздействия на администрацию школы»

Ирина Волкова
2513
Динислам Болатханулы:  «Попечительские советы – рычаг воздействия на администрацию школы» скачать фото
Улучшать качество образования в Казахстане намерены с помощью попечительских советов. Точнее, за их счет.

Однако в Павлодаре к предложению Министерства образования и науки РК предоставить родителям рычаги воздействия на администрацию школы отнеслись с прохладцей. Особенно к той ее части, которая касается открытия попечительских банковских счетов, делающих процесс родительского участия в жизни школы настолько прозрачным, что пригласить голливудского Деда Мороза на новогодний утренник детям уже не получится. 


О голливудском Деде Морозе, как о возможной причине родительского непринятия министерского новшества, о дополнительных занятиях в детских садах, которые не могут быть бесплатными, о моде на богатство, как свидетельство трудолюбия, – в эксклюзивном интервью газете «Литер» рассказал руководитель управления образования Павлодарской области Динислам Болатханулы.

 

Каждой сестре по сережке
 

Этого интервью могло бы и не быть, если бы главный педагог Павлодарской области не являлся активным пользователем соцсетей и не просматривал все республиканские новостные сайты. В том числе и LITER. kz. Руководителя образования региона привлек разговор журналиста с главой департамента Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Павлодарской области Адильбеком Мукашевым, где речь шла о том, почему, несмотря на многомиллиардное финансирование сферы образования, павлодарские родители продолжают снабжать учреждения образования, особенно дошкольные, мыломойкой, канцтоварами, игрушками, стройматериалами. Динислам Болатханулы тоже захотел высказаться по этому поводу и объяснить ситуацию, что называется, изнутри.


– Да, согласен, сумма в 63,8 миллиарда тенге действительно кажется внушительной, – начал он наш разговор. – Но лишь до тех пор, пока она неделима на статьи расходов. Когда же дело доходит до распределения финансов, то картина кардинально меняется. Львиная доля этих денег – 74 процента или 47 миллиардов тенге в год – уходит на заработную плату работников образования. Далее нужно заплатить по коммунальным платежам, за услугу льготного проезда, выплатить стипендии учащимся, приобрести учебники.

 

Немаленькие затраты идут на социальную сферу: фонд всеобуча, питание детей из социально уязвимых слоев населения, обмундирование, летний отдых. В этой же сумме заложен и государственный образовательный заказ в негосударственных учреждениях образования. Таким образом, текущие нужды детских садов, школ и колледжей финансируются по остаточному принципу. Это всего около двух процентов от общего бюджета. А в денежном эквиваленте миллиард двести тысяч тенге.

 

Разделите эту сумму на 643 организации, которые находятся в системе образования области, учитывая при этом, что текущие нужды – понятие довольно объемное. Сюда входят и канцелярские принадлежности, и хозяйственные товары, и учебно-наглядные пособия, и спортинвентарь, и текущий ремонт зданий, и проведение школьных олимпиад. По нормативам на все вышеперечисленное требуется около 5 миллиардов тенге в год. В бюджете области предусмотрена лишь одна третья часть этих денег. Поэтому школы и детские сады действительно остро нуждаются в тех же игрушках или канцелярских принадлежностях.

 

Но это вовсе не значит, что допустим принудительный сбор родительских средств. Соответствующие приказы изданы и в управлении, и в отделах образования области. За принудительные сборы средств на проведение ремонта, мебели, оборудования, аттестации, праздников несут ответственность непосредственно руководители подведомственных организаций. Но это не значит, что и общественность не должна помогать школам или детским садам.

 

С Голливудским размахом…

 

– Какая-то двоякая ситуация получается…
 

– Речь идет о запрете на принудительный сбор средств с родителей. Но в сфере образования испокон веков были меценаты. Первый в казахской литературе роман Мыржакыпа Дулатова «Несчастная Жамал» был написан благодаря биям, которые решили увековечить в истории байгу, по тем временам сверхкреативное мероприятие, объявили конкурс на лучший роман.

 

В истории Павлодара тоже есть такой пример. Одну из местных школ, имеющую столетнюю историю, открыли купцы для своих детей. К сожалению, мы потеряли культуру меценатства. Ее и пытаются возродить с прошлого года в нашем родном министерстве, утвердив типовые правила организации работы попечительского совета.

 

В рамках этой инициативы прописано и открытие специальных банковских счетов, на которые все желающие, будь то родители или состоятельные выпускники школы, могли бы перечислять свои благотворительные взносы. И знаете, кто выступил ярым противником министерского новшества? Сами родительские комитеты!

 

Я все думал, почему. Ответ пришел во время дружеской беседы с другом. Мы сидим, пьем чай, разговариваем и вдруг он заводит разговор о школе, в которой учится его ребенок. Не с какой-то определенной целью, а просто для того, чтобы поделиться своими рассуждениями. Правда, я не сразу сообразил, к чему он клонит. А речь шла о том, что родительский комитет этого учебного заведения собрал с каждого ученика по две тысячи тенге на Деда Мороза и Снегурочку. Родители, конечно, требуемую сумму собрали. «Ну и в чем проблема?» – спрашиваю я.  А друг мой бизнесмен, который умеет считать деньги. И вот он резюмирует: «Понимаешь, в нашей школе обучается более тысячи человек. Я тут калькуляцию произвел. Родительский комитет собрал на новогоднее поздравление детей более двух миллионов тенге. Это какой-то голливудский Дед Мороз прямо получается!»


И тут меня осенило! Вот, на мой взгляд, одна из вероятных причин того, почему родительские комитеты не хотят перечислять взносы на счета! Я никого ни в чем не хочу обвинять, но факты говорят сами за себя. Да, мне могут возразить, что, если разделить эти деньги на класс, сумма получается не такая уж и большая. Но новогодние праздники не в каждом же отдельном классе проходят, а в целом по школе! Сколько стоит Дед Мороз? Сорок, пусть пятьдесят тысяч тенге, плюс еще столько же можно приплюсовать за выступление каких-то других сказочных персонажей. Итого мы имеем 100-150 тысяч тенге, которые нужно отдать приглашенным аниматорам. Но не два же миллиона!

 

Контрольные счета наличности благотворительной помощи, открываемые попечительскими советами, исключают даже возможность вести дела непрозрачно. В конце года ответственные отчитываются за каждый тиын, снятый с банковского счета. Не потому ли, когда мы начинаем говорить о необходимости накапливать спонсорские деньги родителей на счетах, находятся тысячи причин, чтобы этого не делать?

 

Не верю!

 

– То есть павлодарским школам в плане открытия контрольных счетов наличности благотворительной помощи похвастать особо нечем? Также как и показательной работой попечительских советов?
 

– Попечительские советы у нас есть как в школах, так и в организациях технического и профессионального образования. Всего в регионе сегодня насчитывается 411 попечительских советов. Банковские счета для благотворительной помощи открыты в 367 учреждениях образования. Но я хочу быть откровенным, пока это все есть лишь только на бумагах. Да, мои коллеги отчитываются, что создали определенное количество попечительсих советов, открыли столько-то банковских счетов для более прозрачной процедуры сбора средств.


Но помните Станиславского? Точнее, его крылатое: «Не верю!» Точно также и я не верю тем отчетам, которые мне предоставляют. Почему? Потому что я не вижу обратной реакции из общества. Я оцениваю свою работу и работу своих учителей именно по этому индикатору. Поэтому очень активно сижу в соцсетях, внимательно слежу за комментариями и читаю все сайты. Так вот до сих пор я не увидел ни одного мессенджа, подтверждающего действительную работу попечительских советов. Сегодня же любое достижение, даже самое, казалось бы, незначительное, тут же становится достоянием общественности. Но ни один из родителей не поделился переменами, произошедшими в школе в виду деятельности попечительских советов. Из этого я делаю вывод, что их просто нет. И вот это, на мой взгляд, и есть более реальная картина, чем та, которую показывают мне на бумаге.

 

– Не опасаетесь того, что исполнять роль Станиславского придется еще очень долго?
 

– Скажу так: в первую очередь, изменить свое сознание должны родители. Мы не должны быть иждивенцами и жить по принципу: «Куда смотрит акимат?» Если вы, условно говоря, не в состоянии у себя в подъезде поменять лампочку, то это проблема не акимата. Это проблема той площадки, тех четырех квартировладельцев, которые не могут собраться и вместе ее решить.

 

Всегда в таких ситуациях вспоминаю Конфуция, который говорил: «Самая главная задача государства – не мешать». Задача государства – убрать все барьеры, мешающие развитию общества. А мы привыкли к тому, что кто-то вместо нас придет и заменит нам лампочку в подъезде. И детям нужно на собственном примере показывать, что нужно жить по-другому. Нужно прививать им другие ценности, нужно учить их трудолюбию, но не тому, которое было в Советском Союзе, когда у людей было все одинаковое от сервантов до костюмов, а трудолюбию, нацеленному конкретно на результат.

 

К сожалению, прежняя система не научила нас пользоваться благами от своего труда. Кто не работал, жил точно так же, как тот, который и день, и ночь трудился, как вол. В моем понимании – это неправильно. Я считаю, что бонусы должны быть у того, кто стремится получить качественное образование, кто добросовестно работает, кто хочет быть действительно профессионалом. Пять пальцев – они неодинаковые.

 

Люди не могут быть одинаковыми, каждый из них – это индивидуум. И вот это мы должны объяснить детям. Можно, даже работая слесарем, отлично жить. Как-то, когда я жил в Астане, у меня сломалась газовая плита. Мы пригласили ремонтника. И за полчаса работы он взял с меня семь с половиной тысяч тенге. Это 50 долларов было по тем временам. Я тогда еще, отчетливо помню, подумал: «Надо же, ремонтник за полчаса работы зарабатывает больше, чем я, работая в министерстве!»

 

– Но, может, как раз из-за того, что вы работали в министерстве, он и взял такие деньги?
 

– Нет. Мы были тогда еще молодыми, жили в старенькой хрущевке. Я же не с небес спустился и сразу на все готовое! Все начинали с чего-то. Меня тогда это очень поразило: надо же, я столько лет учился: вуз, магистратура, потом четыре года писал кандидатскую диссертацию, имел несколько работ, чтобы иметь более менее приличный заработок. А тут простой ремонтник за полчаса работы взял с меня больше, чем я зарабатывал за полмесяца в министерстве.

 

Это к тому, что любой труд благороден, независимо от вида, и может достойно оплачиваться, если человек действительно профессионал своего дела. Сегодня стыдно быть небогатым. Сегодня стыдно быть бедным, потому что это значит, что ты не хочешь работать, в том числе и над собой, повышая свою конкурентоспособность как профессионала.

 

Ближе к телу

 

– Но мы говорили (употреблю очень модный термин) о модернизации родительского сознания…
 

– Возвращаясь к разговору о попечительских советах… Я уже говорил, что создание попечительских советов – это очень хороший рычаг воздействия на администрацию школы. По новым правилам, директора школ при своем назначении проходят согласование с попечительским советом. Таким образом, родители косвенно через своих представителей в попечительских советах выбирают директоров школ. Это разве было раньше? Эти правила уже приняты, соответствующие стандарты разработаны.

 

Остались некоторые бюрократические проволочки. Как только они будут устранены, попечительские советы реально почувствуют свою силу. И вот тогда директор будет выбираться не навечно, как сейчас у нас это происходит, а на три года.

 

Если в течение этого времени он не сможет проявить себя как грамотный управленец, то попечительские советы будут решать продлевать его полномочия дальше или нет. То же самое и с финансами. Дальнейшее развитие учебного заведения во многом будет зависеть от активности членов попечительского совета.

 

Скажем, накопили родители с помощью добровольных взносов миллион тенге. И коллегиально решили, что их детям необходимо изучать, к примеру, еще и китайский язык или дополнительно заниматься после уроков хореографией… Вариантов может быть множество. Кстати, о дополнительных секциях.

 

Когда я только заступил на свою должность, изучил состояние дел, то обратил внимание на посещаемость государственных детских садов. Сначала родители из кожи вон лезут, чтобы получить путевки в дошкольное учреждение, а когда их им выдают, детей в сад они не водят. Да, конечно, есть объективные причины в виде больничных. Но при доскональном изучении вопроса выяснилось, что многие родители возят своих детей в различные секции дополнительного образования, по этой причине кто-то приходит в сад позже, а кто-то, наоборот, уходит раньше.

 

А почему те же занятия по рисованию, по хореографии, по английскому или французскому языку, по подготовке к школе не организовать в детском саду? Поэтому в этом году я всем госсадам дал поручение, чтобы они у себя открывали дополнительные платные кружки.

 

– Но мы говорим не о частных детских садах, где родители априори могут позволить себе лишние траты, а о государственном, куда ходят дети из семей с разным уровнем достатка. Один родитель может заплатить, другой – нет. Не закладываем ли мы уже с раннего детства принципы неравенства?
 

– Один из первых вопросов, которые мне задают, когда речь заходит о дополнительных услугах дошкольного образования, почему это все платное. А почему они должны быть бесплатными? Мы же привлекаем дополнительных педагогов, мастеров, которые хотят получать за свою работу деньги. Почему воспитатель должен жить на 50 тысяч тенге в месяц? Это что касается вопроса о платных услугах.

 

А по поводу принципов неравенства, о которых вы говорите, Аллах по уровню мышления изначально создал нас разными. Я всем своим друзьям, родным и знакомым говорю: «Если вы хотите дать своему ребенку хорошее образование, платите!» Эти инвестиции с лихвой окупят себя завтра. Один из хадисов древнего пророка гласит: «Если лучшее знание в Китае, значит, идите в Китай!», учитывая, что по тем временам добраться до Поднебесной было не самым легким делом. Но опять же решающая роль, какие секции дополнительного дошкольного образования открывать, на какой бюджет, приходится на попечительские советы.

 

В обычной школе Астаны…
 

– А вы сами входите в попечительский совет?
 

– Я сам в попечительский совет не вхожу. Но в школе, где учатся мои дети, он есть и очень хорошо работает. В этом году решением попечительского совета родительское участие в жизни школы определили в рамках сорока тысяч тенге.

 

Эти деньги родители могут платить каждый месяц, разделив общую сумму на равные доли, или же сразу, как им удобно. Но мы не отдаем деньги в руки учителю или кому бы то ни было. И учитель не говорит о том, что нужно сдать столько-то на то-то и то-то. Все это родители узнают из объявления, там же есть контакты члена попечительского совета, на всякий случай. Но деньги мы перечисляем на банковский счет, то есть не отдаем какому-нибудь Васе, Коле, Ване... И вместе решаем, на какие цели направлять свои финансы.

 

– И каким образом изменилась в лучшую сторону жизнь в школе?
 

– Во-первых, дополнительно организованы занятия с носителями английского языка. Также за счет родителей наши дети изучают китайский язык, которого до этого в школе не было. Мой ребенок полностью занят с 08.00 и до 18.30. До обеда в школе идут занятия, а после – различные кружки по интересам. У детей, как в Назарбаев Интеллектуальной школе, по два классных руководителя на класс. Один непосредственно занимается академическими вопросами, а второй – организационными, он одевает детей, следит за их правильным питанием, водит на кружки. Кстати, кружки тоже оплачиваются нами. Мой сын занимается на домбре. А кроме этого родители также захотели, чтобы в школе был организован большой теннис.

 

– У вас, наверное, какая-то элитная астанинская школа…
 

– Самая обычная, государственная школа № 81 в Астане. Вот такую школу я хочу создать здесь, в Павлодаре. Но все окружающие мне говорят, что в регионе это не пройдет. Я не согласен. Неужели родители не хотят прозрачно платить деньги и при этом видеть результаты вложенных инвестиций? Ведь это не только развитие их ребенка, но еще и их собственное удобство. Я уже говорил о кружках в детских садах, которые позволяют родителям экономить свое время.

 

Приведу еще один пример. В павлодарских селах есть такая услуга, как развозка детей, для чего централизованно закупаются автобусы. В Астане развозку школьников отдали в аутсорсинг. И наши родители заключили договор с одной из транспортных компаний столицы. За определенную сумму в месяц каждого нашего ребенка утром забирают от подъезда и вечером опять же до подъезда доставляют.

 

Представляете, сколько времени я экономлю! Раньше, когда этой услуги не было, я отвозил детей, пробки, нервы, опоздания на работу… Честно, я с удовольствием заплатил этой компании, которая развозит моих детей в школу. И я начал высыпаться, я не волнуюсь, спокойно работаю, потому что знаю, мой ребенок под присмотром, им занимаются с утра и до вечера, отвезут, привезут. Это же удобства! Почему же мне говорят, что попечительские советы в Павлодаре не приживутся?

 

 

Смотрите также: